Терапия дешевой водкой

Ралли вице-премьеров: куда плывут руководители правительства

Фото: Дмитрий Астахов / РИА Новости

По Европе бродит призрак очередного кризиса — Deutsche Bank предрекают участь печально известного Lehman Brothers. Но российская экономика еще не оправилась от последствий предыдущего шторма. А правительство, устраняя одни пробоины, создает другие. Едва ли не основная тому причина — лишняя суета на «капитанском мостике». Руководители кабмина больше озабочены проблемами самопозиционирования или нейтрализацией коллег, нежели стремлением благополучно обойти все рифы и мели.

Дмитрий Козак

У вертикали власти заскрипел финансовый штатив. Дмитрий Козак раскритиковал существующие межбюджетные отношения и объявил войну попыткам региональных начальников «строить коммунизм» за чужой счет. «Теперь оптимизация бюджетных расходов, повышение производительности труда в бюджетном секторе станет одним из обязательств регионов, которые получают финансовую помощь из федерального бюджета. С риском потерять эту помощь (или кресло руководителя) при невыполнении этих и других обязательств», — предупредил Козак в интервью ТАСС.

Правда, чтобы обзавестись таким кнутом, правительство решило отнять пряники у сравнительно благополучных субъектов Федерации. Речь идет об увеличении с 2 до 3 процентных пунктов той части налога на прибыль, которая направляется в федеральную казну. Козак рассчитывает, что это поможет увеличить фонд финансовой поддержки регионов на 117 миллиардов рублей. В свою очередь, мэр Москвы Сергей Собянин ссылается на российскую историю и напоминает, что принцип «отобрать и поделить» ни к чему хорошему не приводит.

Помимо неприятных исторических ассоциаций, при подобном налоговом раскулачивании возникает сугубо технологическая коллизия, связанная с выполнением майских указов. Ведь обусловленные ими траты лежат, главным образом, на региональных бюджетах. Получается, что либо придется последовать рекомендации Алексея Кудрина и временно отказаться от дальнейшего повышения зарплат врачам и учителям, либо допустить, что еще больше субъектов Федерации будет «строить коммунизм» за чужой счет.

Александр Хлопонин

Список «спаивающих Россию» вскоре может пополниться Александром Хлопониным. В окружении вице-премьера вынашивают проект «народной водки» — сравнительно недорогого спиртного, которое должно вытеснить с рынка суррогат (самогон) и контрафакт. Тогда, как считают хлопонинские консультанты, можно будет снизить алкогольные акцизы — бюджет получит свое за счет увеличения легальных продаж.

Ослабление фискального давления на алкогольный рынок поддерживают Минэкономразвития и Минпромторг. Категорически против — Минздрав и Минфин. Первый видит угрозу здоровью нации. Второй — казне.

Но у «народной водки» есть существенное преимущество, которое отличает ее, скажем, от «народного автомобиля». Этот товар позволяет не только оживить важную отрасль экономики и создать новые рабочие места. Чем дешевле и доступнее спиртное — тем больше сограждан получат возможность забыть о кризисе и связанных с ним тяготах.

Юрий Трутнев

К трутневской борьбе за снижение дальневосточных энерготарифов подключилась Валентина Матвиенко. «Надо навести порядок. Мы же единая страна, у нас единое экономическое пространство, а следовательно, тарифы на электроэнергию должны быть одинаковыми или примерно равными», — заявила спикер Совета Федерации на деловом завтраке в «Российской газете». И такая поддержка, позволяет Трутневу как минимум рассчитывать, что его начинание не будет торпедироваться руководителями других регионов.

Но у демарша Матвиенко есть еще один аспект. Согласно опросу ВЦИОМ, глава верхней палаты парламента лидирует среди самых известных женщин-политиков и общественных деятелей. Ее назвали 28 процентов респондентов. При этом 55 процентов опрошенных допускают, что представительница прекрасного пола может возглавить правительство.

Иными словами, если глас народа совпадет с планами партии и Валентина Матвиенко сменит место работы — трутневской попытке выровнять энерготарифы тем более обеспечен успех. Но в то же время дальневосточный вице-премьер сам лишится шансов пойти на повышение. По крайне мере в ближайшее время.

Игорь Шувалов

«Как только мы перейдем к фазе устойчивого роста, реальные доходы населения начнут расти», — это заявление Игоря Шувалова наверняка станет бальзамом на послевыборные раны бизнес-омбудсмена Бориса Титова и его единомышленников.

Впрочем, допустить увеличение дыры в казне ради полноценного перезапуска экономики первый вице-премьер все равно не готов. Тем более что Владимир Путин требует от правительства «обеспечения устойчивости и сбалансированности государственных финансов». Но в то же время решено не повышать налоги.

В такой ситуации вся надежда на доходы от приватизации. «Башнефть», снятая было с госприлавка, вновь выставляется на торги. А «Роснефть», по словам Шувалова, допускается к ним наряду с другими участниками. Согласно шуваловским подсчетам, продажа нефтяных компаний принесет бюджету более 1 триллиона рублей. Правда, при этом не уточняется, как отразится изъятие такого объема наличности на российской экономике, если в итоге все проданные государством сырьевые активы достанутся отечественным покупателям.

Дмитрий Рогозин

Лучшая защита от кредитора — нападение. Дмитрий Рогозин утверждает: размещение средств гособоронзаказа на счетах в уполномоченных банках уводит деньги из ОПК в пользу «не всегда понятных выгодоприобретателей». При этом сами оборонщики вынуждены для выполнения работ кредитоваться под коммерческий процент.

Примечательно, что рогозинской атаке на банкиров предшествовало совещание по поводу 800-миллиардной задолженности, возникшей у предприятий ОПК. Эти кредиты выдавались госбанками под бюджетные гарантии по льготной ставке и намного раньше — в 2011-2015 годах. Но гасить их надо в течение ближайших двух лет, когда у казны лишних денег не намечается. Впрочем, маловероятно, что банки согласятся с претензиями Рогозина и простят долги оборонщикам. Скорее следует прибавления в полку недоброжелателей оборонно-космического вице-премьера.

Аркадий Дворкович

Предрекая экономический рост в ближайшие месяцы, Аркадий Дворкович лишь на первый взгляд кажется безнадежным идеалистом. На самом деле вице-премьер предельно прагматичен. Соглашаясь с более пессимистичными прогнозами, он вынужден будет принять минфиновские предложения по налоговому маневру в нефтянке, отказаться от тарифных уступок инфраструктурным монополиям, согласиться с отменой льгот в системе «Платон», то есть сделать все, чтобы превратиться в аллерген для большинства «хозяйствующих субъектов», начиная госолигархами и заканчивая дальнобойщиками.

А ведь у Дворковича и так хватает поводов обеспокоиться своим вице-премьерским будущим. Например, вопрос о выходе «Транснефти» из капитала Новороссийского морского торгового порта (НМТП) Владимир Путин поручил изучить Игорю Шувалову. Хотя речь идет о компаниях и отраслях, патронируемых Дворковичем.

Правда, его однокурсник Зиявутдин Магомедов является еще одним крупным акционером НМТП. Но сам Магомедов в недавнем интервью Financial Times заявил: «Если вы считаете, что очень приятно иметь дело с членами правительства, то я с этим категорически не согласен». При этом бизнесмен добавил, что последний раз виделся с университетским товарищем на встрече выпускников.

Как бы там ни было, сфера интересов магомедовской группы «Сумма» практически совпадает с перечнем отраслевых компетенций Дворковича. Это и транспорт, и порты, и телекоммуникации, и нефтегазовый сектор, и сельское хозяйство. Так что, если в знакомстве вице-премьера и миллиардера начали усматривать риск конфликта интересов, эта проблема практически не имеет решения, кроме кадрового.

Ольга Голодец

Жертвой очередной схватки за индексацию стал маткапитал. В следующем году эти выплаты решено не увеличивать. И, пожалуй, единственный плюс для Ольги Голодец — данный вердикт серьезно бьет еще и по влиятельным представителям отечественной партии pro-life, сторонникам запрещения абортов и бэби-боксов.

Трудно предположить, что патриарх Кирилл, детский омбудсвумен Анна Кузнецова или, тем более, сенатор Елена Мизулина смогут изменить в лучшую сторону финансовую судьбу маткапитала. Но именно поэтому любые дальнейшие заявления по поводу допустимости тех или иных способов планирования семьи становятся, по меньшей мере, морально уязвимыми.

Впрочем, борьба самой Голодец с теневой занятостью в этом случае выглядит не более оправданной. Если какой-нибудь самозанятый «гаражник» достаточно зарабатывает, чтобы обеспечивать свою семью всем необходимым, странно требовать от него делиться доходами с государством, не имея возможности компенсировать ему расходы на содержание и обучение детей.

Поэтому, коль скоро Ольга Голодец и ее подчиненные хотят ввести нечто вроде налога на тунеядство и обязать официально неработающих граждан платить за пользование поликлиниками и больницами — хорошо бы для начала правительству выполнять собственные обязательства перед населением, отказавшись от всевозможных социальных секвестров. Включая перманентное замораживание накопительной части пенсии.