Новости партнеров

Одна на всех — и все на одной

Перспективы московского рынка краткосрочной аренды автомобилей

Фото: Кристина Кормилицына / «Коммерсантъ»

Всеобщая автомобилизация — основа современного общества, она же — источник глобальных проблем. Перманентная перегруженность дорожной сети и загазованность воздуха в мегаполисах — западные страны столкнулись с этими проблемами еще в середине прошлого века.

Идея минимизировать издержки путем коллективного использования автомобилей возникла среди жителей жилищных кооперативов Цюриха в конце 40-х, а к 70-м годам во Франции и Великобритании уже действовали первые коммерческие сервисы краткосрочной аренды автомобилей. Однако каршеринг в современном виде возник только в конце 90-х годов: развитие интернета и спутниковой связи обеспечило легкий доступ к прокатным автомобилям и возможность поминутной тарификации.

В России первая такая компания появилась в 2012 году в Москве. Сегодня их пять, а суммарное количество машин приближается к полутора тысячам. За пять лет столичный каршеринг эволюционировал из экзотического сервиса в полноценный вид общественного транспорта.

Каждый игрок старается занять свою нишу: один делает ставку на короткие поездки, другой предлагает посуточную аренду автомобиля. Какие сферы остались неохваченными и в каком направлении будет развиваться московский каршеринг? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно разобраться, что именно предлагают операторы столичных сервисов.

Вместо личного транспорта

Как бы часто горожанин ни пользовался машиной, большую часть времени она стоит мертвым грузом. Что если в «пустые» часы на ней могли бы ездить другие? Это убрало бы с дорог лишний трафик: по подсчетам журнала The Economist, один прокатный автомобиль заменяет собой пятнадцать личных машин.

В качестве альтернативы на ум приходит такси, однако прокат автомобилей имеет ряд преимуществ: он более приватный, не нужно ждать подачи автомобиля, кроме того, каршеринг несколько дешевле, так как пользователям не приходится оплачивать услуги водителя.

Собственно, большинство российских сервисов функционирует именно как альтернатива такси — они рассчитаны на частных лиц. Схожая бизнес-модель обуславливает незначительные различия: размер поминутного тарифа, наличие каких-либо специальных предложений или ограничений.

Скажем, «Делимобиль» — единственный оператор, не предлагающий расширенное страхование по умолчанию. За счет этого сервис удерживает привлекательные расценки, но клиенту следует трезво оценивать риски. Компании CAR5 и Belka Car предоставляют разнообразные пакетные тарифы. А YouDrive — специальный тариф «Ночевка», позволяющий не платить за аренду припаркованного автомобиля с 20 до 8 часов. В остальном сервисы очень похожи, разнятся только автомобили.

Но и тут нет особого выбора: в отличие от западных сервисов, построенных по аналогичной схеме B2C («бизнес — потребителю»), российские компании предпочитают работать с каким-нибудь одним автопроизводителем. Исключение — Anytime, которая может похвастаться четырьмя марками машин. Для сравнения, американская компания Zipcar предлагает клиентам 30 моделей — в том числе премиальных брендов. Удивительно, но ни один московский сервис не включил в свой автопарк престижных автомобилей.

Отметим, что о другой форме организации сервиса — Р2Р («человек — человеку») — в Москве пока не слышно. Хотя автоклубы, участники которых зарабатывают на сдаче в каршеринг личных автомобилей, крайне популярны в Америке и Европе. До такой степени, что страховые компании США, как правило, не покрывающие ущерб от коммерческого использования частных машин, делают для них исключение.

Еще одним перспективным для столицы видом каршеринга представляется «социальный» (NFT — «без выгоды»). Такого рода сервисы дотируются государственно-частными партнерствами. Их запускают в районах-новостройках, испытывающих проблемы с доступностью общественного транспорта. Помимо выполнения социальной задачи, они повышают привлекательность жилья в глазах покупателей.

Каршеринг для бизнеса

За рубежом предприниматели все чаще отказываются от приобретения машин в собственность, особенно на этапе становления бизнеса. Прокатный автомобиль обладает преимуществом фиксированной стоимости: внезапная поломка не повлечет ни финансовых, ни временных потерь. Крупные игроки, такие как Hertz, держат в парке различные коммерческие автомобили — от пикапов до пассажирских микроавтобусов.

Ориентированность столичных сервисов на частных клиентов привела к тому, что взаимодействие каршеринга и малого бизнеса до сих пор пребывает в зачаточном состоянии. Единственная московская компания, предлагающая к аренде LCV, — Anytime. Сервис берется доставить фургончик Renault Kangoo непосредственно к клиенту — на мелкооптовые рынки за пределами МКАД. Однако скромных размеров грузовичок едва ли способен удовлетворить серьезные запросы.

Более системный подход к обслуживанию интересов бизнеса демонстрирует Belka Car. Компания нацелилась на обслуживание корпоративных клиентов, предлагая заменить своими автомобилями автопарки предприятий. Конечно, речи о поминутной тарификации тут не идет — предполагается ежемесячная оплата. Отметим, что «Белка» — новичок столичного каршеринга и что выйдет из этой затеи, пока неясно. По схожей схеме работает американская компания Enterprise Rent-A-Car.

Любопытный пример симбиоза каршеринга и дилерского бизнеса — сервис YouDrive компании «Панавто» (владеет 40 процентами сервиса). В отличие от большинства конкурентов, предлагающих бюджетные машины С-класса, парк YouDrive укомплектован ситикарами Smart Fortwo и Forfour. Такой необычный выбор объясняется тем, что сервис используется, в том числе, для продвижения марки Smart в России.

Идея подобной службы «двойного назначения» выглядит перспективной. Можно предположить, что автопроизводители, планирующие выход на российский рынок, прежде всего китайские, также захотят, чтобы их автомобили были доступны в прокате. А с учетом развертывания в Москве и области сети зарядных станций «МОЭСК-EV», скорее всего, столичный каршеринг вскоре пополнится компаниями, специализирующимися на электрокарах.