Закат Атлантропы

Как немецкий архитектор хотел спасти белую расу

Фото: Reuters

В 1927 году немецкий архитектор Герман Зёргель предложил соединить Африку и Европу, понизив уровень Средиземного моря на несколько сотен метров. Это должно было спасти Старый Свет от неминуемой гибели. О том, чем руководствовался Зёргель, рассказывает в своей работе историк Райан Лингер.

Стройки века и прочие мегапроекты всегда занимали человечество, но в первой половине XX века — в особенности. Гитлер восхищался планами архитектора Альберта Шпеера по созданию нового Берлина, который должен был стать столицей нового мира. Одна из причин строительства Панамского канала — продемонстрировать миру мощь США. Огромный Дворец Советов в Москве был призван доказать всем успех рабоче-крестьянского государства.

Уинстон Черчилль говорил, что история пишется победителями. Гитлеровская Германия проиграла Вторую мировую войну, и многие ее мегапроекты незаслуженно забыты. Один из них — «Атлантропа» архитектора Германа Зёргеля. Планы были грандиозные, и о них писали во всех газетах: соединить европейскую часть Евразии с Африкой, сделать Сахару плодоносной, а также создать систему гидроэлектростанций, обеспечивающих электроэнергией всю Европу. Всему этому не суждено было осуществиться.

Проект Атлантропы заслуживает изучения не только потому, что выглядит настолько амбициозно, но и как памятник идеологии реакционного модернизма, когда романтики-националисты, которые вроде бы должны быть консерваторами во всех смыслах этого слова, увлекались технократическими идеями либералов.

План Зёргеля — победа Европы

Как писал сам Зёргель в своей книге «Атлантропа», он взялся за проект в 1927 году. В 1929-м опубликовал сборник статей, посвященных этой идее и рассчитывал на поддержку европейского экспертного сообщества.

Зёргель был одержим идеей Атлантропы более двадцати лет, до самой своей смерти. Почти все его работы, посвященные проекту, состояли из двух частей: в одной он объяснял технические аспекты, а в другой оправдывал необходимость реализации своей инициативы с общественно-политической точки зрения.

Первоначальный план Зёргеля состоял в том, чтобы понизить уровень Средиземного моря на 400-500 метров благодаря каскаду дамб, перекрывающих Гибралтарский пролив, — каждая ниже другой на сто метров. Потом архитектор и его единомышленники решили, что понижения уровня моря на 100-200 метров достаточно, иначе проект создаст серьезные проблемы для судоходства. Поэтому речь шла уже об одной дамбе.

В книге «Атлантропа», изданной в 1932 году, Зёргель описал несколько фаз реализации проекта: строительство основной дамбы, гидроэлектростанций и судоходных каналов с каждой стороны плотины и затем перенесение турбин на европейскую сторону, а каскады перелива избыточной воды — на африканскую. Следующий этап — строительство вторичной струенаправляющей плотины на атлантической части канала. Потом один большой шлюз предполагалось заменить несколькими шлюзами разных размеров на северной стороне дамбы. Наконец, планировалось возвести 400-метровую зенитную башню «Атлантропатурм», которая, помимо прочего, была бы туристическим аттракционом.

Предстояло также решить проблему обмеления Черного моря. Зёргель предлагал создать еще одну плотину в Чанаккале, в самой узкой точке Дарданелл. Чтобы сохранить судоходство в Эгейском и Средиземном морях, следовало выкопать канал, ведущий в Саросский залив через Галлиполийский полуостров.

Самые сложные работы, если не считать Гибралтара, предстояли возле Туниса и Мессины. Строительство дамбы между Тунисом и островом Сицилия не могли начаться, пока уровень моря не опустится хотя бы на сотню метров. По подсчетам Зёргеля, на это потребовалось бы около 100 лет.

В результате обмеления Средиземного моря многие портовые города полностью бы окружила суша. Архитектор предложил прибрежным городам просто развиваться в направлении отхода моря. А таким городам, как Венеция, по мнению Зёргеля, предстояло умереть. Но общественность не оценила такого подхода, и архитектор решил создать систему каналов и дамб, которые помогли бы сохранить Венецию в ее обычном состоянии.

Нация превыше всего

Зёргель думал не только о технических аспектах Атлантропы, но и приводил весомые экономические и политические аргументы. Прежде всего он отмечал огромный вклад проекта в мировой энергетический бюджет. Указав на истощение запасов угля, служившего в то время основным топливом для электростанций, архитектор объявил гидроэлектростанции единственной надеждой.

Хотя Зёргель верил в светлое будущее Атлантропы, ему был присущ культурный пессимизм современных ему мыслителей, таких как Освальд Шпенглер. В своих трудах архитектор, говоря о Европе, не раз приводит термин das Abendland из культурной и политической философии времен Веймарской республики. В 1929 году Зёргель заявляет: «Судьба нашей культуры — как и многих других — будет решена в Средиземноморье».

Там, где другие современные ему мыслители видели душу своей нации, архитектор находил общую европейскую душу, и это роднит его с реакционерами-модернистами. Они отвергали доводы философии эпохи Просвещения, но верили в силу технологического прогресса.

Зёргель принимал как модернистские, так и реакционные идеи Веймарской Германии. Он видел в технологии спасение европейской культуры, которая иначе обречена, — похожую идеологию исповедовали национал-социалисты. «Не выступая против машин, но наоборот, вместе с ними мы достигнем процветания», — писал архитектор в 1932 году. Предлагая свой проект, он отмечал, что полностью реализовать его можно будет за 250 лет — настолько сильна была вера Зёргеля в человека. Архитектор старался не обращать внимания на технологические трудности, считая, что за столь долгий срок человечество что-нибудь придумает и Атлантропа станет возможной.

Что касается реакционной сущности идей Зёргеля, то их не так просто обнаружить. Он объявлял себя пацифистом и отвергал мысль о том, что военная мощь может использоваться для продвижения той или иной культуры. Это отделяет его от национал-социалистских романтиков, однако общие черты у них есть. Если национал-социалисты хотели строить нацию, то Зёргель был одержим идеей строительства континента. Немецкие романтики верили в особую роль немецкой Нации (Volk), особой культуры в рамках национальных границ. Следы подобного мировоззрения можно найти и в работах Зёргеля, который говорил о европейской Нации, состоящей из представителей белой расы в рамках das Abendland. Сохранение национальной культуры было основной целью его проекта.

Атлантропа мыслилась им не как машина по производству капитала, а как основа стабильности Европы и ее рынков. Это совпадает с образом мышления антикапиталистически настроенных неоромантиков эпохи Веймарской республики.

Концепция заката Европы оказала огромное влияние на Зёргеля. Он видел угрозу для Старого Света со стороны Америки и Азии, о чем постоянно упоминает в своих работах. «Между азиатской и европейской расой никогда не будет понимания», — пишет он. По его мнению, даже если европейцы будут жить бок о бок с азиатами, они так и не смогут понять друг друга.

Зёргель, несомненно, высказывал неоколониалистские и империалистические идеи, говоря о присоединении Африки к Европе. За счет Черного континента он надеялся решить экономические проблемы Старого Света, который смог бы тогда соревноваться с богатеющими США. Хотя создание Атлантропы и привело бы к некоторому повышению благосостоянии Африки, альтруистические мотивы по отношению к населению этого материка в работах Зёргеля не просматриваются. Архитектор говорит только о европейцах.

В 1938 году, пытаясь побудить гитлеровский режим обратить внимание на его проект, Зёргель опубликовал работу Die Drei Grossen («Три гиганта» — Америка, Азия и Атлантропа). Там он использует риторику, присущую национал-социалистам, находящимся у власти, употребляя многие слова из их новояза. Одна из глав называется «Ось Берлин — Рим, продолженная до Кейптауна». Он определенно заискивал перед функционерами правящего режима, но это не помогло — Гитлер так и не заинтересовался его проектом. В самом деле, зачем вкладывать кучу денег в странное футуристическое предприятие, когда можно просто завоевать две остальные «А»?

Немецкий мечтатель

Политическое единство, к которому призывал Зёргель, сейчас служит основой Евросоюза. Впрочем, к этому призывали многие великие умы того времени, но стали свидетелями самых разрушительных конфликтов в истории человечества.

Зёргель был расистом и пацифистом, предлагая построить имперский союз и предотвратить закат западной цивилизации. Архитектор хотел осуществить самый амбициозный проект за всю историю человечества и нисколько не сомневался в силе технологий, которые создавал человек. Но так никого и не убедил в своих идеях.

Сейчас об Атлантропе вспоминают редко и с усмешкой, а для историков главный интерес представляют мотивы Германа Зёргеля, который посвятил свою жизнь разработке проекта, призванного изменить мир раз и навсегда.

Обсудить
«Послать на хер — это не на фиг»
Филолог Анатолий Баранов о том, почему не следует запрещать матерные слова
Застрявший между жизнью и смертью
Посещение спортивного магазина обернулось жуткой трагедией
Такие родные
От пятерок в школе до перестрелки — как карьера чиновников рушится из-за семьи
Михаил Лабковский: «Язык без мата, как борщ без томата»
О намерении депутатов повсеместно запретить нецензурную брань
«Большинство из них верят в духов»
Психолог Владимир Серкин о феномене современных отшельников
Ни поплавать, ни поездить
Самые странные санкции и неожиданные проблемы из-за них
Цена ошибки
Неправильно понятая депеша стала причиной начала Корейской войны
Останки Карлоса КастаньоРоман с кокаином
В Колумбии ультраправые наркокартели невероятно жестоко расправляются с леваками
Богемская рапсодия
Жертвоприношения, ритуалы и пьянство в самом закрытом мужском клубе США
Африканский «боярышник»
Как спиваются жители Черного континента
Тюнинг бюджетных тачек
У вас «Логан»? Не отчаивайтесь — и его можно сделать очень крутым
Львиная доля
Лучшая автомобильная реклама «Каннских львов»
Тест: угадай звезду по машине
Чей этот розовый «Бентли»? А шестиколесный «Гелик»?
История полицейских авто Америки
Каким был и каким стал автопарк полиции США
Вите надо выйти
Соседи несколько лет травят москвича, который отказывается переселяться
Без свидетелей
Дома для тех, кто ненавидит соседей
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Классовая борьба
На смену дешевым квартирам в Москве пришел новый вид жилья
Да катитесь вы
Семейная пара отказалась от квартиры и поселилась в автобусе