Новости партнеров

Остров затонувших кораблей

Как жертвы войны развивают туризм

Фото: Александр Сидоров

В ноябре 2016 года исполнится ровно сто лет со дня гибели английского «Британника» и французской «Бурдигалы» у берегов греческого острова Кея. Оба судна с разницей в несколько дней подорвались на минах, расставленных немецкой подлодкой, и навечно упокоились на глубине морской. Местные власти отметили это трагическое событие большой международной конференцией. В ближайшем будущем они намерены активно использовать останки кораблей для привлечения туристов. «Лента.ру» отправилась на Кею выяснить подробности.

Семейное проклятие

Корабль «Британник» был третьим и последним судном в особом классе английских океанских лайнеров, созданных в начале ХХ века для компании White Star Line. Два других назывались «Олимпик» и «Титаник». Гибель последнего 15 апреля 1912 года считается одной из величайших морских катастроф в истории человечества.

Младшему брату также не повезло. Судно, введенное в эксплуатацию 23 декабря 1915 года, совершило всего несколько трансевропейских рейсов и не успело отметить даже первую годовщину. Утром 21 ноября 1916 года могучий лайнер, настоящее чудо инженерной мысли, двигаясь со скоростью 20 узлов, налетел на немецкую мину в проливе Кея — между одноименным островом и материковой Грецией. Претендент на звание самого непотопляемого корабля в мире затонул всего за 55 минут. До сих пор непонятно, почему это случилось так быстро. Даже «Титаник», куда менее безопасный, продержался на воде в три раза дольше.

По счастью, гибель «Британника» обернулась куда меньшим количеством жертв, чем могло бы быть. Погибло тридцать человек, да и то скорее по неосторожности — две шлюпки стали спускать на воду без команды капитана и их затянуло под винты. Весь остальной экипаж и пассажиры (главным образом медицинский персонал, ибо на время войны корабль превратили в плавучий госпиталь), общим числом более тысячи человек, благополучно спаслись.

«Британник» оказался не единственной жертвой подлодки U73, капитан которой приказал расставить мины в проливе Кея. За несколько дней до этого в том же самом месте и по той же самой причине затонул французский пассажирский лайнер «Бурдигала», также конфискованный для нужд армии.

Жизнь после смерти

Гибель «Британника» — самого крупного судна, принимавшего участие в Первой Мировой войне, — породила множество слухов. Поговаривали, что на самом деле на гигантском плавучем госпитале англичане перевозили боеприпасы, сдетонировавшие при взрыве мины. Чтобы установить истину, в 1975 году к лайнеру отправилась экспедиция Жака Ива Кусто. Но тогда мало что удалось выяснить. В те времена эффективно работать на глубине в 120 метров не очень-то получалось. В последующие годы к «Британнику» постоянно наведывались исследователи. В 2003-м группе дайверов наконец удалось проникнуть внутрь корпуса, разломившегося при ударе о дно. Выяснилось, что на момент взрыва водонепроницаемые переборки между отсеками по какой-то причине были открыты…

В последние десятилетия «Британник» пользуется огромной популярностью у дайверов. К сожалению, не обошлось без несчастных случаев. В 2009-м опытнейший технодайвер Карл Спенсер из-за неполадок с оборудованием вынужден был совершить экстренное всплытие. Несмотря на все усилия врачей, спасти его не удалось.

О «Бурдигале», напротив, узнали совсем недавно. В 2007 году судно случайно обнаружили студенты-геологи Патрского университета во время сканирования морского дна. Прибор показал, что в двух милях от побережья Кеи под толщей воды на глубине около 80 метров лежит огромный корабль — длиной 180 метров. Неожиданная находка заинтересовала Димитрия Галона, опытного дайвера и известного исследователя рэков (от английского wreck — затонувший корабль). Уже на следующий сезон созданная им международная команда Kea Dive Expedition занялась детальным изучением корабля — и под водой, и в архивах. В конце сентября 2008 года группа Галона добралась до рэка. А вскоре выяснилось и имя судна. Димитрий и сегодня живет на Кее, руководит местным дайвинг-центром — похоже, единственным на острове — и продолжает внимательно изучать окрестные воды. По его уверениям, они скрывают еще великое множество тайн.

Спасти и сохранить

В начале октября 2016 года на острове Кея состоялась крупная международная конференция, организованная местной администрацией и так называемым Обществом друзей Кея при поддержке Министерства культуры Греции. Приехали представители 12 стран Европы и Америки — историки, подводные археологи, писатели, дайверы и журналисты. Главная тема — конечно же, погибшие корабли.

Участники конференции совершили символическое возложение венков на месте упокоения «Британника» и «Бурдигалы». А группа дайверов установила на кораблях памятные мраморные таблички в честь юбилея.

На конференции речь шла о том, как сохранить от разграбления рэки, как обратить их на пользу науке и использовать для развития туристического потенциала острова. «Власти Греции подали официальную заявку на включение "Британника" в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, — сообщила доктор Ангелики Симоси, руководитель Инспекции подводных древностей при министерстве культуры страны. — А в ближайших планах — создание подводного музея, главными экспонатами которого станут затонувшие корабли». Помимо «Британника» и «Бурдигалы», тут есть еще «Патрис» — греческое судно, погибшее в проливе Кея в 1868 году. На суше предполагается открыть полноценный научно-исследовательский центр и одновременно музей, посвященный находкам и уникальным памятникам в акватории острова.

Стихийные погружения к затонувшим кораблям сегодня затруднительны. Во-первых, в Греции действуют довольно строгие законы, защищающие исторические памятники, в том числе и скрытые под водой. А во-вторых, по крайней мере у одного из рэков, «Британника», имеется законный владелец, без разрешения которого невозможна практически никакая активность вокруг судна. Его зовут Саймон Миллз. Писатель, историк, путешественник, автор нескольких книг о «Титанике» и об экспедициях к нему.

«Решение о покупке "Британника" я принял за несколько минут, — рассказывает Саймон. — Это произошло в 1996 году, когда Министерство обороны Великобритании решило избавиться от части собственности, висевшей на его балансе еще со времен Первой мировой войны». Сумму сделки Миллз не раскрывает, однако дает понять, что за двадцать лет он полностью возместил свои расходы.

Ценностей на «Британнике» нет — какие ценности в плавучем госпитале? Тем не менее его тоже растаскивали, как это происходит практически со всеми кораблями, до которых удается добраться ныряльщикам. «Чтобы сохранить уникальный рэк, пришлось ввести достаточно жесткие ограничения на его посещение, особенно на проникновение в каюты и трюмы, ибо это еще и очень опасно», — поясняет Миллз. Однако для профессиональных дайверов он сделал исключение — без них невозможно сколько-нибудь заметно продвинуться в изучении рэка.

Возможность острова

Затонувшие корабли пока не относятся к числу главных туристических достопримечательностей Кеи. Скорее, они представляют собой некую перспективу в развитии регионального туризма. Но то, что власти занялись этим — само по себе примечательно. Мэр Кеи Иоанис Евангелу уверен: подводный музей наверняка привлечет на остров не только дайверов. К слову, подобный опыт вполне можно было бы использовать и в России, благо вдоль всего черноморского побережья на относительно небольшой глубине покоится огромное количество рэков — от античных до современных.

Впрочем, Кея и сегодня не обделена вниманием. Греки с материковой части страны, прежде всего жители Афин, охотно приезжают сюда на выходные — всего час на пароме, и ты попадаешь в совершенно другой мир. Мир, где нет привычной городской суеты, где время не измеряют секундной стрелкой, где любуются закатами и слушают цикад, неспешно потягивая незамысловатое домашнее вино и закусывая его оливками.

«На Кее постоянно проживает 2,5 тысячи человек. Но на выходные и в сезон отпусков население острова увеличивается примерно втрое, — рассказывает Евангелу. — Туристов привлекают наши песчаные пляжи, чистейшее море, исторические памятники, первозданная природа, традиционная кухня. Все, что сейчас стоит на столе перед нами — оливки, сыр, мясо, овощи, фрукты, мед, йогурт, вино — все выращено и произведено на острове. Разве это не вкусно?» Вкусно, господин мэр, очень вкусно.

Кея — принципиально нетусовочное место. Любителям громкой музыки, караоке, реактивных водных мотоциклов и шумных ночных дискотек здесь нечего делать. Никакой кичевой пляжной инфраструктуры, и это важное преимущество Кеи перед другими средиземноморскими курортами. Сюда приезжают за покоем и тем особым времяпрепровождением, которого начисто лишены жители современных мегаполисов.

Кея невелика. Часа хватит, чтобы проехать остров из конца в конец, хотя здесь нет, кажется, ни одной прямой дороги — сплошные серпантины, подъемы, спуски и повороты. Поэтому совершенно неважно, где именно вы поселились — в небольшом отеле в горах или гостевом домике у самой воды. Каждый день можно купаться на новом пляже — они здесь маленькие и уютные, ютятся в живописных бухточках и скрыты от посторонних глаз. Прибрежные воды настолько чисты, что на десятиметровой глубине виден каждый камушек.

Вдоль дорог то и дело попадаются античные развалины, византийские церквушки и старинные ветряные мельницы, а склоны холмов вдоль и поперек изрезаны рукотворными террасами, которым тоже не одна сотня лет. На них, как и прежде, растут виноградники, оливковые и фруктовые деревья, миндаль и особая разновидность местных дубков с желудями, упрятанными в мягкий кокон. Одному Богу известно, сколько соленого пота и горячей любви впитала в себя эта земля.

Путешествия00:05Сегодня

«На месте лохов были мы»

Эти люди добры и честны, но живут в нищете и голоде: Африка глазами россиян
Путешествия13:0916 апреля

Храм мракобесия и разума

Нотр-Дам де Пари восхваляли, ненавидели и пытались уничтожить. Он стал символом Франции