Золото — партией

Почему в России можно получить срок за хранение самородков

Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg; Getty Images

В ближайшее время в Амурской области перед судом предстанет местный житель, который попытался продать найденное в лесу золото на сумму в 2,4 миллиона рублей; ему грозит до пяти лет тюрьмы. В золотоносных краях России подобные истории — не редкость: то и дело находятся люди, которые оказываются на скамье подсудимых за попытку сбыта золота. Почему это считается преступлением, за которое грозят не меньшие сроки, чем за торговлю наркотиками? Найти ответ на этот вопрос решила «Лента.ру».

Золото на вес героина

Прокуратура Амурской области 14 октября сообщила, что направлено в суд дело жителя Зейского района, который в начале июля 2016 года нашел в районе реки Большая Эракигра банку, в которой находилось 880 кусочков так называемого шлихового (неочищенного) золота, добытого из земли.

Обнаружив сокровище, гражданин спрятал его в своей машине и отправился в город Зея (к слову, основанный в 1879 году золотодобытчиками) — искать покупателя. Стоимость найденного золота составляла около 2,4 миллиона рублей. Однако реализовать драгметалл мужчине не удалось: его задержали сотрудники правоохранительных органов, а «клад» изъяли.

В отношении незадачливого продавца было возбуждено уголовное дело по 1 части 191 статьи УК РФ «Незаконные хранение, перевозка драгоценных металлов в любом виде, состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий, совершенные в крупном размере». Теперь ему грозит до пяти лет исправительных работ или лишение свободы на тот же срок.

Подобные случаи в золотоносном Приамурье случаются регулярно. Так, 18 марта 2015 года Сковородинский районный суд региона приговорил местного жителя к двум годам лишения свободы условно по той же 1 части 191 статьи УК РФ.

Суд установил, что в октябре 2014 года обвиняемый обнаружил рядом с дорогой в городе Зея три черных трикотажных носка, в которых находились 18 слитков золота в виде полусфер общей массой более восьми килограммов. Мужчина быстро смекнул, что ему в руки попало целое состояние: по приблизительным оценкам, стоимость слитков составляла более 10,5 миллиона рублей. Он спрятал золото под водительское сиденье своего автомобиля и хранил его там до тех пор, пока сокровище не изъяли сотрудники ФСБ.

В чем опасность деяния

С теми, кто пытается сбыть найденное золото, правоохранители особо не церемонятся. Но в чем заключается признак преступления — общественная опасность этого деяния? Ведь, казалось бы, в желании человека заработать на попавшем в его руки сокровище нет ничего предосудительного, и кражей это не назовешь…

«Дело в том, что житель Приамурья нашел золото не в виде монет или ювелирных украшений. Это было шлиховое золото в виде зерен разного размера. Получается, что этот металл был добыт из земли, а все природные ископаемые, не введенные в гражданский оборот, принадлежат государству», — объясняет юрист Александр Прудников, специализирующийся в том числе и на проблемах «кладов».

По словам Прудникова, золото вводится в гражданский оборот после того, как специализированные предприятия или старатели сдают его государству на переработку. Из него изготавливают слитки, которые в дальнейшем передают либо на ювелирные заводы, либо используют для изготовления монет и других вещей. Если бы житель Приамурья нашел банку с монетами или любым другим золотом в переработанном виде, это была бы совершенно другая ситуация, и под уголовную статью он бы не попал.

«В чем заключается общественная опасность такого деяния, как продажа необработанного золота, — это тайна, покрытая мраком. Продавать золотые монеты или ювелирные украшения можно, но желтый металл, добытый из земли, нельзя, хотя и непонятно, в чем ущерб от такого действия для государства», — сетует кладоискатель Владимир Порываев.

Повторная «отмывка» золота

Эксперт утверждает: житель Приамурья, нашедший банку с золотом, мог избежать наказания. Для этого он должен был проинформировать о своей находке полицию и органы местного самоуправления. Те могли квалифицировать ее либо как клад, либо как находку. Клад обладает исторической и культурной ценностью, это вещи, сокрытые специально, причем довольно давно. Тому, кто нашел клад, полагается 50 процентов от стоимости сокровища. Оставшиеся 50 процентов получает собственник земли. Если же банку с золотом эксперты квалифицировали бы как находку, то жителю Приамурья пришлось бы ждать появления ее хозяина в течение восьми месяцев. И лишь в том случае, если бы он не объявился, золото официально обрело бы своего владельца. Впрочем, по словам Порываева, таких случаев в новейшей истории России фактически не было.

«Формально он должен был сообщить о своей находке властям, но тут же все понятно, что за золото, откуда золото… В золотоносных краях России таких дельцов каждый год ловят. Они всякий раз говорят: я нашел; ехал — и нашел; шел — и нашел; червей копал на рыбалку — и нашел. Но все понимают правила игры. Это такая серьезная группировка, которая держит в руках "теневое" золото еще с советских времен. Ее участников регулярно ловят, но желтый металл, с которым их повязали, дельцам проще потерять — они еще намоют», — объясняет собеседник «Ленты.ру».

Законотворцы бьются за металл

Между тем запрет на добычу золота частными лицами, принятый сегодня в России, существовал далеко не всегда. В царские времена и даже в эпоху СССР существовало так называемое «вольноприносительство» — добыча драгоценных металлов и камней обычными гражданами. Работать им позволялось прежде всего в местах, не представляющих промышленного интереса: на отвалах и отходах горнодобывающего производства. Добытое старатели должны были сдавать государству.

С одной стороны, во многом благодаря вольноприносительству добыча золота в СССР оставалась на стабильно высоком уровне. С другой — в золотоприемных кассах зачастую не спрашивали, откуда именно взялся желтый металл. Мошенникам достаточно было переступить порог кассы, чтобы легализовать украденное золото, а воровали его порой с предприятий, причем десятками килограммов, не боясь даже того, что подобное преступление каралось высшей мерой — расстрелом.

Критики вольноприносительства посчитали, что в таком виде оно фактически поощряет незаконную добычу и воровство золота. Ведь если никто не спрашивает, откуда оно взялось, какая разница, как его добывать? В результате вольная добыча золота в СССР была запрещена в 1954 году. С тех пор споры о том, стоит ли ее возобновлять, не утихают. Попытка воскресить вольноприносительство предпринималась в 2004 году, когда Госдума внесла в закон «О недрах» поправку «О вольном приносе золота». Однако президент наложил на нее вето. Попытки вернуть вольный принос золота предпринимались и на местном уровне: так, в Магаданской области несколько лет назад попробовали внедрить местные правовые акты, по которым физлицам было разрешено добывать золото на месте техногенных россыпей. Тогда добыча возросла на 700 килограммов, а теневой оборот сократился.

Легалайз по-магадански

Сегодня именно у Магаданской области есть наибольшие шансы стать единственным субъектом Российской Федерации, где гражданам разрешат добычу золота. Весной Минприроды направило на согласование в органы исполнительной власти поправки в закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» и в закон «О недрах», которые легализуют добычу золота частными лицами на россыпных месторождениях региона.

Впрочем, согласно документу, у такой добычи будет целый ряд ограничений: запасы золота на выделенном для старателей участке не смогут превышать 10 килограммов, а общая площадь таких участков — 15 гектаров. При этом вольноприносителям запретят проводить взрывные работы и копать глубже, чем на пять метров, а также применять оборудование и машины и привлекать на договорной основе подрядные организации.

По мнению Владимира Порываева, возвращение вольноприносительства пошло бы экономике страны лишь на пользу: «Свободный оборот золота — это хорошая альтернатива доллару. Я бы не запрещал вольную добычу желтого металла, а наоборот — сделал так, чтобы люди больше вкладывались в него. Золото — это инвестиционный инструмент, который существовал испокон веков, и сейчас, учитывая непростую ситуацию в мире, неплохо было бы о нем вспомнить».