«Астрид-писатель и Астрид-бабушка — два разных человека»

Внук и правнук Астрид Линдгрен о бабушке-ведьме и ее рисовом пудинге

Фото: Edwin Reichert / AP

В Санкт-Петербург приехали внук Астрид Линдгрен Олле Нейман и правнук писательницы Йохан Палмберг. Их визит был приурочен к гастролям одного из самых известных и посещаемых шведских детских парков «Мир Астрид Линдгрен» в петербургском торгово-развлекательном центре «Охта Молл». С наследниками сказочного королевства побеседовал корреспондент Василий Владимирский.

«Лента.ру»: Каково это — расти в семье выдающегося писателя?

Олле Нейман: Всемирная известность, статус главного шведского писателя, литературные регалии, восхищение поклонников — все это оставалось за порогом. Астрид Линдгрен была любящей и очень внимательной, уделяла много внимания семье, всем своим детям, внукам и правнукам, старалась проводить с нами как можно больше времени, но при этом не накладывала на родственников особых обязательств. Астрид-писатель и Астрид-бабушка для меня два совершенно разных человека: она всегда старалась не смешивать две ипостаси, и это ей удавалось.

Каким она была писателем — понятно, а вот какой она была бабушкой?

Не то чтобы она постоянно стояла у плиты — хотя временами пекла замечательные яблочные пироги. Но коронным ее блюдом оставалась традиционная скандинавская разновидность рисового пудинга с клубникой: Астрид готовила его к каждому дню рождения, и вот этот десерт у нее получался потрясающе вкусным.

Мне трудно представить, как Астрид успевала переделать все дела, ведь в сутках только двадцать четыре часа, но ей удавалось совмещать очень многое. Она писала пространные письма друзьям, ходила по издательствам, читала и редактировала рукописи молодых авторов, писала собственные книги, но при этом уделяла достаточно времени семье, выполняла все обязанности матери и бабушки.

А сказки она внукам читала?

Бабушка могла часами пересказывать нам близко к тексту любое прочитанное произведение или свои собственные сказки, забавные случаи и подлинные истории из жизни писателей, порой остроумно импровизировала. У Астрид была потрясающая память: она много читала, в том числе по работе, и идеально запоминала каждую книгу.

Что же до ее собственных произведений, то мой брат вспоминал, как в начале 1970-х Астрид зачитывала ему рукопись «Братьев Львиное Сердце», наблюдала за реакцией внука и таким образом тестировала новую книгу.

Какой случай, на ваш взгляд, лучше всего ее характеризует?

Первое, что приходит на ум, это один из моих дней рождения, когда мы устроили небольшую вечеринку. Астрид пришла на праздник в костюме ведьмы и весь день пугала нас с друзьями — в этом образе она была очень убедительна. Мне кажется, это показывает, насколько Астрид была увлекающимся человеком и насколько легко, естественно умела общаться с детьми, без морализаторства.

Йохан Палмберг: Добавлю пару слов об этой игре в ведьму. Помню, я спрашивал у дяди, не боялся ли он бабушки, когда она так правдоподобно изображала ведьму. На что тот отвечал: «Слушай, я ведь прекрасно понимал, что это Астрид, а не ведьма... Правда, не был уверен, что она сама об этом знает».

Астрид Линдгрен прожила непростую, полную испытаний жизнь. Как вам кажется, почему она не использовала этот материал в прозе для взрослых, а взялась именно за детскую литературу?

Олле Нейман: Хотел бы я знать — но, увы, могу только догадываться. Бабушка никогда не делилась такими подробностями. Полагаю, Астрид просто больше волновала жизнь и судьба детей, чем взрослых.

В одном из интервью Астрид Линдгрен цитирует слова Эриха Кестнера: «Будущее молодежи станет таким же, какой станет завтрашняя литература для юношества». На ваш взгляд, как изменили жизнь скандинавской и не только скандинавской молодежи книги Линдгрен?

Олле Нейман: Всю жизнь Астрид была увлечена воспитанием детей и считала, что растить их надо в любви и согласии. Она не раз выступала против насилия над детьми, против физических наказаний и психологического давления. В итоге бить своих детей шведским родителям сегодня запрещено на законодательном уровне. Кроме того, Астрид оказала большое влияние на шведскую политику. Благодаря ей было принято несколько важных законопроектов, направленных на снижение налогов, защиту животных, природных ландшафтов... В последние годы она вела напряженную общественную жизнь, и благодаря ее авторитету писателя к ней прислушивались.

Йохан Палмберг: Как вы знаете, первым крупным произведением Астрид Линдгрен стала сказка «Пеппи Длинныйчулок». Эта книга показывает, какой Астрид хотела видеть всю детскую литературу: в истории про Пеппи нет дидактики, морализаторства, занудных поучений. Она написана для того, чтобы читатель получал удовольствие, дурачился и смеялся вместе с героиней. Астрид хотела, чтобы чтение было для детей веселым, радостным занятием. А все мы знаем простую истину: если ты с детства читаешь хорошие книги, то вырастешь хорошим человеком.

Героями многих книг Линдгрен становятся дети и подростки, страдающие от одиночества, испытывающие недостаток внимания родителей, часто — сироты. А какими видела идеальных родителей сама писательница?

Йохан Палмберг: В принципе, образ идеального родителя можно обнаружить в тех же книгах Линдгрен об одиноких подростках — в «Расмусе-бродяге» или «Мио, мой Мио!». К финалу герои этих сказок находят своего идеального покровителя, своих родителей, обретают ту любовь, которой заслуживают и которую должны были получить. Иными словами, идеальные родители по версии Астрид — это родители любящие.

Культура20:3517 ноября

Упавшая звезда

Песни Евгения Осина знает вся страна. Он умер в безвестности и нищете