Крым с навигатором и без

Как туристы верят спутникам, а местные жители над ними смеются

Фото: Сергей Амзаев / Globallookpress.com

Навигатор — штука хорошая. Есть у него только один недостаток: слишком уж он старается облегчить жизнь водителю — пробки объехать, сократить путь, избежать светофоров. В результате попадаешь бог знает куда и потом думаешь, как оттуда выбраться. В Крыму сюрпризы GPS бывают особенно каверзными. В этом и многом другом корреспондент «Ленты.ру» убедился на собственном опыте.

Крым приветствует нас

Прибыв на место назначения в порт «Крым», паром бодро выплевывает многочисленные автомобили, которые тут же устремляют путешественников прочь из гавани. Вот тут главное не торопиться (да и не получится): Керчь встречает изысканным бездорожьем. Ощущение, что дороги здесь не чинили со времен войны, поэтому уже на первых километрах пути водители начинают чертыхаться и сбавлять скорость. На этом этапе главное — не расстраиваться: дальше будет лучше. В большинстве своем крымские трассы вполне приличные, это понимаешь, отъехав от Керчи километров пятьдесят. Жизнь налаживается.

Наш путь лежит на Южный берег, к Севастополю. Осталось проехать чуть более 300 километров, минуя Феодосию, далее по горам, затем через Симферополь, в стороне останется Бахчисарай, а оттуда рукой подать до бухты Ласпи, куда нам, собственно, и надо. Время в пути по навигатору — четыре с небольшим часа. Мы едем в предвкушении счастья.

…Длится оно, правда, недолго. Суббота. В Феодосии пробка. Навигатор на многие километры рисует красно-коричневую линию, но тут же предлагает путь объезда — свернуть направо в районе указателя на Семисотку. Что такое Семисотка — непонятно, но сворачиваем и почти сразу попадаем на пыльную неухоженную грунтовку. Повернуть обратно? Нет, мы же настоящие путешественники, поэтому решаем посмотреть, что будет дальше.

Дальше было примерно километров сто такого же бездорожья. Но компас земной — навигатор — вел к цели, и мы медленно ползли в пыли, подпрыгивая на крымских ухабах. Экспериментаторов, подобных нам, почти не встречали (разве что пара внедорожников попалась), оттого в уединении могли наслаждаться степными пейзажами полуострова.

Все изменилось мгновенно. Пропал интернет, а вместе с ним покинул нас и навигатор, даже не попрощавшись. Мы между тем оказались на распутье — грунтовка тут же, как по волшебству, разделилась надвое. Вокруг тишина, навигатор молчит, машин нет. Спасение пришло минут через пятнадцать: в жуткой пыли на скорости приближалась старая «мазда». Мы кинулись к ней, компания внутри радостно махала нам руками в знак приветствия, но попыталась объехать. Пришлось почти кидаться на капот: «Стойте! В какой стороне Севастополь?» — «Вот по этой дороге (указывают нам) едете до Владиславовки, потом левее». И умчались дальше.

Более-менее спокойно добрались до этой Владиславовки, затем появился интернет, и навигатор повел нас дальше — мимо гор, по степи, слегка забирая в сторону Джанкоя. По-прежнему по бездорожью и почти пустой дороге. В районе Белогорска начался асфальт, которому мы радовались как дети. Но перед этим нам все же «повезло» долбануть днище «шкоды».

В пригороде Симферополя решили глянуть, все ли в порядке с дном. Все отлично, зато в шине переднего колеса блестел хорошо отшлифованный саморез. Ехать дальше опасно: если рванет — улетим как минимум в кювет, как максимум — с какой-нибудь крымской возвышенности. В Симферополе же в это время уик-энд, все автосервисы под замком. Однако все же нашли одну татарскую мастерскую, где нам все быстро сделали и даже объявили, что надежность гарантируют. Не соврали — до сих пор с колесом все в порядке.

Вечерело. Часов в семь слева остался Бахчисарай. По нашим предположениям, оставался примерно час езды до Севастополя и оттуда повернуть на Ласпи. По хорошей ровной дороге, с комфортом и указателями. Навигатор решил иначе. За Бахчисараем он предложил нам «повернуть налево» и продолжить движение… уже не помню сколько километров. То, что он уводит нас в горы, чтобы сократить время в пути на 30-40 минут, мы даже не сразу поняли.

Дальше можно было бы написать и так: темнело, в небе зажигались первые звезды, дорога поворачивала то вправо, то влево, над нами почти смыкались кроны могучих горных деревьев. На самом деле все было прозаичнее: вести машину в сумерках, а потом и в темноте по горным серпантинам человеку неподготовленному опасно и страшно, особенно когда не знаешь дороги и устал за целый день за рулем. Немного спокойнее стало, когда появилось знакомое название «Мангуп» — на эту гору мы когда-то, в одно из предыдущих крымских путешествий, забирались во время пешего похода. В то же время подумалось: ого, это куда же (и главное — зачем?) мы забрались! Потом была Терновка, после которой дорога уже однозначно пошла на спуск, к Черноречью, и на душе стало спокойнее. Когда выехали на трассу Севастополь — Ялта и увидели признаки жизни, мир снова повернулся к нам доброжелательным лицом. Оставалось не пропустить указатель на Ласпи.

Форос

Ласпи — дивное место. Реликтовые можжевельники, от которых исходит какой-то особый кисловато-пряный запах, чистейшая хрустальная вода в море (там даже рыбки не расплываются в разные стороны, когда заходишь в воду), скалы, тишина… Все это здорово. Но рай тоже со временем может надоесть, особенно испорченным детям мегаполиса.

Самая ближайшая к Ласпи точка цивилизации — Форос. На машине по трассе примерно 12 километров. Форос чрезвычайно демократичен. К примеру, в знаменитый Форосский парк вход бесплатный — приятная неожиданность. В этом очаровательном месте можно провести весь день, чуть ли не в буквальном смысле нарезая насыщенный хвойный воздух на кусочки и отправляя их в рот. Дышать, дышать, набираясь сил и здоровья… И вспоминая купца 1-й гильдии Александра Григорьевича Кузнецова, который когда-то, в конце XIX века, купил у генерала Николая Раевского его имение и обустроил здесь удивительный парк. Долгая и добрая вам память, Александр Григорьевич!

Из парка, кстати, можно выйти к пляжам — чистым, обустроенным, очень приличным. И к кафе, которые приятно поражают демократическими ценами. На территории парка располагается санаторий «Форос». Удачно вписанный в ландшафт, он никак не портит вид и атмосферу парка. По крайней мере, пока.

Сам поселок Форос нас слегка изумил. Одно дело, сидя утром в кафе с чашечкой кофе, услышать поблизости «Харе Кришна». Ну, бродят себе кришнаиты под южным солнышком, поют свои радостные песни, танцуют — и Кришна с ними. Другое дело в полдень увидеть на узкой улочке Фороса мужика с рогами на голове и в юбке. Первая мысль — перегрев. Успокаиваешься, когда друзья весело щебечут на ухо: «Кельта видела? С рогами? И рядом еще тетку лысую?» Извините, я в этих рогатых существах не сильно разбираюсь. Успокаивает, что так называемого кельта видела все же не я одна. А вот лысую тетку не разглядела. Да и что в ней удивительного?

Форосская церковь

Кажется, церковь Воскресения Христова находится совсем близко, рукой подать, прямо над Форосом. Но на машине придется хорошенько покрутиться по серпантину, чтобы добраться до нее.

Форосская церковь была построена на средства все того же чайного магната, купца и мецената Кузнецова. Раньше было много версий ее строительства. Сейчас официально закрепилась следующая. Построена церковь в честь чудесных событий, произошедших с царской семьей на станции Борки Курско-Харьковской железной дороги 17 октября 1888 года. В этот день произошло крушение поезда, следовавшего из Крыма в Петербург. Несмотря на многочисленные жертвы, императору Александру IIl и его семье удалось спастись. Узнав об этом, Александр Григорьевич Кузнецов просил у императора дозволения построить в честь спасения царской семьи храм в Форосе.

В церкви этой удивительно хорошо. Возможно, потому, что находится она высоко в горах — как говорится, ближе к Богу. Возможно, горный воздух как-то специфически действует на человеческое сознание. А может быть, созданное в память о таком невероятном событии, это культовое сооружение действительно обладает волшебной силой. По крайней мере, загаданное мною здесь желание довольно быстро исполнилось.

Гурзуф

Как бы это странно ни звучало, нынешний Гурзуф выглядит значительно благопристойнее Фороса. По крайней мере, в светлое время суток рогатых кельтов мы там не встретили. А ведь раньше это было место молодежных тусовок, где круглосуточно происходило массовое отжигалово.

Сейчас Гурзуф стал фешенебельным. Центральная Ленинградская улица стала пешеходной, старые домики отремонтировали, появилось много магазинов и магазинчиков, кафе и ресторанчиков, представительств турагентств. Все чинно, все чисто. Здесь и раньше были художественные галереи, но сейчас их несравнимо больше. Может показаться, что Гурзуф становится культурным центром Южного берега, напоминая всем, что сюда приезжали Пушкин и Чехов, Репин, Суриков и Коровин, Шаляпин и Маяковский. Даже первый космонавт Гагарин, рассказывают, отдыхал в Гурзуфском военном санатории и, бывало, выходил в море с местными рыбаками. Все так, если бы не хулиганская изюминка, без которой Гурзуф перестал бы быть Гурзуфом. Вот, к примеру, художественный салон «Матерщинница» прямо на Ленинградской улице. Дверь открыта — заходите, кому не лень. Правда, художники так сильно «творили» ночью, что ранним утром — в 11 часов — не будите их: они спят тут же, на кроватях, под нетленными полотнами.

Пляжи в Гурзуфе, как и раньше, закреплены за санаториями (больше всего оттяпал себе санаторий «Гурзуфский» — почти всю набережную) и отелями. Лишь там, где раньше находился центр молодежной тусовки «Спутник», можно спокойно спуститься к воде.

Прекрасен и знаменитый парк в санатории «Гурзуфский», только вход туда стоит 100 рублей и зайти можно лишь с экскурсией в 13-00 и 16-00. В остальное время у ворот — бдительный охранник.

Ялта. Канатка

Не все же время нам на земле и в воде проводить, решили и по воздуху полетать. Но скромно — не на фуникулере до Ай-Петри, а всего лишь по Ялтинской канатке. Добираться до Ялты решили на машине, и тут опять проявил себя навигатор. Задаем ему адрес: «Набережная Ялты» — именно там находится начало канатки и кассы. А он упорно тащит нас наверх, ближе к Горке — конечному пункту. Перестроили маршрут, навигатор побурчал, но смирился. Ползем по узким ялтинским улочкам в надежде где-то припарковаться. Стоп! Знак «кирпич». Снова перестраиваем маршрут, снова машина еле протискивается в закоулках Ялты куда-то вниз. Страшно подумать, что кто-то поедет навстречу — разъехаться нереально. Благодаря навигатору — «поверните направо» — упираемся в ворота жилого дома. Справа и слева — забор. Еле-еле выбираемся из этих дебрей и спускаемся все же к набережной с мыслью: «Колеса нашего больше в Ялте не будет! Только пешком!»

Каково же было наше удивление, когда мы, медленно проползая в кабинке над жилыми домами, зонами отдыха и дорогой, вдруг обнаруживаем, что по закрытому участку дороги, где висел злополучный «кирпич», спокойно едут легковушки и грузовики. Присмотревшись, видим: знак-то уже низвергнут и жалобно валяется в стороне. Нет знака — нет преграды! Все просто. Молодцы, ялтинцы!

Бахчисарай

Едем в Бахчисарай. Хочется посмотреть Свято-Успенский пещерный монастырь, побывать на Чуфут-Кале. Дорога уже знакомая — та, по которой мы ехали в первый день путешествия по Крыму. Но утром она уже не кажется такой жуткой: Черноречье, Терновка, Красный Мак… В самом Бахчисарае удивляемся дорогам — как и в Керчи, мягко говоря, вчера бомбили. И пробки. И суета какая-то. Причины суеты сначала разобрать не можем. Какие-то парни, почти кидаясь на машину, делают знаки: поворачивай влево, поворачивай! Открываем окно, они вежливо поясняют: «Заезжайте, пожалуйста! Парковка бесплатная. Места есть. А дальше все за деньги и мест не найдете». Не понимаем, в чем дело, но чувствуем подвох. И упорно едем дальше, пробираясь в пробке. Буквально через пятьсот метров та же картина, и снова мы едем дальше. Наконец, кто-то из местных произносит ключевую фразу: «Оставляйте машину здесь, а на Чуфут-Кале мы поднимем вас на джипе (чтобы вы не заблуждались, это старый советский «козел») с комфортом и скоростью». Так вот в чем дело! Чем дальше оставляешь машину от подъема на Чуфут-Кале, тем выше у ребят шанс усадить тебя в «джип» и получить полторы тысячи за поездку! Ничего личного, просто бизнес.

Решив для себя эту загадку, спокойно подъезжаем максимально близко к монастырю и не торопясь поднимаемся. На Чуфут-Кале приятно идти именно пешком — крутых подъемов здесь нет, лесная тропа тенистая, солнце не палит. Напрячься придется лишь последние метров пятьсот, когда начнется скалистая часть пути. Но древний город стоит того, чтобы чуть-чуть попотеть. Нагулявшись по улицам городища, не стоит отказывать себе в удовольствии подойти к краю обрыва, с которого открывается необыкновенно красивый вид на долину Ашлама-Дере.

Спускаемся с Чуфут-Кале все вместе — и те, кто поднимались сами, и те, кого поднял в горы «джип». Тут мы все равны. У подножия нас снова встречают гостеприимные юноши — теперь нам предлагают перепарковать машину поближе к «прикормленным» чайхане или кафе и уверяют, что именно здесь нам подадут самые вкусные чебуреки и янтыки, великолепный лагман и шурпу. Но мы туристы бывалые: покупаем хлеба с колбасой и рвем машину с места, чтобы не начали еще и спать укладывать в лучшем отеле Бахчисарая.

К нравам и быту Крыма привыкаешь быстро. Уже на третий день умело маневрируешь в переговорах с местным населением на рынке и профессионально выбираешь фрукты и овощи. На рынок, как полагается, нужно ходить вечером. Делать покупки на трассе не стоит — тут тебе персики продадут за 200 рублей и глазом не моргнут, при том что везде они максимум по 100, и виноград «местный» чуть не круглый год.

Зато на дорогах тут пока нет видеокамер в таком количестве, как у нас, хотя навигатор все время предупреждает о камере «на шестьдесят»… Но это секрет!

На обратном пути через Феодосию мы убедились, что пробка со стороны Керчи все же есть, и еще какая! По выходным это, оказывается, обычное дело. Так что когда навигатор повернул нас на Семисотку, он был не то чтобы совсем неправ.