Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Здесь можно за год стать звездой»

Основатель первого в России отеля для райдеров о своем необычном проекте

Фото: Кирилл Умрихин

Отель Riders Lodge открылся в декабре 2014 года и сразу привлек внимание сноубордистов со всей России. Гостиница расположена на курорте «Роза Хутор» в Горной Олимпийской деревне в Сочи, на высоте 1170 метров над уровнем моря. Основатель Riders Lodge Юрий Колобов рассказал «Ленте.ру» о том, как создавался проект, о команде, мотивации, идеалах и о том, как не бояться превращать мечты в бизнес.

Тематический хостел под конкретную аудиторию — весьма необычный формат. Как пришла в голову идея открыть первый хостел для райдеров?

Колобов: Наш проект на «Розе Хутор» начал свою жизнь задолго до появления Riders Lodge. В начале речь шла только о горе и парке. Обсуждали различные интересные проекты — так, в один из приездов мой друг Крис «Ганни» Ганнарсон, президент SPT (американской компании Snow Park Technologies — прим. «Ленты.ру»), стал одержим идеей построить на курорте тренировочную площадку для Шона Уайта (американский сноубордист, двукратный олимпийский чемпион в дисциплине хафпайп — прим. «Ленты.ру»). Но в итоге с этой затеей ничего не вышло.

Оценив все прелести рельефа курорта «Роза Хутор», мы приняли решение строить первый в России стэш-парк. Стэш (The Stash) — это снежный парк, в котором все фигуры сделаны из бревен и вписаны в естественный природный ландшафт. Трамплины, пирамиды, джиббинг (конструкции для прыжков и скольжения на сноуборде — прим. «Ленты.ру») из стволов деревьев формируют линии для различного уровня катания — от новичков до профессионалов. В нашу команду как нельзя вовремя влился Джо Стейнфилдс — ведущий архитектор и шейпер парка, который был готов взяться за этот сложный проект. Джо имел опыт строительства такого парка в США, а тут не то чтобы специалистов подобных не было — о таких идеях ничего не слышали. Так что по сути наш проект начался со стэш-парка, который мы строили два года. Подобных парков в мире насчитывается семь, включая наш на «Розе Хутор».

Чуть позже руководство «Розы Хутор» предложило нам открыть прокат на еще не функционирующем курорте. В первый год все сложилось очень удачно. Курорт осталcя доволен нашим партнерством, и после Олимпиады нам предложили открыть собственную горнолыжную школу.

Только тогда я начал размышлять об отеле. Мы хотели создать единый цикл: гора, на которой есть парки, в строительстве которых мы принимаем участие; прокат, в котором можно взять как простые доски и лыжи, так и тестовое элитное оборудование Burton; горнолыжная школа. Мы хотели замкнуть весь этот мир под одной крышей. Идея дома для райдеров не покидала меня.

А в мире есть аналоги?

Не обошлось без примеров из мировой практики. Изучая рынок, мы наткнулись на generator hostels — новую концепцию хостелов, которая называется poshtel: три типа номеров в отеле, от условно «шикарных» («posh» на английском — прим. «Ленты.ру») до дормов. «Шикарных» совсем мало — один-два номера, 50 процентов номеров — стандартные двухместные, и остальные – это дормы на четыре-шесть спальных мест.

Все номера достаточно простые, а идея заключается в максимально разнообразной и тусовочной общественной зоне, в которой люди имеют возможность живого общения. Кинозал, бар, кафе, игровая и ресепшен-зоны — предполагается, что гости отдыхают и проводят время не в номере, а в этой нижней зоне.

Поэтому подход, который мы реализовали в RL, пришел от концепции generator hostel. А название и идея райдерского хостела были инспирированы Riders Palace, отеля в Лаксе (коммуна в Швейцарии), который является для меня эталонным. И как гостиница, и как курорт.

И эта модель работает?

Да. С точки зрения финансов, мы вышли на прибыль уже ко второму летнему сезону. Это очень важно в сезонном бизнесе. Здесь можно за год стать звездой, но можно и все потерять. Летом этого года мы показали загрузку 56 процентов.

Концепция себя оправдала — она не только необычная, прикольная и модная. Наша команда смогла превратить эту концепцию в бизнес. Это и есть наше самое большое достижение. Взорвать сообщество ярким проектом могут многие, если есть деньги. Но приумножить вложения — довольно сложная задача.

Мы прошли немалый путь. Буквально от имиджа непослушного тинейджера к успешному бизнес-проекту на карте курорта. Научились управлять отелем и делать этот бизнес эффективным, научились быть удобными гостям, обращать внимание на мелочи. Первые картинки рисуются жирной линией, потом дорисовываются штрихи, а потом стираются ошибки. Проект стал зрелым. В первом сезоне мы тренировались, во втором — самореализуемся.

В Riders Lodge постоянно что-то происходит: вечеринки, кинопремьеры, лагеря, причем не только спортивные, но и образовательные. Недавно прошла Verba — образовательный лагерь для молодых специалистов в сфере новых медиа. Зачем все это?

В Красной Поляне такая история — здесь всегда было хорошо. Безумно красивое место, но не было инфраструктуры. Сюда ехали мечтатели и бездельники (в хорошем смысле слова) — люди, которые не собирались ничего создавать, только потреблять, не нарушая всю красоту. После Олимпиады добавилось инфраструктуры, и сюда поехали криэйторы — люди, которые хотят что-то делать, притом делать хорошо. С каждым сезоном таких личностей здесь становится все больше — людей со вкусом, которые хотят менять это место в лучшую сторону. Курорт выполняет львиную долю работы, чтобы отдых гостей и сервис были на высоком уровне. Мы, так же как и команда Old Boys (паб и гостевой дом рядом с Красной Поляной), Латиф Саттаров (организатор высокогорного карнавала Boogel Woogel), создаем локальные места притяжения, наша задача — наполнить курорт интересными проектами, в которых важны детали, фишки, атмосфера. Все очень просто — приезжая сюда, мы хотим сделать как в Европе, лучше, чем в Европе, у нас появляется желание сделать «как надо». Уже не хочешь разруху, как в соседней деревне. Есть драйв, готовность вкладываться.

Средний возраст команды?

Команда молодая, 20-30 лет, современная, в ней каждый индивидуум идет куда-то вперед. Здесь нужны люди, которые готовы идти на риск, которые хотят учиться. Молодые люди проще относятся ко времени.

Какая мотивация?

Основная мотивация: быть вместе с модным современным проектом, ведь все слышали про Riders Lodge, подсознательно ассоциируя себя с чем-то прогрессивным и эффективным с точки зрения дальнейшего поиска работы.

Если бы сегодня вы приняли решение создать еще один отель, какую концепцию вы бы реализовали?

Я бы не стал уходить в более дорогой сегмент, а сделал бы еще более доступный отель. В случае с RL у нас слишком хорошее место на горе, и оно не может быть совсем дешевым. Хотелось бы собрать максимально свободных людей, и предложить им довольно дешевое жилье плюс конструктор услуг — ты сам выбираешь то, за что платишь. В этом проекте я понял — если собираешь очень интересных людей, то они создают атмосферу.

В каком направлении будет развиваться проект?

Больше образовательных проектов. Больше коллективных историй и лагерей. Сделать еду вкусной и красивой. Сконцентрироваться на деталях. Довести сервисы до идеала.

Сейчас все люди очень разрозненны, социализация происходит через смартфоны, а мы хотим, чтобы люди больше общались вживую. Соединять людей — это круто. Даже богатые люди хотят ездить в хостелы, потому что им не хватает настоящего непритворного общения. Основная идея — продолжать объединять людей.

Если выйти за рамки отеля — в каком направлении должна развиваться «Роза Хутор»?

Основное — курорту не хватало горы, но в этом году на «Розе Хутор» откроется много новых трасс. А это даст возможность принять большее число людей на курорте. Также хочется больше аутентичного ретейла — магазинов, в которых можно приобрести что-то по-настоящему интересное.

Второй момент — это хороший менеджмент на всех уровнях. Разница в подходе наших управленцев и европейских — это опыт. У нас в стране просто не было кадров с опытом управления в условиях горнолыжного курорта. Даже хороший директор отеля не сразу понимает, что ему делать, потому что он пришел из города и из совершенно иного устройства бизнеса. Но сегодня я вижу, насколько мы все продвинулись вперед. Появление культовых мест, мест с историей — это очень хороший знак, свидетельствующий о том, что территория развивается.

Путешествия00:0324 августа

Так, Блед

Человеческая рыбка, зловещие пещеры и гибаница. Зачем россиянам ехать в Словению?