Еще не оформились

Как вневедомственная охрана несет службу в обособленной от МВД Росгвардии

Фото: Росгвардия

До нынешнего года подразделения вневедомственной охраны, специализирующиеся на госзащите самых разных объектов собственности, относились к структуре МВД. Однако с 5 апреля ее бойцы официально стали сотрудниками нового ведомства — Росгвардии. «Лента.ру» провела один день в подразделении вчерашних полицейских и выяснила, как новый статус изменил их будни.

Стражи элитной Барвихи

Утренний развод: проверка оружия, служебных автомобилей. Построение. Далее — тесты на знание законодательства. Ответственный зачитывает ориентировки на преступников, совершивших накануне преступления. Так начинается каждое утро для гвардейцев Одинцовского ОВО (отдел вневедомственной охраны) — одного из крупнейших подразделений Росгвардии в Московской области. Бойцы на основании договоров обеспечивают безопасность примерно девяти тысяч объектов собственности — от школ и больниц до частных квартир и гаражей.

«Ежедневно нам поступает около 30-40 тревожных сигналов. Вызовы самые разные: квартирные кражи, конфликты на автозаправках, драки в барах... В городской черте мы обязаны явиться на место происшествия в течение 10 минут, за ее пределами — за 15-20 минут», — говорит командир батальона, подполковник полиции Виталий Бубон.

Мы находимся в самом сердце подразделения — пультовом зале. Сюда при помощи систем извещения «Альтаир» и «Юпитер» поступают тревожные сигналы с охраняемых объектов. За мониторами компьютеров сообщения сосредоточенно отслеживают девушки-операторы. Их коллеги в другом углу зала отправляют по телефону группы задержания на адреса.

У 11 экипажей вооружение традиционное для полиции — пистолеты Макарова, автоматы Калашникова. Кататься на служебных авто приходится много — территории огромная. Это не только Одинцово, но и Звенигород, Голицыно и знаменитые Рублевка с Барвихой. Несмотря на то что сотрудники сменили ведомственную прописку, форма у них все еще полицейская, а машины окрашены в синий и серебристый — цвета МВД.

«Собственной символики у нас пока нет, поэтому для простых людей мы как были, так и остаемся полицейскими — никакой разницы между нами, нарядами ППС и участковыми они не видят», — объясняет исполняющий обязанности начальника Одинцовского отдела вневедомственной охраны, подполковник полиции Алексей Черниловский.

По словам Черниловского, функции у охранников-гвардейцев остались по сути те же самые, что и до реформы. Единственное отличие — в отмене составления административных протоколов: во время дежурств бойцы помогают полицейским и выявляют правонарушения на улицах, а оформляют задержание и привлекают к ответственности в отделах полиции.

Токсикоманы-чердачники и продуктовая аферистка

Гвардейцы не только имущество стерегут, главная их нагрузка — нарушители порядка. В их практике встречаются весьма любопытные случаи.

«Наш типичный маршрут патрулирования — восемь километров, 134 объекта и 56 квартир, которые мы охраняем 24 часа в сутки. За одну смену поступает около десятка "тревог" — и среди них могут быть самые непредсказуемые случаи», — рассказывает командир роты, капитан полиции Анатолий Капитаных, запрыгивая в служебный Ford Focus.

Вместе с ним и его коллегами прочесываем территорию. В нашей машине стоит система «Алмаз», несмотря на красивое название выглядит она невзрачно — небольшое устройство, при помощи которого руководство, с одной стороны, отслеживает местоположение всех патрульных машин, с другой — к нему подведена тревожная кнопка: если стражи порядка сталкиваются с серьезным сопротивлением и не могут воспользоваться телефоном, достаточно ткнуть пальцем — и подмога прибудет. К счастью, использование прибора по назначению — большая редкость.

Пока мы неторопливо едем по улицам Одинцово, водитель рассказывает случай из своей практики. Ему с напарником в одном из местных магазинов довелось задержать изобретательную мошенницу, которая проворачивала там один и тот же трюк: «Приходила в продмаг, фотографировала штрих-коды, шла домой и там печатала дубликат на клейкой ленте». Схема выглядела так: к примеру, распечатанные «двойники» штрих-кодов с копеечного детского питания она приклеивала на аналогичные емкости с товаром премиум-класса. Продавщицы на кассе не замечали подмену, но однажды мошенница все-таки попалась. Позвонили в полицию — а тут гвардейцы вызов перехватили.

«Бывают и ложные звонки. К примеру, поставил человек машину на парковку рядом с большим торговым центром — и забыл где. Решил, что угнали, звонит «112» — а такие вызовы идут не только в полицию, но и к нам. Выезжаем на место, а незадачливый водитель уже обнаружил пропажу. Или еще была история: в одной фирме водитель КАМАЗа, груженого железной арматурой, забыл отдать начальству накладные и уехал. Шеф тормознуть его не успел и обратился в полицию, заявив об угоне. В итоге ввели план "Перехват", всех поставили на уши — а никакого угона и не было. Правда, потом звонившим приходится отвечать за ложные вызовы по закону», — рассказывает сидящий рядом со мной Капитаных.

Сотрудники вневедомственной охраны активно помогают коллегам из МВД — участвуют с ними в оперативной и профилактической работе, рейдах, ищут угнанные автомобили. Но если поступает тревожный сигнал с охраняемого объекта — сразу же отправляются туда, в каких бы операциях ни участвовали.

«Летом у нас было громкое задержание: 12 июня поступил вызов из охраняемой квартиры на Можайском шоссе. Туда, на первый этаж, залезли два вора-домушника. Мы быстро среагировали и взяли их прямо на месте — оказалось, что за преступниками числится 11 криминальных эпизодов», — вспоминает капитан полиции.

Быстрота реакции — залог успеха в работе стражей порядка. Правда, иногда в их строгие нормативы вмешивается дорожная обстановка: в какой-то момент мы едва не попадаем в ДТП — в считанных сантиметрах от нас остановилась старенькая Nexia, выезжавшая из двора. Судя по выражению лица водителя, перспектива аварии с полицейской машиной напугала его серьезно.

«За время работы в охране я стал гораздо лучше управлять машиной. Еще бы — вот так попадешь в ДТП, машина сломается — и сорвется громкое задержание», — говорит водитель.

Кстати, порой сигналы тревоги поступают не только из квартир, но и с чердаков. Когда на один из них приехал наряд, поначалу бойцы заподозрили ложное срабатывание: дверь взломана не была. Однако позже выяснилось, что сквозь прутья решетки на крышу вылезли подростки-токсикоманы, чтобы подышать клеем вдали от посторонних глаз. Самому старшему из них было всего 15 лет.

Мигранты с синдромом сороки

Сотрудники ОВО не понаслышке знакомы с преступными «трендами». К примеру, в последнее время серьезно участились кражи со строек: работяги тащат все, что плохо лежит, от стройматериалов до инструментов. Воруют даже старые тачки — на черном рынке на любой товар найдется покупатель.

«Чаще всего мы задерживаем за такие преступления выходцев из стран постсоветского пространства 30-35 лет. Иногда с криминальным прошлым. Вот недавно у одного нашли паспорт поддельный. Кто-то из них постоянно живет в Одинцовском районе, а кто-то совершает преступление — и домой», — рассказывает патрульный.

Недавно стражи порядка задержали одного из таких «гастролеров» — приезжего, находившегося в розыске. Он промышлял трюками с «заломом» денег: просил кассирш в магазинах разменять купюру в пять тысяч рублей, потом забалтывал их и просил отыграть операцию обратно. В итоге у него в руках оказывались не только его пятерка, но и пара-тройка чужих купюр, спрятанных благодаря ловкости рук. Но одна продавщица «фокусника» раскусила — и его повязали прибывшие гвардейцы.

«Успешно выполнять задачи нам помогает то, что сотрудники хорошо знакомы с объектами, которые охраняют. Экипажи знают, сколько запасных выходов у школ, магазинов на маршруте, куда выходят окна. Их осведомленность регулярно проверяется тестами, и когда поступает вызов, наши бойцы едут на объект не вслепую. Так проще блокировать злоумышленников и перекрывать им пути отхода», — объясняет Виталий Бубон, встретив меня в отделе после патрулирования.

Львиную долю дневного времени патрульные тратят на выезды в магазины, где случаются кражи. Вечером, как правило, приходится выезжать в питейные заведения на сигналы о дебошах. Квартирных краж стало меньше, зато случаются они круглый год, тогда как раньше воры промышляли в квартирах и на дачах в основном летом, в сезон отпусков.

«Количество преступлений, с которыми мы сталкиваемся, не уменьшается — главным образом из-за роста плотности населения в Одинцовском районе. Так что работы у нас хватает. Службу несем пока в привычной полицейской форме, а там посмотрим», — говорит, прощаясь, Алексей Черниловский.