«После финиша я сидела и плакала под душем»

Зачем обычной девушке становиться «железным человеком»

Фото: World Class

Руководитель направления «Триатлон» в сети фитнес-клубов World Class Виктория Шубина — первая россиянка, прошедшая квалификацию на оба чемпионата мира по триатлону серии Ironman, — рассказала «Ленте.ру» об этом экстремальном спорте. В первом материале серии она попыталась объяснить на личном опыте, зачем тысячи людей в разных уголках мира бросают все свои дела и, не щадя себя, плывут почти четыре километра в открытой воде, едут более 180 километров на велосипеде, а потом еще и бегут марафонскую дистанцию.

Курс на Кону

Тренировка без конкретной соревновательной цели — не спорт, это фитнес, который рано или поздно наскучит. В триатлоне нужна цель, ею может быть любой соревновательный старт, а для гонок серии Ironman самый желанный, вожделенный старт, сверхцель — это Кона на Большом острове Гавайев, где проходит чемпионат мира. На него отбираются лучшие финишеры всех мировых стартов серии Ironman, а также элита профессионального триатлона. Вы стартуете бок о бок с легендами этого спорта, можете обсудить с ними после брифинга, что они едят перед стартом и после старта, бреют ли ноги, о чем думают на 30-м километре бегового этапа и прочие «фишки» триатлон-тусовки.

Итак, почему Кона? Потому что все именно там и началось. Самая тяжелая и престижная гонка в истории триатлона родилась на Гавайях в 1970-х годах. На банкете клуба пловцов Waikiki Swim Club офицер американской армии Джон Коллинз и его супруга Джуди предложили объединить три самые сложные гонки на выносливость в один старт, чтобы выяснить, кто из атлетов все-таки сильнее — пловцы, велосипедисты или бегуны. «Того, кто финиширует первым, мы будем называть железным человеком (Ironman)», — решили участники. И 18 февраля 1978 года 15 спортсменов, включая самого Коллинза, стартовали на одном из пляжей Вайкики, положив начало истории Ironman. С 1981 года соревнования стали проводить на побережье Кона Большого острова Гавайев

C тех пор в триатлоне многое изменилось — экипировка, оборудование, система подготовки, питания, но одно осталось неизменным: это слава, престиж и магия Коны. Представьте, сколько нужно сделать для того, чтобы пройти любую гонку Ironman, — вы просто в корне меняете всю свою жизнь, не меньше. А чтобы попасть на Кону, где вся ваша триатлон-судьба на кону, — нужно начать жить Коной!

Моя осознанная мечта попасть на Кону появилась после первого полного Ironman в 2013 году в Цюрихе. Это стало настоящим испытанием и сюрпризом для меня. До этого в моем арсенале было уже несколько «половинок», и везде я занимала призовые места. Поэтому я ехала в Цюрих сразу за слотом на чемпионат мира на Коне. Про мой первый Ironman можно написать отдельную статью на несколько страниц. Скажу лишь, что я могла не закончить тогда свою первую гонку, так как на 160-м километре велоэтапа, полностью обезвоженная, прилегла отдохнуть в тени. В этот момент я не могла продолжать гонку, вздремнула часок… Когда очнулась, мимо бесконечной вереницей тянулись триатлеты. Некоторые останавливались у моего оазиса и болтали со мной. Очень простой диалог: «Жарко сегодня! Ты как? Давай не сдавайся! Ну, удачи, мне пора!»

Именно эти спортсмены, которые ехали не за медалью, а просто наслаждались процессом, помогли мне финишировать тогда. Уже после финиша я сидела и плакала под душем. Что это были за слезы? Счастье? Боль? Разочарование? Я не знаю до сих пор. Думаю, все одновременно. Счастье, что финишировала, боль, потому что почти не могла стоять на ногах, разочарование, потому что все пошло не так, как было запланировано. Но уже тогда я знала, что будет еще не один Ironman, и что я хочу на Кону!

Для того чтобы получить слот на Кону в моей категории, нужно занять первое или второе место. Я смогла сделать это на своем четвертом «айроне» в штате Колорадо в Боулдере за два месяца до самой Коны. Заняла второе место и заработала слот.

Время идет

У меня было два месяца на восстановление и подготовку к старту. Это совсем не много, учитывая, что я не профессиональный атлет. У меня есть работа, и, несмотря на то что она напрямую связана с триатлоном, ей необходимо уделять внимание, а, значит, на мои собственные тренировки остается не так много времени и сил.

Я прилетела на Кону из Барселоны. Россиян всего семь человек, и я единственная женщина, которая отобралась на старт в этом году. Несмотря на гордость и радость от того, что я участвую в этом значимом событии, было только одно желание — спать. Разница во времени — 13 часов. Температура воздуха около 40 градусов плюс влажность… Это совсем не московский климат!

Плюс к этому почти 30 часов полета, и это не считая времени пересадок. Я вылетела рано утром в понедельник и прилетела на место в среду во второй половине дня, практически к параду наций. Это мероприятие, которое проходит перед гонкой, где представители всех стран проходят со своими флагами под аплодисменты зрителей. Прямо как на олимпийских играх.

У меня было достаточно времени, чтобы проанализировать трассу. В том числе проехать ее на машине с моим другом и спортсменом Витей Дорониным, который на тот момент уже целый месяц тренировался на Коне, готовясь к старту. По обеим сторонам дороги — пейзаж из черной застывшей лавы с сухой выжженной травой. На одном из участков машину от ветра швырнуло в сторону, ветер продувает прибрежную, не защищенную растительностью часть острова, прилетая с разных сторон неожиданно и мощно.

Дальше «Пробег в трусах», очень забавная и веселая традиция, связанная с историей соревнований. Некоторые местные жители были недовольны видом первых триатлетов, которые проходили всю дистанцию в плавках, и решили выступить с акцией протеста. Но большая часть все же поддержала спортсменов, выйдя в день акции протеста в трусах и пробежав пару километров с лозунгом: бегать в трусах не зазорно! Теперь каждый год на Коне за пару дней до старта пробегают в самых разнообразных трусах спортивные и не очень фигуры.

День старта приближается, а с ним растет и нервное напряжение. Так бывает перед каждым стартом, но перед чемпионатом мира нервы накалены до предела. Ощущение, что ты собираешься на однодневную войну с отборными солдатами — самыми быстрыми пловцами, самыми мощными велосипедистами и скоростными бегунами.

И вот наконец утро 8 октября.

Только вперед

Выстрел пушки — все, понеслось! Гонка — это маленькая концентрированная жизнь. Ты не можешь знать наверняка, как все пойдет. И когда что-то не так, как ты планировал, надо четко и быстро принимать новую действительность, менять план и двигаться дальше.

Первый этап самый «вкусный». Чистая, прозрачная вода очень комфортной температуры. Одна неприятность — слишком много девчонок одновременно пытаются плыть по маршруту, вода «кипит»! Здесь главное — сохранить свое лицо в прямом и переносном смысле, в него может прилететь какая-нибудь часть тела рядом проплывающей соперницы. И все же это был самый комфортный этап гонки.

Дальше велоэтап. Я знала — будет тяжело. Опасения подтвердились. Сочетание жары, влажности и сильного порывистого ветра, прилетающего с разных сторон неожиданно и мощно, делает 180-километровую поездку на велосипеде весьма напряженной. Несмотря на то что я пила и обливалась водой на всех пунктах питания, организм терял жидкость быстрее. Вдобавок необходимо было вцепиться в руль своего Spesha (уменьшительно-ласкательное название моего боевого коня, велосипеда Specialized), чтобы меня не снесло с дороги порывом ветра. Некоторые участницы поставили вперед «нулевое» колесо. У меня с собой были только 808 Zip. Для таких погодных условий не самый лучший вариант, но другого не было. Сильный порыв ветра, который ощутим и для машины, велосипедиста может просто снести с дороги.

Дорога до горы Хави все время с небольшим подъемом, затем разворот на 360 градусов и путь домой. На спуске все осторожничали, для меня это была единственная возможность нагнать время. И я помчалась вниз, все время прося своих ангелов-хранителей не позволить порыву ветра убрать меня с дороги. На скорости 70 километров в час на велосипеде в одном шлеме из защиты, с ветром, который хочет тебя убить, очень страшно!

Не с самым лучшим временем, полностью обезвоженная и очень уставшая, я примчалась в транзитную зону, чтобы оставить своего Spesha, надеть кроссовки и убежать на пробежку в 42 километра 200 метров. Дотрагиваясь до кожи, понимаю, что она болит, это особенная боль при обезвоживании. Когда организму не хватает воды, он снабжает только жизненно важные внутренние органы, а кожа может подождать, пока не настанут лучшие времена.

Первые 16 километров проходят вдоль океана. Очень красиво, есть растительность, а значит, есть тень, в которой местами можно укрыться от прямых лучей солнца. Но организм без воды бастует и отказывается работать. Дальше есть небольшой, но крутой холмик, в который надо забежать. Очень многие болельщики стояли там, чтобы поддержать спортсменов. Меня тоже там ждали, и я ждала, на дистанции очень важно, чтобы за тебя болели и тебя ждали. С войны ты должен вернуться в семью и к друзьям! Иначе зачем тебе возвращаться?

Я получила информацию о своем месте в протоколе. Ничего позитивного. Ни о каких призах, десятках или хотя бы двадцатках и речи быть не может. И пожелание: не убивайся, главное — вернись живой!

Вопроса о том, чтобы сойти, не стояло, хоть на предплечьях, но доползу до финиша. Оставалось еще 26 километров пути. Бесконечная дорога тянется вверх и вниз вдоль автотрассы, вдоль все той же лавы. Солнце выключили, и стало прохладней. И вот я уже бегу вниз с этой же горки, в которую поднималась 24 километра назад. Отпускаю себя и падаю вниз. Я пробегаю по надписи «Вика, вперед!», написанной мелом на асфальте вчера специально для меня. Еще одна традиция на Коне: болельщики пишут мелом в разных местах по всей трассе слова поддержки своим близким. Я не вижу надпись, потому что уже темно и потому что уже вообще не могу видеть от усталости, но я знаю, что она есть… И я пробежала по ней. Я слышу голоса и крики поддержки вокруг, вижу створ финишной арки, пересекаю его и слышу уже в пятый раз, но как будто в первый: Shubina Victoria from Russia, you are an Ironman!

Это счастье, и это победа! Даже если ты сегодня не самая лучшая, но ты сегодня сделала все, что могла! Наслаждайся моментом! Ты это заслужила!

Обезвоживание такое сильное, что наслаждаться моментом в полной мере не получается. Плохо физически, тошнит...

Наконец-то меня выворачивает апельсинами, которыми питалась на бегу! Подбегают медработники, которые хотят увезти меня в госпиталь. Делаю вид, что ничего не понимаю, тыкаю пальцем в сторону своих друзей, говорю, что могу общаться только на russian, они так не умеют. Отпустили...

Дальше тревожный сон и затяжное восстановление. Организм пострадал на этой однодневной войне сильнее, чем обычно.

Но через день — безумное, яркое, умопомрачительное ощущение жизни, счастья и радости в каждом мгновении!

Все самые простые вещи, которые мы пропускаем в обычной жизни, выходят на первый план. Жизнь словно замедляется, чтобы ты смогла рассмотреть, почувствовать и прожить каждое мгновение. Прозрачная живая вода, глоток пива, лучи солнца, свежесть ветра, вкус еды, шум воды, пение птиц и, конечно, большие черепахи.

В 2011 году, после моего первого старта на спринтерском кросс-кантри-триатлоне под Питером, меня спросили: «Ну что, Вика, когда будешь делать длинный триатлон?» Я ответила: «Никогда!» Никогда не говорите «никогда»! Может быть, то, от чего вы отказываетесь, и есть то, что на самом деле вам нужно?

Ценности00:1015 июня

Мундистиль

Ретро и тапки: как стать самым модным на чемпионате мира
Ценности00:0220 мая

Испанская лиса

Жена диктатора Франко любила жемчуг и заставляла народ молиться за грешного мужа