Новости партнеров

«Хочу оставаться женственной»

Жаклин Биссет о великих режиссерах, кино и секретах хорошей формы

Фото: Francois Durand / Getty Images

В сентябре этого года актриса Жаклин Биссет стала почетной гостьей XIV международного кинофестиваля «Меридианы Тихого». Ее карьера в кино началась в конце шестидесятых, когда актриса работала с такими режиссерами, как Роман Полански и Джордж Кьюкор, Франсуа Трюффо и Сидни Люмет, а ее партнерами были Жан-Поль Бельмондо, Фрэнк Синатра, Питер Селлерс, Жерар Депардье и Марчелло Мастроянни. Жаклин с детства занималась балетом, а по окончании школы начала работать моделью, чтобы оплачивать уроки актерского мастерства. И хотя профессионального актерского образования она так и не получила, — благодаря таланту и красоте создала на экране множество удивительных женских образов: утонченных и ярких, страдающих и забавных. 13 сентября Жаклин Биссет исполнилось 72 года, и во Владивостоке день рождения отметили с танцами, цыганами и огромным тортом.

«Лента.ру»: Когда у вас впервые появилось желание стать актрисой?

Жаклин Биссет: Это довольно забавная история. В 14 лет я начала учить латынь, очень была увлечена этим процессом и донимала своего школьного учителя вопросами, так что однажды он сказал: ты такая активная и разговорчивая — наверное, из тебя получится хорошая актриса. Я удивилась, потому что тогда даже не мечтала об этом. Три года спустя я оказалась в гостях у своих друзей, куда пришел и Роман Полански. И в конце вечера я услышала от него: «Ты явный интроверт, думаю, из тебя могла бы получиться хорошая актриса». И вот тогда и появилась первая робкая мысль — а что, если попробовать?

Какие качества необходимы в этой профессии?

Энтузиазм, страсть и преданность своему делу. Как вы знаете, я училась прямо на съемочной площадке, стараясь сделать свою работу как можно лучше, чтобы не обременять режиссера и партнеров лишними вопросами. Актеру необходима пунктуальность, уважение к тем, кто работает рядом с ним. Вы должны знать текст своей роли наизусть, тут не может быть никаких вариантов, ведь не зная роль, вы подводите не только себя, но и людей на площадке. И еще — несмотря ни на какие трудности, проблемы и обиды, нужно всегда быть благодарным своим учителям и коллегам.

Есть ли у вас кумиры?

Я очень люблю Жанну Моро. И Шарлотту Рэмплинг — с ней меня даже иногда путали в молодости.

Здесь во Владивостоке на вашем вечере показали картину Джорджа Кьюкора «Богатые и знаменитые» 1981 года. Это последний фильм великого классика Голливуда, чем вам запомнилась работа с ним?

О, я волновалась страшно — ведь он работал с Ингрид Бергман, Кэтрин Хепберн, Гретой Гарбо. Знаете, Кьюкор был настоящим диктатором. Некоторые сцены снимались на улицах Нью-Йорка, что, конечно, мешало жителям — то дорогу перегородили, то другие проблемы. И кое-кто даже лез на съемочную площадку выяснять отношения. Тогда Кьюкор — а он огромный был — вставал и очень громко объяснял всем, что они, мягко говоря, неправы. Вообще, у меня с ним были вполне нормальные отношения, но случались и трудные моменты. Например, он требовал от всех актеров бешеного темпа, просто кричал: «Быстрее!» Если кто-то тормозил, он возмущался: «Что это за пауза, за это время поезд проедет?!». И почему-то ему не нравилось снимать эротические сцены — тут он просто мог уйти, сказав нам: «Это современные дела, вам должно быть понятно, как сыграть».

По темпу и ритму «Богатые и знаменитые» — это классическая голливудская комедия, но вообще-то фильм довольно грустный получился, вы не находите?

Знаете, когда мы начинали работу над ним, я думала, что это будет что-то в духе «Осенней сонаты» Бергмана. Хотя наша история, конечно, более динамичная. И да, здесь есть грусть, но все-таки и много смешного тоже. Впоследствии я жаловалась Франсуа Трюффо, что Кьюкор слишком уж превратил все в комедию. И Трюффо сказал: «Что ты хочешь, ведь ему уже 82 года, его не интересует глубина и психология, он хочет сделать веселое кино и посмеяться».

Тогда же вы в первый и последний раз выступили в роли продюсера.

Знаете, кинопроизводство и все эти студийные игры — очень мужское дело, это не для меня. Хотя сейчас все меняется, все больше женщин участвует в этом. Но я тогда сделала свой выбор — поняла, что хочу оставаться женщиной и быть женственной.

Вы хрупкая и изящная, но кажетесь очень сильной. Что воспитало ваш характер?

Характер я унаследовала от отца.

А он имел отношение к кино?

Нет, он был доктор, играл в регби и гольф. И никогда не баловал меня.

Ваша мама — француженка, у вас французская фамилия, и многие считают вас французской актрисой.

Моя мать действительно француженка, но фамилия моя — шотландская и произносится с ударением на первом слоге. По-французски я в молодости говорила в пределах школьной программы, так что свою роль у Трюффо в «Американской ночи» мне просто пришлось выучить наизусть. Но там я играла американку, так что мой акцент не помешал. В фильме «Великолепный», где я снималась с Бельмондо, я тоже говорю с акцентом, но все думают, что это часть игры.

Ваши отношения с русской культурой начались, когда вы познакомились с танцовщиком Александром Годуновым и у вас завязался многолетний роман?

Мои отношения с русской культурой начались гораздо раньше. Во-первых, это русская музыка и балет, я обожаю классический балет. Но главное — одной из самых сильных фигур влияния в моем детстве была именно русская женщина. Она была замужем за англичанином, мы дружили семьями, а ее сын был моим первым бойфрендом, нам тогда было по пять лет. Помню, что Паклуша — мы так ее звали, потому что фамилия ее мужа была Пакли — прекрасно играла на рояле, и дома всегда ходила без обуви, тихо, как кошка. И она нам многое разрешала: мы могли играть с ее платьями, переодеваться, пользоваться косметикой. В ее доме была какая-то удивительная атмосфера всеобщей любви, я помню, там горел камин и пахло вкусной едой. Я всегда хотела, чтобы у меня в доме было так же. Что же до Александра Годунова, то он совсем не стремился ностальгировать или общаться с русскими в Америке, ведь он не для этого уехал.

И вы не говорите по-русски?

Так, знаю несколько слов.

Знакомы ли вы с российским кино?

Конечно, я знаю фильмы Кончаловского, Михалкова, Сергея Бодрова. К сожалению, никогда не видела фильмы Тарковского — надо восполнить этот пробел. Но знаете, вообще в США не так часто бывает возможность смотреть зарубежные фильмы. Сейчас я, как член Американской киноакадемии, стараюсь смотреть как можно больше иностранных фильмов.

Голосуете?

Сейчас да, раньше нет — ведь голосовать можно, только если ты видел определенное количество фильмов. Там есть комитет, который занимается специально зарубежным кино, отбирает фильмы, разные группы академиков подписываются, чтобы смотреть эти фильмы, но нужно смотреть очень много. У меня на это пока нет времени, и я голосую только на последнем этапе.

Здесь на фестивале вы посмотрели фильм Павла Лунгина «Дама пик», ваши впечатления?

Мне очень понравилась актриса Ксения Раппопорт.

В первый день вы попросили отвезти вас на рыболовецкую фабрику — почему?

Ну не шопингом же мне заниматься! Я это, кстати, не очень люблю. Мне интересно было посмотреть процесс работы. Мы ведь много принимаем как само собой разумеющееся. А здесь я увидела, как делается эта икра, как женщины, стоящие у конвейерной ленты, вынимают бракованные икринки... Люди, которые только смотрят кино, не представляют, как интересен сам процесс съемок. Но я думаю, что все, кто делает какую-то работу, даже дворник, имеют свои секреты мастерства.

Вы как актриса используете какие-то особые методы для создания образа?

Если вы имеете в виду метод Станиславского, вживание в образ — то нет, скорее я следую английской школе, просто прихожу на площадку и делаю свою работу. Забавно, что когда мы снимались с Арманом Ассанте в сериале о Наполеоне, он все время был «в образе» — даже после съемок. Так что когда съемки закончились и он вдруг решил пригласить меня в джазовый клуб, я очень удивилась.

Есть ли у вас любимые партнеры?

Мне повезло с партнерами, все они были замечательные. Трудно было только с Питером Селлерсом, но это я была тогда молодая и неопытная. Один из любимых — прекрасный актер Теренс Стамп. Еще одна из любимых работ — в фильме «Добро пожаловать в Нью-Йорк» с Жераром Депардье. Я играю там его жену, и хотя это тяжелая история, я, как и моя героиня, чувствую любовь к нему.

А с кем из современных режиссеров вы хотели бы поработать?

С Михаэлем Ханеке. Я никогда не напрашиваюсь, но в личной беседе сказала ему, что хотела бы у него сниматься. Это было после того, как я посмотрела его фильм «Любовь».

Что еще запомнилось вам из фильмов последних лет?

«Любовь», потом фильм Пэдди Консидайна «Тираннозавр» — там играет замечательный актер Эдди Марсан. И один анимационный фильм — вообще-то я не очень увлекаюсь анимацией, но этот совершенно чудесный — «Аномализа».

Как вы относитесь к сериалам?

Очень хорошо. Там сейчас настоящий подъем, сильные сценарии, роли. Все происходит гораздо быстрее, чем в кино. Нет цензуры и много интересных актеров и авторов. Вот и «Танцы на грани» (сериал, за роль в котором Жаклин получила «Золотой глобус» в 2014 году — прим. «Ленты.ру») снял отличный режиссер.

Какие из сериалов смотрите?

Мне нравится «Рей Донован», «Карточный домик». Жаль только, что просмотр сериалов означает, что нужно долго сидеть на месте, а это вредно.

Некоторые смотрят на велотренажере.

У меня беговая дорожка. Но это же шумно и отвлекает, а мне хочется погрузиться в происходящее.

В чем секрет вашей отличной формы?

Я работаю над ней. Дома я готовлю сама, люблю супы. Сейчас, когда вернусь, сварю большую кастрюлю очень полезного супа. Я готовлю брокколи, зеленую фасоль, шпинат, морковь — но не варю, а держу на пару. Они должны быть al dente, и потом я их охлаждаю. Отдельно варю бульон — из овощей, но можно и куриный. Тоже охлаждаю, соединяю с овощами, добавляю специи, делаю несколько порций и отправляю в морозилку. Когда нужно, достаю и разогреваю. Очень удобно и полезно, все витамины сохраняются. А если приходят гости, то можно добавить еще пармезан и оливковое масло.

Так просто?

Знаете, вообще-то секрет формы не в диетах и косметике. Здесь важно другое. Я, например, пользуюсь обычным телефоном, а не этими смартфонами, в которые все постоянно смотрят. Если надо проверить почту, могу сделать это вечером на айпаде. А днем я хожу с поднятой головой и смотрю на небо.

Владивосток — Москва

Культура01:3915 августа
Эдуард Успенский

Не тратил время зря

Он придумал Гену, Чебурашку и кота Матроскина: каким запомнят Эдуарда Успенского