Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

То есть даром

О попытках Минкульта забрать у благотворителей безвозмездно розданное имущество

Особняк в Леонтьевском переулке занимали 17 субарендаторов и стриптиз-клуб
Фото: Дмитрий Неумоин / Фотобанк Лори

В течение последних лет Министерство культуры пытается вернуть контроль над подведомственной недвижимостью, которая одно время щедро раздавалась в безвозмездное пользование самым разным общественным организациям. Как оказалось, эти квадратные метры служат сегодня интересам не столько общества, сколько отдельных граждан. «Лента.ру» оценила масштабы «культурной инвентаризации» и попыталась разобраться в методике безвозмездного пользования культурой.

Не было бы счастья...

Наведение порядка с казенной недвижимостью началось вслед за всеобщим сокращением бюджетов. В 2014-м свои расходы пришлось пересмотреть всем министерствам и ведомствам. Минкульт оказался в сложной ситуации. Сокращать и оптимизировать особо некого и нечего — пришлось искать внутренние резервы. Недвижимость — один из главных.

По документам, вся она была при деле. Ничего не пустует, все используется. Тем не менее за полтора года Минкульт провел учет всей подведомственной недвижимости — это почти семь тысяч объектов по всей стране. Как оказалось, далеко не все они использовались рационально. Точнее, прибыль они приносили, но до собственников она не доходила. Затем начался процесс возврата откровенно разбазаренного или просто неэффективно используемого имущества. Служебные квартиры, складские помещения, этажи в зданиях и целые особняки возвращались в казну. Как оказалось, это сложный и болезненный процесс, связанный со множеством судебных разбирательств.

Ведомству, к примеру, с огромным трудом удалось освободить дом 7, строение 1В, в Леонтьевском переулке, которым почти два десятилетия фактически безвозмездно пользовался Фонд народных художественных промыслов России. Вопросом выселения занимался лично министр Владимир Мединский. Помещения в этом здании, общей площадью в две с половиной тысячи квадратных метров, сдавались фондом в субаренду 17 юрлицам. Минкульт этих денег не видел. Да и народным художникам от фонда не особенно перепадало. Зато в подвальных помещениях здания, по словам осведомленного источника, работал стриптиз-клуб.

Арендаторы, привыкшие безвозмездно пользоваться доходной недвижимостью, без боя свои позиции не сдают. На Владимира Мединского и его заместителя Владимира Аристархова, непосредственно курирующего наведение порядка с недвижимостью, посыпались обвинения в рейдерстве и жалобы в различные инстанции.

За Аристархова взялись с особым усердием, обнаружив, что его младший брат, Андрей, возглавляет ОАО «Реставрационные компании» — фирму, работающую по госконтрактам. Предполагаемый конфликт интересов даже стал предметом проверки силовиков, которая, правда, ничего противозаконного в деятельности замминистра не выявила. Однако на фоне скандала в СМИ Андрей Аристархов принял решение уйти в отставку.

Пользователь с мандатом

Источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах рассказал, что здания, подведомственные Минкульту, долгое время были благодатной почвой для всякого рода мошенников. Он нарисовал примерную схему обогащения на безвозмездном пользовании.

«Создается благотворительная организация с каким-нибудь названием, имеющим отношение к культуре, — рассказывает полицейский. — К примеру, "Содействия возрождению народных традиций". Затем следует обработка неких ответственных чиновников в Минкульте. Причем необязательно подкуп, можно и лапши на уши навешать. Испрашивается какое-то якобы простаивающее без дела здание. Разумеется, под договор долгосрочного безвозмездного пользования. И затем помещения в этом здании начинают потихонечку сдаваться в субаренду третьим лицам. Только уже по рыночной стоимости».

Сам фонд в такой схеме остается чисто номинальной структурой, по типу известной по творчеству Ильфа и Петрова конторы «Рога и копыта». У него есть свой сайт, директор, футболки, даже волонтеры. Изредка проводятся некие «благотворительные» мероприятия, типа пикника для волонтеров или же оплачивается издание малым тиражом какой-нибудь книжки. На претензии в части нецелевого использования вверенного имущества такие арендаторы, как правило, реагируют в логике: «лучшая оборона — нападение».

Одним из главных оппонентов ведомства стал депутат Госдумы Александр Агеев. Собственно конфликт начался с попытки расторгнуть договор безвозмездного пользования домом 10, строение 1, по Кадашевскому переулку. Более 500 квадратных метров в этом здании занимает Благотворительный фонд содействия в охране и реконструкции объектов культурного наследия.

Справедливоросс Агеев числился президентом этого фонда и, по данным Минкульта, использует здание в качестве своей приемной.

«Один из самых простых способов отличить липовый фонд от настоящего — это сравнить занимаемую им площадь с объемом работы, которую он ведет, — продолжает источник «Ленты.ру». — К примеру, мы приходим в одну московскую организацию, поддерживающую ветеранов правоохранительных органов: у них всего две комнаты. В маленькой сидит руководство. В другой, побольше, — несколько сотрудников, стеллажи с документацией и письмами, коробки с печатной продукцией и так далее. Фонд этот проводит в среднем одно мероприятие в две недели: спортивные праздники, раздача матпомощи, организация групповых загранпоездок для детей, издание книг — перечислять можно до бесконечности. Все это на 35 квадратных метрах! А за другой организацией числятся сотни квадратов, а "благих" дел неизмеримо меньше».

Фонд в Кадашевском переулке был создан в 2010 году. Его сайт в интернете разыскать не удалось. В новостях за все время он упоминался дважды. В августе 2010-го в его помещении проходил сбор вещей для жителей деревень, пострадавших от лесных пожаров, организованный, к слову, «Справедливой Россией». Второе упоминание о фонде прозвучало на одном из круглых столов по теме Архнадзора. В частности, там говорилось, что «Александр Агеев как президент Благотворительного фонда охраны и должного содержания объектов культурного наследия получает много обращений из регионов — из Вологды, Новосибирска и т.д.».

Вот, пожалуй и все, если не брать в расчет комментарии самого Агеева, которые он давал журналистам, представляясь президентом фонда.

Вернуть дом в Кадашевском переулке министерству пока не удалось. Зато, как говорят в Минкульте, Агеев пожаловался на чиновников правоохранителям и развернул кампанию в СМИ. За аренду здания в самом центре столицы фонд по-прежнему не платит.

О хоровом пении и случайном совпадении

То ли по устаревшим, то ли по новым данным некоторых открытых источников, президентом Благотворительного фонда содействия в охране и реконструкции объектов культурного наследия числится Иванов Григорий Владимирович. Возможно, случайное совпадение, но тот же человек (или его полный тезка) руководит Благотворительным фондом поддержки и развития музыкального образования. У фонда есть работающий сайт, но практически никакой информации о благотворительных и иных мероприятиях с его участием он не содержит. В основном новости о культурных событиях, к которым фонд, судя по сообщениям, отношения не имеет. Это при том что цели и задачи у организации поистине наполеоновские.

Еще одно совпадение. С этой организацией у Минкульта тоже возникли споры за недвижимость. В 2013 году с ней был расторгнут договор о безвозмездном пользовании помещениями подведомственной Минкульту «Росгосэкспертизы» в доме 26-42, строение 1, на Школьной улице. Проверяющие тогда установили, что арендуемые площади фонд передавал в субаренду.

Второй эпизод уходит корнями в год основания фонда — 2008-й. Тогда благотворительной организации передали в безвозмездное пользование дом 4-6, строение 3 и 4, на Большой Грузинской улице. Здания эти были подведомственны Академии хорового искусства имени В.С. Попова (АХИ). В общей сложности фонд получил в пользование около 3000 квадратных метров.

Активная фаза борьбы Минкульта за здания на Большой Грузинской началась в 2015-м. Часть помещений в них, как выяснилось, переоборудовали без соответствующего разрешения.

Осенью того же года из строения 3, насколько известно, выехал филиал сетевого ресторана Beverly Hills Diner. Кому и сколько заведение платило за аренду, установить пока не удалось.

Впрочем, Григорий Иванов рассказывал журналистам, что его фонд проверили вдоль и поперек, не обнаружив серьезных нарушений. И снова совпадение: за организацию перед Минкультом заступился депутат Александр Агеев.

В своих запросах, в частности, в адрес вице-премьера Ольги Голодец Агеев рассказал, как силами и за счет средств добровольцев (!) были отремонтированы здания, предоставленные фонду, и поведал об участии фонда в благотворительном музыкальном проекте для детей «Белый пароход». Фонд, по его словам, оплачивал мероприятия, авиабилеты, аренду водного транспорта и прочее.

Музыкальный фестиваль «Белый пароход» направлен на поддержку детей-​инвалидов, сирот и детей из малообеспеченных семей. Проводится ежегодно с 2005 года. Его победители получают возможность поступить в лучшие музыкальные училища страны, включая АХИ, педагоги которой принимают участие в мероприятии. Присутствие фонда в этом проекте выглядит вполне логично, но, как говорится, есть нюансы.

«На всем протяжении истории фестиваля нас главным образом поддерживал фонд культуры Хабаровского края. Не более того», — заявил «Ленте.ру» один из организаторов проекта «Белый пароход», заместитель председателя Хабаровского краевого благотворительного фонда «Счастливое детство» Евгений Лазаренко. По его словам, у проекта были также жертвователи из числа бизнесменов и российских компаний, но о Фонде поддержки и развития музыкального образования он вообще никогда не слышал.

«Мы сами организуем этот проект от и до, — продолжает Лазаренко. — Сначала в одном фонде, потом перешли в этот. Но организаторы всегда одни и те же. Мы находим деньги на проживание детей во время фестиваля. Раньше это происходило на теплоходе "Василий Поярков", а когда он перестал ходить по Амуру, мы, так сказать, сошли на берег. Оплачиваем проезд и педагогам московским. И здесь все перевозки и организацию питания взяли на себя. У меня есть полный список людей и организаций, оказывавших помощь».

Впрочем, трудно поверить, что депутат пытался ввести в заблуждение вице-премьера и других высокопоставленных госслужащих. Возможно, руководство фонда было не до конца откровенно с Агеевым. Или где-то существует другой благотворительный проект «Белый пароход», которому помогает фонд Иванова, просто информации о нем в интернете почему-то нет.

Кстати, в распоряжении фонда «Счастливое детство», в котором работает Лазаренко, всего 18 квадратных метров, за которые организация регулярно платит арендную плату по рыночной цене.

По словам источника в Минкульте, депутат Агеев уверял, что фонд Иванова занимался улучшением жилищных условий студентов академии, перемещая их из общежития на Большой Грузинской в здание на Аргуновской улице. Здание, как отмечает Агеев, подыскали тоже за счет средств фонда. В министерстве же заметили, что предлагаемые фондом жилые площади на Аргуновской почти в шесть раз меньше, к тому же и так числились за АХИ.

Еще Агеев отметил, что фонд ежемесячно перечисляет академии около 100 тысяч рублей — то есть 1,2 миллиона в год, а еще за пять лет выплатил более 10 миллионов рублей предпринимателям и организациям, оказывавшим услуги АХИ. Возможно, опасаясь утратить эту поддержку, ученый совет Академии в декабре 2015 года высказался за сохранение фондом права на пользование помещениями. Это весьма странно, отмечают в министерстве, так как при оформлении официальной аренды тех же площадей при ставке 22-25 тысяч рублей за метр учреждение получало бы в год примерно 30 миллионов рублей внебюджетного дохода.

Осведомленный источник «Ленты.ру» сообщил, что у фонда налажена связь с заместителем руководителя академии по хозяйственной части. Бескорыстная или нет — неизвестно.

Агеев написал депутатские запросы в различные инстанции (копии имеются в распоряжении редакции), в том числе и в правоохранительные органы, с просьбой разобраться в наличии коррупционной подоплеки в попытках Минкульта навести порядок в «хоровом хозяйстве». При этом в адрес исполняющего обязанности ректора АХИ Алексея Петрова, назначенного в разгар инвентаризации, говорят, уже поступали угрозы.

И снова о совпадениях. Как выяснилось, заботой об объектах культурного наследия, кроме фонда из Кадашевского переулка, занимается еще один фонд с очень похожим названием: Фонд охраны и должного содержания объектов культурного наследия. Он был зарегистрирован осенью 2007 года все тем же Ивановым Григорием Владимировичем. Это событие совпало с важным периодом в жизни Александра Агеева — его избирательной кампанией: в декабре 2007-го он шел на выборы в Госдуму от партии «Справедливая Россия».

«Единственное, что мы можем предпринять в вопросе выселения упорных недобропорядочных пользователей — это обращаться в суд совместно с Росимуществом, — объяснил «Ленте.ру» министр культуры Владимир Мединский. — Проверки силовых ведомств на основании писем из нашего министерства пока не дают должного результата. Хотя в определенных случаях речь идет об умышленном неправомерном использовании государственного имущества, приносящем стране многомиллионный ущерб».

Все в базу

«Амбарные замки» на освобожденное имущество Минкульт не вешает. За 2014 и 2015 годы ведомство Владимира Мединского согласовало передачу в аренду более 35 тысяч квадратных метров. Все эти помещения оформлялись официально, теперь подведомственные учреждения получают с них внебюджетные доходы. Полученные данные занесли в электронную базу. В ведомстве говорят, что это требовалось, в первую очередь, для информационного обмена с Росимуществом. По странному стечению обстоятельств до недавнего времени Минкульт оставался чуть ли не единственным министерством, которое не имело такого ресурса. В ведомстве надеются, что такая инвентаризация поможет усилению контроля за сделками с казенным имуществом.

Попутно велась работа с землей. Вернее, с особо охраняемыми территориями. «Лента.ру» уже публиковала материалы о проблеме застройки зон археологических памятников на примере «Древнего города Радонежа» в Подмосковье. Теперь появились новые правила и регламенты использования таких территорий.

А еще на 49 лет всего за один рубль в год можно арендовать объекты культурного наследия, превратившиеся в руины, с условием проведения работ по сохранению памятников. Только вот кому нужны руины? Ясно, что не тем, кто привык безвозмездно пользоваться добротными особняками.