«Тот, кому интересна марка ваших часов — плохой человек»

Якопо Этро: мебельщик, который научит россиян вкусу

Якопо Этро
Фото: Etro

В начале декабря в Петровском пассаже в Москве открылся магазин интерьерной линии дома Etro — Etro Casa, где представлена мебель и предметы декора. Креативный директор линии Якопо Этро приехал по этому поводу в российскую столицу и рассказал «Ленте.ру», почему нужно открывать магазины в кризис, а также о своей коллекции современного искусства.

«Лента.ру»: Почему дом Etro решил открыть в России интерьерный бутик?

Якопо Этро: Нам было важно представить в Москве коллекцию мебели для гостиной и спальни: кровати, диваны, банкетки. Пока мы привезли не всю коллекцию, но, с учетом того, что раньше, кроме подушек и пледов, вообще ничего не было, это уже много. Наша мебель хороша тем, что рождает идеи, задает тон всему интерьеру. В будущем я надеюсь на расширение ассортимента — так, чтобы при желании клиент мог полностью окружить себя вещами Etro, не ограничиваясь декоративными аксессуарами.

Экономическая ситуация сейчас сложная. Вы уверены, что выбрали удачный момент?

Да, я считаю, что кризис — неплохое время для новых проектов. Когда другие бренды, ваши конкуренты, осторожничают, вы используете свой шанс и вырываетесь вперед. Возможно, ваш стартовый рывок будет не таким впечатляющим, как в тучные годы, но тем не менее это старт, это движение вперед.

Почему на вашу мебель стоит обратить внимание в то время, когда люди ограничивают свои траты, особенно крупные?

Потому что это ручная работа, причем итальянская. Все, что выпускается под маркой Etro Casa, производится исключительно в Италии. Даже подушки мы перестали в Индии заказывать, как было раньше. Кроме того, мы делаем мебель на заказ, и клиент может получить именно то, о чем он мечтал. И самый крупный заказ выполняется с максимальной тщательностью. Выходит дороже, конечно, но зато качество отличное. В конце концов, в любом случае это было бы дорого. Качество и прочность важны для вещей длительного пользования. Мы не делаем вещей на один сезон. Если вы купили диван, он должен служить десять лет или более и оставаться пригодным для использования. Так что обивочные ткани, кожа и все материалы должны быть качественными.

Вы не собираетесь пригласить к сотрудничеству известных промышленных дизайнеров — Филипа Старка, например, Марселя Вандерса, Ферруччо Лавиани?

Мы предпочитаем не всемирно известных звезд, а молодых, начинающих дизайнеров. Старк или Вандерс сделают нечто «от Старка» или «от Вандерса», нечто узнаваемое и ассоциирующееся именно с ними, а не с маркой Etro. Молодые же дизайнеры привносят в коллекции не собственное имя, а интерпретацию стиля Etro. Для нас работает итало-греческая дизайнерская пара — Лука Бортолотто и Никос Галлис. Их работы напоминают геометричный стиль 1920-х годов. Пейсли («турецкий огурец»), конечно, часть ДНК дома Etro, но иногда мы от него устаем и разбавляем какими-то другими мотивами.

Есть связь в дизайне коллекции для дома и коллекции одежды Etro?

Да. Особенно в сезоне весна-лето 2017. Я решил акцентировать внимание на связи домашней и модной линий, выпустив капсульную коллекцию, которая перекликается с одеждой. Это коллекция, основанная на рисунках узбекского шелка-иката. Те же икаты были и на подиуме. Они немного потеснили наши традиционные пейслейские узоры, но те, конечно, тоже остались в коллекции. И разумеется, «мода для дома» долговечней подиумной моды, которая обновляется ежесезонно.

А в коллекции одежды ближайших сезонов на что советуете обратить внимание?

Я всегда в новых коллекциях ищу то, чего не хватает в моем гардеробе, который, надо сказать, довольно богат. В грядущем сезоне мне нравится легкое несовершенство — например, вещи из льна, который легко мнется, и вы всегда выглядите несколько небрежно и непринужденно в этих вещах. Мне хочется естественности, натуральных оттенков, даже иллюзии некоторой поношенности одежды. Как будто она уже повидала виды, но будучи добротной, вполне пригодна к носке. В зимней коллекции мне нравятся брюки из тартана, в яркую «шотландскую клетку». Пиджаки из такой ткани — это чересчур, а брюки очень эффектны. Мне нравится сочетание строгого формального пиджака с какими-то сумасшедшими штанами.

Вы в Etro не собираетесь запустить линию украшений?

Я думаю об этом. Мне хотелось бы сделать линию с цветными полудрагоценными камнями. Чтобы там были яркие цвета: зеленый, красный, пурпурный, желтый. Эти украшения должны быть необязательно дорогими, но непременно креативными. В общем, идея хорошая, важно ее правильно реализовать.

Чем, на ваш взгляд, итальянский дом отличается от неитальянского?

Думаю, отличия невелики. Но нам, итальянцам, важно, чтобы дом выражал нашу индивидуальность. Люди выбирают для себя, а не для того, чтобы произвести впечатление на гостей и соседей. Итальянец, скорее всего, не будет заказывать декоратору интерьер «под ключ» — такой, в котором нельзя ничего изменить, даже вазу передвинуть. Мы сами решаем, как должен выглядеть наш дом, ведь нам в нем жить. Конечно, работа с архитектором необходима, по крайней мере на стадии планировки. Нужно спланировать, где пройдут трубы, где проводка и так далее. Но мы не позволяем посторонним диктовать нам, что нужно делать, даже в мелочах.

И как выглядит ваш дом?

Мой дом — то, что по-английски называется home, а не house: не красивое здание, а место, где чувствуешь себя спокойно и защищенно, тепло и уютно. Мой дом — это комфортная для меня среда. Чтобы сделать дом таким, необязательно тратить много денег. Можно покрасить стены в свой любимый, особый цвет. Мне это нравится больше, чем белые стены.

Вы вообще, похоже, довольно независимы в своих вкусах. Например, носите часы Swatch.

Ну во-первых, мне просто нравится эта модель. Я ее ношу лет двадцать, и рад, что она до сих пор выпускается. Во-вторых, я вообще не люблю все «статусное». Я и машину выбираю такую, чтобы ездила, работала без перебоев, а не по бренду. Моя Audi служит мне уже десять лет, и я не собираюсь ее менять: она же хорошо работает. Сломается, причем так, что починить будет невозможно, — куплю новую. Мне чужда всякая демонстративность, попытка пустить пыль в глаза. Людей не следует оценивать по часам, важна человеческая индивидуальность. Если какой-то человек чрезмерно интересуется маркой ваших часов — это плохой человек (смеется).

В России с вами не согласились бы, здесь много коллекционеров часов.

Я ничего не имею против коллекционирования. У меня есть несколько фамильных экземпляров 1920-30-х годов, доставшихся мне от деда. Они прекрасны. Но я не ношу их. Вообще предпочитаю коллекционировать произведения искусства. В основном собираю современный немецкий арт, а также фотографию. Люблю Стефана Балкенхола, у меня есть несколько его работ. Обожаю статуи Генри Мура 1950-х годов, современных британских скульпторов, например Тони Крэгга. Мне нравится скульптура тем, что она объемна, трехмерна. В моей коллекции есть снимки Хироши Суджимото и Роберта Мэпплторпа. А вот живопись предпочитаю старых мастеров. Фотография в современном искусстве заменяет живопись. Мне нравится открывать новые имена. Купить работу известного художника — это слишком просто. Он уже прославился, он в моде, тебе нечего тут открывать. Покупая работу новичка, ты рискуешь — он то ли станет знаменит, то ли нет. Зато ты можешь быть абсолютно уверен, что покупаешь именно то, что хочешь, а не то, что диктуют критики и мода.

Некоторые известные модные дома, такие как Prada и Louis Vuitton, создают собственные арт-фонды, музеи, где демонстрируют коллекции произведений искусства. Вы не хотите сделать что-то подобное?

Со временем — возможно. Коллекцию собирал не только я, у моего отца была неплохая подборка итальянской живописи начала XX века, художников 1960-х из движения Arte Povera Italiana, Лучо Фонтана, Джорджо Моранди. Я считаю, что семейную коллекцию нужно сохранять целиком, наследники не должны разбивать ее на части, распродавать ради сиюминутной наживы. Я глубоко уважаю русских коллекционеров-меценатов, таких как Щукин в начале прошлого века или Роман Абрамович и Даша Жукова в нынешнем. Поэтому исподволь внедряю мысль о создании художественного фонда в сознание своих родственников-совладельцев дома Etro. Надеюсь, когда-нибудь можно будет говорить об Etro Foundation.

А что вы думаете о российских художниках?

Современных я почти не знаю. Мне нравятся конструктивисты, Малевич, Кандинский. Они были уникальны.

Ценности00:0118 июля

Пора рожать

Младенцы зарабатывают для родителей миллионы. Звезды торопятся забеременеть