Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Гость в горле

Москва отправила мигрантов куда подальше. Репортаж «Ленты.ру»

Фото: Денис Гришкин / РИА Новости

В начале ноября столичные власти сделали очередной шаг к урегулированию ситуации с мигрантами. Отныне все документы, связанные с гражданством, разрешениями на временное проживание и на работу, приезжие вынуждены оформлять в единственном месте — расположенном на территории Новой Москвы многофункциональном центре (ММЦ) «Сахарово». Специальный корреспондент «Ленты.ру» провел там целый день и пришел к выводу, что дела иностранцев в городе постепенно налаживаются.

Новая Москва

В 11 утра у метро «Аннино» непривычно многолюдно. «Тут всегда полно народу, но сегодня прям не протолкнуться. Опять подземка встала, что ли?» — недоумевает торгующая семечками бабуля. Со стороны действительно было похоже на очередные проблемы с общественным транспортом. Серая толпа буквально штурмует подходящие один за другим автобусы. Вот только отправляются они не в центр, а в область...

«Удружили, нечего сказать. Они бы еще где-нибудь в Рязани начали документы принимать. Это только на карте Москва, а ехать туда почти час», — жалуется Султан, обычный работяга из Таджикистана, прибывший в столицу неделю назад и наравне с тысячами земляков вставший перед необходимостью получить разрешение на трудовую деятельность. Узнав о моем редакционном задании, смеется: «Сделаю из тебя настоящего гастарбайтера. Все прелести вашей системы прочувствуешь на себе».

По словам Султана, его московские приключения начались на улице Новослободской, куда «сведущие» друзья отправили его для получения рабочего патента — необходимого для трудоустройства в Москве документа: «Приезжаю, а там закрыто. Спросил у такого же мнущегося у дверей парня, он и объяснил, что теперь надо ехать куда-то в Сахарово».

Впрочем, патент мой новый таджикский знакомый в паспортно-визовом центре на Новослободской не получил бы в любом случае. Во-первых, с 2015-го там занимались исключительно оформлением бумаг, связанных с получением российского гражданства. А во-вторых, с 7 ноября этого года он просто прекратил работу. Основная причина: многочисленные жалобы со стороны местных жителей.

«Да это ужас какой-то! Они и ели здесь, и спали, а нужду справляли прямо у нас в подъезде. Драки случались постоянно, чаще между собой, но бывало и с жильцами», — жалуется пенсионерка Ирина Иванова, для которой очередная попытка пройти к своему жилью превращалась в остросюжетный квест. Центр на Новослободской попросту не выдерживал огромных потоков мигрантов, желающих остаться в России на законных основаниях.

Проблема была решена просто: все полномочия по оформлению документов — разрешений на временное проживание (РВП), вида на жительство (ВНЖ) и российского гражданства — были переданы многофункциональному центру в Сахарово, который до ноября занимался исключительно выдачей рабочих патентов.

Долго нянчились

Указ о расформировании Федеральной миграционной службы и передаче ее сотрудников и полномочий министерству внутренних дел был опубликован в начале апреля — чуть более чем через месяц после страшного события на «Октябрьском Поле», где няня-мигрантка Гульчехра Бобокулова угрожала себя взорвать, размахивая отрезанной головой ребенка.

Жесткое заявление президента, озвученное на заседании Совбеза, в комментариях не нуждалось: «Мигранты, фактически лишенные возможности интегрироваться в общество, становятся объектом пропаганды, вербовки со стороны экстремистов и террористических организаций. Радикальные настроения растут не только в этой среде, но и у российских граждан».

Решение о ликвидации ведомства назревало давно. Жалобы на неэффективную работу службы поступали едва ли не ежедневно, а уровень коррупции превысил все разумные пределы. Один тот факт, что бывший глава ведомства Константин Ромодановский до сих пор не получил назначения на новую должность, говорит о многом. И это несмотря на то, что руководство ФМС сплошь состояло из представителей силовых структур. Трое из восьми экс-замов Ромодановского — выходцы из органов госбезопасности, как, к слову, и он сам, а еще трое — бывшие сотрудники МВД.

Впервые о том, что ФМС вернут в лоно МВД, заговорили еще в конце 2014 года. Называлась даже конкретная дата — 1 марта 2015-го. Однако руководству службы раз за разом удавалось продлить агонию. Во многом за счет целого ряда фантомных реформ, лишь отвлекающих внимание от реальных проблем.

Судьба службы фактически была решена летом прошлого года, когда ФМС заставили пойти на 10-процентное сокращение штата, насчитывавшего около 36 тысяч человек. До конца 2016-го, когда завершится процесс передачи дел, количество сотрудников будет сокращено еще примерно на треть. Таким образом, на работу в Главное управление по вопросам миграции (ГУВП) перейдут не более 25 тысяч человек.

Россиянам тут не место

«Пока доедешь, домой захочется», — жалуется Султан, с которым мы почти час трясемся в автобусе в направлении Сахарово. Преодолев по Варшавскому шоссе добрых 70 километров, выгружаемся и направляемся к КПП. Где у меня появляется большая проблема.

Отстояв полчаса в очереди, узнаю, что путь внутрь мне заказан. «С российскими паспортами не пускаем, — сообщает мне охранник. — Только иностранцы». Как выяснилось, исключения есть, но лишь для тех россиян, кто сопровождает иностранцев-инвалидов. Выход из положения нашел... мой таджик: «Давай раз в час буду тебе звонить, обо всем рассказывать, — неожиданно предлагает помощь Султан. — Только на телефон денег закинь. Пять рублей осталось».

Быстро обеспечив «помощника» связью, направляюсь в ближайшее кафе ждать вестей из ММЦ. А заодно знакомлюсь со структурой Главного управления по вопросам миграции (ГУВМ), руководителем которого была назначена полковник Ольга Кириллова, ранее занимавшая пост начальника московского управления ФМС. По мнению источника «Ленты.ру» в МВД, Кириллова — ответственный и квалифицированный сотрудник, способный добиться успеха на любом месте.

Ожидается, что по итогам реформы новая структура сосредоточится исключительно на «бумажной» работе — предоставление гражданства, вида на жительство, выдача виз и разрешений на работу в России. Контролем за соблюдением паспортно-визового режима, разыскными мероприятиями, а также ограничениями на въезд для нарушителей миграционного законодательства займутся другие подразделения МВД.

До последнего момента в ФМС жаловались, что ведомство не является частью правоохранительных органов и постоянно сталкивается с параллельной деятельностью, которую ведет в отношении мигрантов полиция. По словам председателя общественного совета при МВД адвоката Анатолия Кучерены, именно этот факт стал одним из определяющих в решении вернуть службу в состав органов внутренних дел, частью которых она являлась до превращения в 2004 году в самостоятельную структуру.

«Основную причину расформирования ведомства я вижу в дублировании некоторых полномочий с обязанностями МВД. Теми же вопросами проверки, контроля документов, розыска зачастую занимались полицейские, в то время как ФМС либо не обладало надлежащими полномочиями, либо ресурсами», — считает Кучерена.

По словам юриста, ведомству необходимо провести структурную реорганизацию, сохранив при этом имеющиеся квалифицированные кадры: «Мы уже стали забывать такое понятие, как компетентный человек. Услуги, которые мы получаем, должны быть, прежде всего, качественными. То же самое касается и новой структуры по работе с мигрантами. В отношении старой были большие нарекания. Стали костью в горле».

«Да там много всего написано»

«Я уже внутри, — звонок Султана раздается уже через 15 минут после нашего расставания. — Нам, кстати, очень повезло, что прошли так быстро. Говорят, люди тут часами стоят, чтобы только попасть на территорию». Для проверки поступившей информации возвращаюсь к КПП, где быстро нахожу подтверждение. В неформальной беседе охранник сообщает, что центр постоянно переполнен, в связи с чем посетителей пропускают дозированно — человек по 20 за раз. Паузы порой достигают двух часов.

Как же так, говорю, ведь на сайте написано, что ММЦ может принимать до 5000 человек в сутки. «Да там много всего написано. После закрытия Новослободской поток увеличился, а мы не резиновые. В час обычно пропускаем человек по 100, а их тут бывает раз в десять больше», — объясняет сотрудник пропускного пункта. Сам центр на прием документов работает круглосуточно и без выходных, но к профильным специалистам попасть можно исключительно с 8 до 24. Очередь занимают чуть ли не с ночи.

На телефоне — снова номер моего таджика: «Получил на входе талончик, прошел в помещение, жду своей очереди к окошку. Народу полно. Дай бог, через час пойду». Есть и хорошие новости — в самих окошках документы принимают быстро, сдавшие сразу же переходят к «процедурам».

С января 2015 года, когда вступили в силу новые правила получения разрешения на работу для граждан безвизовых стран бывшего СНГ, не входящих в Евразийский экономический союз, для получения права на работу трудовым мигрантам необходимо предоставить: медицинскую справку об отсутствии опасных инфекционных заболеваний и наркомании; миграционную карту с указанием цели въезда на территорию России — «работа»; результаты тестирования на знание русского языка, истории и основ законодательства России; договор добровольного медицинского страхования или договор об оказании платных медицинских услуг.

Все справки и документы, кроме оформляемой на границе миграционной карты, можно получить в Сахарово. В отличие от опыта прошлых лет, когда в кожвендиспансер нужно было ехать в один конец Москвы, а за справкой о непричастности к приему наркотиков — в другой. Теперь, чтобы получить патент, достаточно приехать в ММЦ дважды. Первое посещение подразумевает прохождение всех процедур и оплату услуг. Приехав во второй раз, можно забрать готовое разрешение на работу. Срок оформления, согласно официальной информации, не превышает трех недель.

«Заставили оплатить все процедуры, — сообщает Султан. — Почти 11 тысяч отдал. Хорошо хоть, деньги были. Прохожу медкомиссию. Анализ крови, мочи, флюорография. Потом дерматолог и психиатр. Поначалу испугался, что придется долго ждать, но мне сказали, что прием ведут несколько десятков врачей. Проверим».

С 2015 года обследование можно пройти как в миграционном центре, так и в ряде специально аккредитованных медицинских учреждениях города, число которых постоянно растет. В настоящее время анализы можно сдать как минимум в 45 медицинских организациях, две трети из которых являются частными.

И все это на фоне неослабевающего потока приезжих. По информации Федеральной службы государственной статистики, только в 2015 году российское гражданство получили более 220 тысяч переселенцев из Средней Азии, что составляет 36,8 процентов от числа всех прибывших иностранцев. Согласно докладу Экспертно-аналитического центра Российской академии народного хозяйства и государственного управления, к началу 2016 года лидерами по количеству приехавших в Россию легальных мигрантов стали Узбекистан и Таджикистан. К слову, десять лет назад лидировали Украина и Китай.

Пропорционально растут и отчисления в бюджет. Только в первом полугодии 2016 года прибыль правительства Москвы, полученная в результате оформления мигрантами различных документов, составила 6,8 миллиарда рублей — в два с лишним раза больше, чем отчисления столичной нефтегазовой отрасли (включая НПЗ в Капотне и все бензоколонки). За это время в столице выдано 195 тысяч патентов на работу. 84 тысячи из них получили узбеки, 65 — таджики.

Политика двуглавого орла

«На медкомиссию потратил чуть больше часа, — сообщает Султан. — Все культурно, без хамства. А то мне говорили, что приходишь оформлять документы, а на тебя даже не смотрят, общаются как с мусором. Тут все нормально. Сейчас пойду сдавать экзамен. В школе по русскому была тройка…».

Тест на знание языка и истории, который сдается в Сахарово, — компромиссный вариант от правительства Москвы стоимостью 500 рублей. Сертификат, который выдается после успешной сдачи, действует на территории Москвы один год. По его истечении экзамен нужно сдавать заново. Есть услуга от Министерства образования, чей сертификат действителен уже в течении пяти лет и по всей России. Стоимость, впрочем, кусается — 5000 рублей.

«Слушай, а Куликовская битва была до Ледового побоища или после? — интересуется Султан, потративший на сдачу экзамена около часа. — Вопросы не сказать чтобы легкие, но и не особо сложные. Сказали, что проваливаются здесь редко. В основном те, кто по-русски вообще не понимают. Сейчас отпечатки пальцев буду сдавать, потом пообедаю и домой. Здесь даже столовая есть».

Смотрю на часы — 17.00. Это значит, что на все необходимые действия мой таджик потратил порядка четырех с половиной часов. Вполне терпимо с учетом того, что еще пару лет назад это могло занять не одни сутки. На территории, к слову, есть не только столовая с вполне доступными ценами — бизнес-ланч обойдется в 250 рублей, — но и комната матери и ребенка, а также своя биржа труда.

На работу здесь можно устроиться без лишних хлопот. Главное — иметь при себе патент, при получении которого каждому мигранту необходимо совершить авансовый платеж в размере 4200 рублей. Сумму нужно перечислять ежемесячно путем банковского перевода.

Именно эта обязанность в настоящее время является, пожалуй, главной проблемой для большинства мигрантов, только собирающихся работать или уже трудоустроившихся в Москве. «В месяц на стройке мне обещали 25 тысяч рублей, 10-15 из них буду отсылать домой, — жалуется Султан. — 4200 приходится тратить только за то, что я хочу работать. А ведь на что-то еще и жить надо. Говорят, чуть ли не с нового года стоимость патента возрастет до 7000». Если это случится, многие гастарбайтеры окажутся перед непростым выбором. Перспектива отдавать четверть зарплаты за патент на работу вряд ли кому понравится.

По общему мнению приезжих, с которыми я успел поговорить в Сахарово, нынешняя политика России в отношении представителей республик бывшего СССР сродни двуглавому орлу, который с одной стороны дает, с другой — отнимает. Да, РФ сохраняет безвизовый режим и ведет работу по совершенствованию процессов оформления документов. Вместе с тем страна с каждым годом ужесточает условия пребывания иностранцев, зачастую решая проблему нелегальной миграции самым простым путем — с помощью массовых выдворений и запретов на въезд.

По данным ФМС, в 2013 году въезд в Россию был запрещен 449 тысячам человек — это в шесть раз больше по сравнению с предыдущим годом. В 2014-м эта цифра составила 676 тысяч, в 2015 году — 481 тысячу. Таким образом, только за три года служба объявила персонами нон грата более 1,6 миллиона иностранцев.

И все ради покоя своих граждан.