Новости партнеров

Пищевой блок

Смогут ли российские заключенные прокормить себя в кризис

Фото: Ilya Naymushin / Reuters

Советник директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Владимир Седых 30 ноября сообщил, что из-за сокращения финансирования могут возникнуть проблемы с питанием осужденных. Впрочем, стол узников колоний и без того нельзя назвать роскошным. В тонкостях тюремного питания разбиралась «Лента.ру».

В ожидании пустых животов

Громкое заявление, сделанное Владимиром Седых на межведомственном совещании по вопросу продовольственной безопасности уголовно-исправительной системы (УИС), сразу же сделало питание осужденных предметом общественной дискуссии. Положение дел в экономике сегодня невеселое, и обитателям колоний, судя по всему, придется туже затянуть пояса.

«Бюджет ФСИН в 2015 году составлял 20,5 миллиарда рублей, то есть мы должны были накормить заключенного на 86 рублей в день. А с 2019 года кормить его нам придется на 64 рубля», — сказал Седых.

Снижение расходов на питание заключенных на 26 процентов — тема, безусловно, серьезная. Тем не менее, по словам Седых, у ФСИН на этот случай заготовлен план, который позволит и людей накормить, и не обанкротиться: в частности, изготовление определенных полуфабрикатов прямо на территории колоний, частичный переход с говядины и свинины на мясо птицы, а также организация современных овощехранилищ и мини-производств. Однако, отмечает чиновник, сумма, заложенная на питание заключенных в 2019 году, фактически является критической.

«Но 15,2 миллиарда рублей (бюджет 2019 года) — это порог, на котором стоит задуматься, что дальше. Переходить на закупки сторонних покупателей, дотировать сельхозпроизводство за счет другой доходной деятельности (деревообработка, металлообработка)? Если, не дай бог, бюджет будет меньше, с такими производственными показателями у нас будет срыв», — заключил Седых.

Хочешь есть — копай огород

Реакция на заявление советника директора ФСИН России последовала незамедлительно: эксперты стали высказывать предложения, как именно можно прокормить российских заключенных в условиях кризиса. Президент межрегионального благотворительного фонда помощи заключенным при ФСИН Мария Каннабих предложила перевести их на самообеспечение. По словам специалиста, уже сегодня во многих колониях появились огороды; такая практика поможет осужденным обеспечивать себя едой самостоятельно в том случае, если финансирование УИС опустится ниже критической отметки.

«Очень давно во всех колониях стараются что-то выращивать — овощи, фрукты. Это все очень положительно сказывается на рационе осужденных. Тем не менее снижение финансирования — это тоже плохо. Меньше станет и витаминов, и мяса. Такого не должно быть», — сказала Каннабих и подчеркнула, что выращивание овощей и фруктов в тюремных огородах полностью не решит проблему с питанием. «Это большой минус, который может повлечь за собой многие нехорошие вещи», — подытожила она.

Антология тюремной кухни

Вопрос питания заключенных в местах лишения свободы во все времена по большей части оставался в тени общественного мнения — хотя для самих узников он, по понятным причинам, крайне актуален. Что едят осужденные сегодня? И как питались их товарищи десятилетия назад? Прежде чем углубляться в историю, отметим: согласно рекомендации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), физиологический минимум, необходимый для нормальной жизнедеятельности в умеренном климате, составляет 2600 ккал в сутки для мужчин и 2200 ккал для женщин.

Энергетическая ценность нормальной пищевой табели для заключенных, действовавшей в 1889 году, — около 2730 ккал, то есть выше нормы, установленной ВОЗ. В нее, в частности, входили: на обед — каша из 130 граммов крупы (чаще всего гречневой), 130 граммов мяса и 820 граммов хлеба. Ужин заключенного того времени — это 70 граммов гречневой крупы с восемью граммами сала и четырьмя граммами соли. Важный нюанс: такой пищевой набор полагался неработающим заключенным, трудящимся узникам его увеличивали в полтора раза, а каторжникам — еще больше.

В 1912 году циркуляр Главного тюремного управления сделал питание осужденных разнообразнее. Каждому из них в день полагался килограмм хлеба, 0,2-0,5 килограмма овощей, 160 граммов крупы, 94 грамма мяса (123 грамма — по выходным) и 30 граммов сала. Энергетическая ценность такого пайка (для неработающих заключенных) составляла более 3100 ккал. Работающие узники получали больше еды; энергетическая ценность их пайка составляла около 3600 ккал.

Не поработаешь — не поешь

С приходом к власти коммунистов «царские» нормы тюремного питания быстро канули в прошлое, а им на смену пришли новые. Так, чтобы получить свои нормы довольствия, узники ГУЛАГа образца 1939 года должны были сделать определенный объем работы. Нередко требования были чрезмерными — и осужденные тратили на работу куда больше энергии, чем содержал их ежедневный продуктовый набор. В 1939 году он выглядел так: 1200 граммов хлеба, 60 граммов муки, 130 граммов круп, 10 граммов макаронных изделий, 30 граммов мяса, 158 граммов рыбы, 12 граммов растительного масла, 13 граммов сахара, 20 граммов соли, 2 грамма чая, 0,2 грамма лаврового листа, 10 граммов томатной пасты и 600 граммов овощей.

«На бумаге может быть написано, что заключенные ГУЛАГа ели досыта — но это, конечно, далеко не так. Нормы в лагерях не соблюдались. В таких местах, как наше, практически не было проверок — они сюда просто не добирались. В результате жизнь заключенного целиком и полностью зависела от того, кто был у него в начальниках. Был у нас один начальник стройки — казалось бы, тюремная администрация! Но о нем отзывались тепло, он даже снабжал людей чистой одеждой. Но когда такой человек менялся и на его место приходил новый — жизнь осужденных могла превратиться в ад. Какие уж тут нормативы», — рассказывает Надежда Толканова, директор музея ГУЛАГа в городе Лабытнанги (Ямало-Ненецкий автономный округ).

В современной России в местах лишения свободы кормят согласно постановлению правительства РФ от 11 апреля 2005 года N 205 «О минимальных нормах питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы (...) на мирное время». В нем прописаны минимальные нормы питания для мужчин и женщин по 22 позициям — вот данные основных из них (приведены для мужчин): 550 граммов хлеба, 5 граммов муки, 100 граммов круп, 30 граммов макаронных изделий, 90 граммов мяса, 100 граммов рыбы, 20 граммов растительного масла, 30 граммов сахара, 20 граммов соли, 1 грамм чая, 0,1 грамма лаврового листа, 3 грамма томатной пасты и 250 граммов овощей. Главные новшества этого пайка — не только его разделения на мужской и женский (последний меньше) и совершенно новые компоненты вроде яиц (две штуки в неделю), молока (100 миллилитров), горчичного порошка и сухофруктов (10 граммов).

Энергетическая ценность нынешней тюремной пайки для женщин — около 2950 ккал, мужской — выше (к слову, приказ Минюста РФ №48 от 26 февраля 2016 года установил повышенные нормативы по питанию для ряда категорий заключенных — беременных и кормящих женщин, инвалидов, больных и несовершеннолетних). Таким образом, нормам ВОЗ современное тюремное питание соответствует, другое дело — надолго ли.

Правозащитники и продуктовый шок

«Для нас известия о сокращении расходов на питание осужденных стали настоящим шоком. Они и так-то едят скудно — а тут такое… В последнее время еда заключенных обходилась бюджету в 24 миллиарда рублей ежегодно, в 2015 году — в 20,5 миллиарда. А будет всего 15! И это при росте инфляции и цен на продукты. Причем в первую очередь, конечно, подобная экономия ударит не по центру России, а по регионам», — говорит зампредседателя Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева.

По словам собеседницы «Ленты.ру», в настоящее время ФСИН занимается поиском выхода из сложившегося положения. Одна из мер касается картофеля: чиновники намерены существенно улучшить условия его хранения (вплоть до постройки специальных картофелехранилищ), тем самым уменьшив расходы на его закупку в два раза — с двух миллиардов до одного. Меркачева утверждает, что сегодня очень много картофеля в колониях попросту не доходит до заключенных, он портится и гниет, а картофелехранилища позволят хранить излишки продукта продолжительное время. Вообще же во ФСИН намерены сделать упор на три главных продукта питания осужденных: мясо, картофель и хлеб.

«Сегодня при некоторых колониях существуют огороды, и чиновники намерены развить эту практику, создав на базе мест лишения свободы настоящие агрохолдинги. Они, по задумке ФСИН, должны обеспечивать продовольствием не только колонии, но и районы вокруг них. Насколько утопичны подобные перспективы — сегодня сложно сказать. По статистке, в России только 218 тысяч из 650 тысяч заключенных официально признаны работоспособными — по возрасту, состоянию здоровья и наличию желания трудиться», — рассказывает Меркачева.

По словам эксперта, тюремной идиллии будущего могут помешать бюрократические препоны: были случаи, когда руководство колоний пыталось скупать находившиеся в запустении колхозы, чтобы потом возрождать их своими силами, но муниципальные власти назначали за них немыслимые цены, а банки предлагали кредиты на драконовских условиях. Именно из-за несогласованности в действиях чиновников разных уровней шансы на организацию агрохолдингов на базе колоний не слишком высоки.

«А если план ФСИН не сработает, в колониях могут возникнуть серьезные проблемы. Сейчас на овощи осужденным тратят 8 рублей в день, а будут 5. И что на эти деньги купишь? В последние годы ситуацию с едой в местах лишения свободы удалось выровнять, и мы боимся, что она резко ухудшится. Сейчас заключенные не голодают, выделяемых денег достаточно. Если проблемы с едой в колониях в последние годы и были — то либо из-за воровства администрации, либо из-за плохих поваров, либо из-за проблем с госзаказами. Но на фоне перспективы резкого сокращения финансирования все эти факторы сегодня кажутся мелочами», — заключает Меркачева.