Выборы в тюбетейке

Как в Узбекистане голосовали за нового президента

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Впервые за все время существования независимого Узбекистана на президентских выборах можно было ожидать хоть какую-то интригу. Претендентов на то, чтобы продолжить дело Ислама Каримова, было несколько. Агитационные материалы, однако, разнообразием не отличались: на всех листовках, баннерах, билбордах кандидаты были схожими до степени смешения. Политологи говорили о том, что исход выборов не предрешен, но сами граждане страны в это, кажется, не верили. Корреспондент «Ленты.ру» побывал в Узбекистане и на месте разбирался, как проходило голосование.

«За достойнейшего!»

Перед днем тишины, 3 декабря, весь Ташкент был увешан предвыборной агитацией. Листовками залеплены витрины магазинов, кафе, ресторанов, салонов красоты. Все очень похожи: фото кандидата, его биография и программа, одинаковая расцветка. В агитматериалах претенденты на высший пост в государстве были показательно неотличимы друг от друга.

Листовки на русском и узбекском языках наклеивались аккуратно по четыре в ряд или по восемь в два ряда. На улицы города со столь же стереотипных баннеров взирали такие же одинаковые кандидаты: фото и лозунг. Размещались баннеры в том же арифметическом порядке: один кандидат, второй, третий, четвертый... И вот агитация исчезла, словно ее корова языком слизала. На стенах и стеклах не осталось даже следов клея, в арыках (водопроводных каналах), во дворах — ни клочка бумаги. Город был полностью зачищен от агитационной продукции.

В телеэфире — предвыборные ролики, чаще всего — чисто технического содержания: избирателей призывали сообщать о нарушениях на выборах в прокуратуру и местные избиркомы. Эксперты, аксакалы махаллей (старейшины территориальных общин и местных самоуправлений), прохожие, таксисты, журналисты на вопрос о том, за кого из кандидатов будут голосовать, отвечали одинаково: за достойнейшего. И осторожно уточняли: достойны все кандидаты, все заслуживают уважения. Главное, чтобы избранный президент продолжил курс Ислама Каримова. Все соглашались, что в предвыборной гонке есть лидер, но имя называли редко, обычно просто — «он». Иногда — «временно исполняющий обязанности президента».

Центризбирком говорил и показывал — например, какую большую разъяснительную работу провели в махаллях. Здесь буквально покушались на святое — разъясняли, что право на индивидуальный выбор выше патриархальных устоев. Руководит жизнью махалли аксакал — пожилой авторитетный человек. Чтобы глава общины не подавлял авторитетом сограждан, власти проводили тренинги и на каждом участке развесили плакаты с понятными картинками: голосует каждый сам за себя, но не за других членов семьи.

«Если он меня спросит, как мне голосовать, акя (уважительное обращение к старшему — прим. «Ленты.ру»), я ему отвечу: 18 лет тебе уже есть, своя голова на плечах есть, думай сам», — рассказал Бобур, аксакал одной из махаллей в центре Ташкента.

Аксакал совсем не выглядел фольклорным восточным «бобо» — дедушкой в толстом халате, тюбетейке и с окладистой бородой. Высокий, седой, коротко стриженный, в строгом сером костюме, говорит без «восточных мудростей». Впрочем, пресс-служба ЦИК разыскала в махалле и аутентичных белобородых аксакалов — телевидению была нужна картинка. Видимо, Бобур в образ патриарха не очень вписывался.

Аксакалы в махалле

Развитием политической культуры и гражданской сознательности в стране занимается Независимый институт по мониторингу формирования гражданского общества (НИМФОГО). Его эксперты отмечают, что в аксакалы охотно идут отставные офицеры. Сняв погоны, они активно берутся за организацию жизни сограждан. При этом, подчеркнул представитель НИМФОГО Рустам Саидов, жители махалли выбирают человека главой местного самоуправления вне зависимости от национальности. Специалисты уверены, что все 10 тысяч махаллей страны проявят гражданскую сознательность и «отнесутся к выборам ответственно».

При подчеркнутом безразличии к личностям кандидатов организаторы выборов демонстрировали, что процедуры тщательно соблюдаются, голосование идет именно так, как любезно сердцам главных демократических институтов мира. Наблюдатели выглядели довольными: например, представитель Нидерландов Корнелис Ладаж, широко улыбаясь, заявил корреспонденту «Ленты.ру», что это самые демократичные выборы президента, на которых он присутствовал.

В числе почетных гостей был и ветеран холодной войны, советник президентов США Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего, эксперт по Средней Азии Фредерик Старр. Ведущий американский специалист по региону также выражал удовлетворение тем, что увидел, но при этом предостерегал всех от поспешных выводов. «Это не новое общество. Это, может быть, новая страна, но не новое общество. Поэтому самые главные взаимоотношения в обществе недоступны — я не могу их описать, но чувствую, что они есть», — сказал Старр в беседе с «Лентой.ру».

Чай со значками

Организация голосования 4 декабря была на таком высоком уровне, что могли закрасться подозрения в срежиссированности происходящего. Кандидаты в точно назначенное время появлялись на участках, предъявляли комиссии паспорт, получали бюллетень, под вспышки камер бросали лист в урну для голосования. Индивидуальных отличий было немного. Например, временно исполняющий обязанности президента Шавкат Мирзиёев пришел на участок с семьей из восьми человек. Сарвар Отамуратов от «Миллий тикланиш» («Национальное возрождение») позволил себе немного вольности в американском стиле: сфотографировался на участке вместе с поклонницами. На вопрос, за кого он проголосовал, вместо стандартной речевки про достойного кандидата рассмеялся: «А вы сами как думаете?»

На участке, где высоких гостей и проверяющих не ждали, члены комиссии мирно пили чай — рабочий день у них начался в 6 утра. Избиратели буднично получали бюллетени, скрывались в кабинках, выходили из участка с таким же деловитым видом. Перед этим члены участковой комиссии вручали им стикер-значок в цветах национального флага с надписью «Я проголосовал! А ты?» Вопросов избирателям, за кого они отдали свой голос, никто не задавал, так как в Узбекистане законодательно запрещены экзитполы как манипулятивная технология. По телевидению потоком шли репортажи о голосующих работниках села, военнослужащих, жителях городов. Молодых людей поздравляли с первым голосованием.

По опыту предыдущих выборов эксперты прогнозировали высокую явку уже к обеду. Жители старого города в Ташкенте, областных центров и сел приходили к урнам с самого утра. Действительно, по официальным данным ЦИК, к полудню число проголосовавших перевалило за 40 процентов во всех областях. В Самаркандской и Кашкадарьинской областях показатель превышал 50 процентов. Отставал только урбанизированный Ташкент. О том, что выборы состоялись, ЦИК объявил еще до полудня: к 11 часам проголосовали уже 33 процента избирателей, к 17 часам — 77 процентов.

В 20 часов участки по всей стране закрылись, начался подсчет голосов. Журналисты и эксперты к тому времени окончательно перестроились на местные реалии: перестали называть фамилии кандидатов и даже предполагаемого победителя. Им должен был стать… правильно, уже все выучили: тот, кто будет продолжать курс первого президента.

К тому времени на улицах Ташкента остались только плакаты с напоминанием о дне выборов 4 декабря и поздравительные — с 25-летием независимости республики Узбекистан. Ночью в ЦИК появилась неофициальная информация о том, что лидер президентской гонки Шавкат Мирзиёев набирает от 70 до 75 процентов голосов. Страна, как заметил советник американских президентов Фредерик Старр, действительно новая, а общество — старое. Со своими устоявшимися правилами.

Бывший СССР00:0710 августа

Сел и поехал

В Эстонии автобусы стали бесплатными. Оказалось, это выгодно всем