Только важное и интересное — в нашем Twitter

Ведь не даром

Как сдача Москвы спасла экономику Российской империи

Картина Алексея Кившенко «Военный совет в Филях»

Сдача Москвы стала поворотной точкой в Отечественной войне 1812 года. Решение отступить, сохранив армию, в итоге определило исход всей кампании. Причем была спасена не только армия, но и потрепанная схваткой с Великой Армией Бонапарта русская казна.

С тяжелым сердцем

Санкт-Петербург. Русский музей. На картине горница в крестьянской избе, скупо освещенная свечой. Фельдмаршал Голенищев-Кутузов оглашает тяжелое решение. Генералы, сидящие за столом, замерли. Напротив командующего в напряженной позе стоит Федор Павлович Уваров. Складывается впечатление, что он — главный оппонент фельдмаршала. На самом деле основным противником сдачи Москвы был генерал от кавалерии граф Леонтий Леонтьевич Беннигсен. Для него сдавать первопрестольную было немыслимо. Он настаивал на том, чтобы дать неприятелю еще одно сражение. Художник — Алексей Данилович Кившенко — изобразил его в самом углу.

«Господа, я слышал ваши мнения. Некоторые будут несогласны со мной. Но я (он остановился) властью, врученной мне моим государем и отечеством, я — приказываю отступление». Так говорит Кутузов в «Войне и мире» Толстого. Это означало, что русские, потерпевшие поражение в Бородинском сражении и потерявшие около 60 тысяч человек, отныне не будут лезть на рожон, а переходят к тактике скифской войны.

Москва на горизонте

Потери французов в Бородинском сражении оцениваются в 6,5 тысячи убитыми и более 21 тысячу ранеными. Русские же потеряли убитыми и ранеными, по разным оценкам, — от 40 до 50 тысяч человек.

«С 80-тысячной армией я устремился на русских, состоявших в 250 тысячах, вооруженных до зубов, и разбил их», — писал Наполеон в мемуарах в 1817 году.

Пленных почти не было ни с той, ни с другой стороны. Кутузов приказал отступить на Можайск 8 сентября. Он хотел сохранить армию.

Зачем древняя столица была сдана, понятно. Но почему Наполеон двинулся на Москву, а не на действующую столицу — Санкт-Петербург? И идти ближе, и российский император там.

Вопрос в том, насколько эта победа нужна была самому Наполеону. Ведь он не собирался ни захватывать Россию, ни свергать ее монарха — Александра I, с которым не так давно, в 1807 году, он обнимался в восточнопрусском городе Тильзит. Все, что нужно было Бонапарту, — заставить русского царя выполнять условия заключенного тогда соглашения и не торговать с Англией.

В Россию он пришел не завоевывать и устанавливать свою власть, а наказать непокорного Александра I.

Борьба с дефолтом

Конфликт с Наполеоном обходился казне слишком дорого. Вступив в войну четвертой коалиции на стороне Пруссии, Россия понесла огромные финансовые потери.

Для покрытия военных расходов увеличивали выпуск бумажных денег — ассигнаций. В результате резко снизилась покупательная способность рубля. Стремительно рос дефицит бюджета и к концу той войны, то есть к 1809 году, достиг 105 миллионов рублей. Русский царь оказался на грани банкротства. Мирный договор, заключенный с Бонапартом по окончании войны (тот самый Тильзитский мир), также был невыгодным для России. Континентальная блокада Англии, к которой присоединялась империя Александра I, лишала русских серьезного торгового партнера. В итоге в России выросли цены. Прежде всего на текстиль.

С подачи ближайшего сподвижника российского императора, автора целого ряда прогрессивных реформ Михаила Михайловича Сперанского, было решено принять срочные меры по наполнению казны.

Пост министра финансов тогда занимал Дмитрий Александрович Гурьев, изобретатель знаменитой каши, названной его именем. Современники весьма критически отзывались о его способностях, отмечая, что его ум «неповоротлив». Тем не менее ему удалось справиться с дефицитом, сократив его к 1811 году до шести миллионов рублей. Прекратили выпуск бумажных денег, урезали расходы. Увеличили прибавочный процентный сбор с купеческих капиталов, обложили налогами торгующих крестьян и иностранных ремесленников, а подушную подать распространили на иноверцев.

Наполеон тоже понял, какое значение имеет для российской экономики выпуск ассигнаций, и в ходе войны с Россией вбрасывал в финансовую систему противника фальшивые деньги. Их печатали в парижском предместье Монруже. Французские фуражиры потом расплачивались ими с крестьянами за провиант. Теперь наполеоновские фальшивки весьма ценятся среди нумизматов.

Непосредственно перед конфликтом 1812 года военным министром был Михаил Богданович Барклай-де-Толли. Обычно эта должность предполагает умение «выбивать» деньги на военные нужды из казны. Он же, будучи к тому времени опытным военачальником и героем целого ряда сражений, добился строгой регламентации издержек на армию. По разработанным им документам составлялись сметы армейских расходов, напрямую связанные со штатами полков и нормами довольствия. К слову, деньги для армии (в том числе на зарплаты офицерам) обычно пересчитывались на серебро. Особенно это важно при заграничных походах, где местное население не принимало русские бумажные деньги. Подделка валюты неприятеля — ноу-хау Наполеона, Александр I им не пользовался.

Победа здравого смысла

В 1812 году министр Гурьев ввел полупроцентный налог на недвижимость в обеих столицах. Повысили соляной, медный, гербовый, вексельный и паспортный сборы. Кроме того, были увеличены существующие и введены новые питейные пошлины (тогдашние акцизы на алкоголь). Обложили налогами чай и пиво. Одновременно, через повышение таможенных пошлин, Минфин пытался содействовать развитию промышленности.

В начале XIX века военное и финансовое ведомства Российской Империи работали сообща, стремились избежать лишних расходов и сделать их наиболее эффективными. Когда Барклай-де-Толли оставил министерский пост и вновь возглавил армию, он тоже повел себя крайне рационально. Тактика выжженной земли была его идеей. В прямом противостоянии с более сильной армией Наполеона, объединявшей войска нескольких мощных европейских государств, русская армия вполне могла проиграть.

Четко выстроенная Барклаем-де-Толли еще до войны система финансового обеспечения армии помогла свести денежные потери в войне 1812 года к минимуму. Вторжение Наполеона обошлось казне не так дорого, как ожидалось. За три года боев с французами расходы на армию не превысили годового дохода империи. А благодаря сдаче Москвы удалось сохранить армию и в итоге победить Наполеона, закончив довольно изнурительную с экономической точки зрения войну.

Культура00:0216 октября
Спектакль «Далеко отсюда» театра LiquidTheatre

Как большие

Эти российские театры делают вид, что они современны и независимы. Почему это не так?
Культура00:0114 октября

Галактика в опасности

Этот российский фильм 6 лет снимают на бюджетные деньги. Он стоит миллиард и не окупится