Иванов день

Евгений Миронов сыграл самого несчастного из чеховских героев

Режиссер Тимофей Кулябин, прославившийся после постановки «Тангейзера» в Новосибирской опере, выпустил в московском Театре Наций чеховского «Иванова», перенеся действие пьесы в наши дни. Роль главного героя досталась Евгению Миронову, роль жены героя — Чулпан Хаматовой, а влюбленной в героя девицей стала Елизавета Боярская.

Не имение, предписанное ремаркой Антона Павловича, а обычная квартира. У нее как будто срезана выходящая на улицу стена — и мы видим кухню, кусок коридора, балкон. На кухне возится Анна Петровна Иванова (Чулпан Хаматова) — хрупкая женщина, которая почему-то не снимает шапку в помещении. В пьесе Чехова героиня страдала туберкулезом (и в верных букве автора театрах актрисы старательно кашляют), но кто в наши дни умирает от туберкулеза, кроме несчастных бомжей и заключенных? И режиссер Тимофей Кулябин (вместе с работавшим над чеховским текстом Романом Должанским) меняет диагноз героини. Когда шапка на минуту снимается, под ней обнаруживается совершенно лысая голова, знак химиотерапии. И все разговоры лечащего женщину врача с ее мужем, Николаем Алексеевичем Ивановым, о том, что Анну надо срочно везти за границу, обретают понятный в нашем веке смысл. Разумеется, читая чеховскую пьесу или смотря «канонический» спектакль, мы держим в уме, что сто тридцать лет назад ситуация с медициной была иной, — но Кулябину и Театру Наций нужно не «понимание», а мгновенное наше включение, наше сочувствие. И чеховский «Иванов» режиссером транспонирован для сегодняшнего дня — ну, как в музыке партия, написанная для сопрано, перекладывается для меццо, например.

Но даже в такой аранжировке мелодия Чехова сохраняется в неприкосновенности. «Иванов» (с ударением, как предписано автором, на второй слог) все так же остается историей о 35-летнем человеке, который уже надорвался в жизни, исчерпал свой эмоциональный запас. Вот этот самый Николай Алексеевич Иванов (Евгений Миронов) у Чехова — «непременный член по крестьянским делам присутствия», а в сегодняшнем спектакле — вероятно, не слишком удачливый бизнесмен. Когда-то, не так уж давно, он хотел поменять жизнь в своем провинциальном городке, когда-то (пять лет назад) женился на еврейской девушке Сарре вопреки желанию ее родителей (те были шокированы сменой веры, превращением Сарры в Анну, и отреклись от нее, но для двух любивших друг друга людей это было неважно). Теперь он весь в долгах, любовь к жене куда-то ушла, дома находиться тошно, а у кредитора есть юная и по уши влюбленная в усталого героя дочь. И Иванов мучительно думает о том, как выпросить отсрочку по уплате процентов, сбегает вечером из дома, чтобы лишний час не проводить со смертельно больной женой, сам чувствует себя сволочью и раздражается, раздражается, раздражается. В этой истории Кулябин и театр не меняют ни-че-го. И публика смотрит именно Чехова — не музеефицированного, но живого и отчаянного.

И очень знакомого. Как провинциальный ЗАГС, где теперь происходит последняя сцена пьесы — с идиотическим этим Мендельсоном, зычными поздравлениями, убранством, от которого стошнит любого человека, мало-мальски имеющего вкус. Как день рождения на даче у Лебедевых (да, тоже не имение), с дамочками в самом соку (формат «владелица трех торговых точек»), с непременными советскими песнями. Пошлость, задавливающая Иванова, прорисована в точнейших деталях — и Евгений Миронов виртуозно проходит со своим героем все стадии безнадежности и отчаяния. И даже внезапно обнаружившаяся влюбленная девица не дает Иванову вздохнуть.

Это у Чехова была восторженная девочка, что хотела спасти лично придуманного романтического героя. (А Иванов ведь отлично подходит на роль такого героя в пошлом окружении — умен, обаятелен, несчастен.) В сегодняшнем спектакле у Иванова шанса нет: девица с такой энергией вручает себя герою, что бедолаге не позавидуешь. Елизавета Боярская в «Иванове» сыграла одну из лучших своих ролей — от девочки-девочки, которой Иванов мимоходом дает по попе (и тут никакого домогательства, упаси бог, он вообще сначала воспринимает ее как ребенка, не заметив, что дитя-то выросло) — через романтическую девушку — к властной женщине, которая готова своего избранника «построить» и контролировать каждый его шаг, ровно как ее вульгарная мамаша контролирует своего мужа. И вся эта трансформация происходит фактически в один вечер.

При этом работа Боярской вписана в поразительный актерский ансамбль. Само собой, публика не отрывает глаз от Миронова, от его героя, то дергающегося, то замирающего в ступоре, то так мечтающего о любви (передышке в серости жизни), что его становится по-настоящему жалко, то так кричащего несчастной жене «жидовка!», что от омерзения вжимаешься в кресло. Конечно же, не забыть Чулпан Хаматову, что каждым жестом обозначает и совершенную истонченность своей больной героини, какую-то невероятную прозрачность ее, и ту силу, то тягостное упорство, с которым она хочет удержать мужа дома, вызывая у него лишь злобу. Виктор Вержбицкий дорисовывает своего Шабельского (пожилого дядю героя) саркастическими и болезненными «достоевскими» красками, Дмитрий Сердюк в роли молодого врача, влюбленного в Анну-Сарру, безупречно точен в приметах и возраста, и чувства, и профессии. И это не бенефисы знаменитых или пока еще незнаменитых актеров — это общая, единая работа. Полный очерк характеров и обстоятельств, приводящих к тому, что метавшийся по жизни и думавший о самоубийстве человек просто умирает в кресле — никакого пистолета не понадобилось.

«Иванова» Чехов написал сто тридцать лет назад специально для театра Корша, здание которого теперь принадлежит Театру Наций. Сегодняшний театр взял первый вариант финала — с «естественной» смертью героя, в то время как чаще играют второй вариант, с самоубийством. Этот первый финал — во всех смыслах менее громкий, чем тот, где звучит пистолетный выстрел, — видимо, показался Кулябину и его команде более точным для наших дней. Многие ли мужчины нынче пускают себе пулю в лоб? А ранние инфаркты — смотрите статистику.

Обсудить
Культура
 — 
09:26 Сегодня

Искатели растерянных женщин

Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Затерянного города Z» до «Идеаля»
Каждое третье убийство
Центральную и Южную Америку захлестнула волна насильственных преступлений
Как живется Микки-Маусу в КНДР
Что представляет собой поп-культура Северной Кореи
Владимир Путин и Синдзо Абэ«Мы с Владимиром хотим идти рука об руку»
Из десятков намеченных планов Абэ и Путин пока готовы реализовать только один
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
«В отношениях с Китаем и Россией Трамп готов рискнуть»
Политолог из КНР о ситуации внутри страны и взаимодействии с соседями
Брить или не брить
Поклонницы натуральной красоты массово отказываются от эпиляции
CULVER CITY, CA - NOVEMBER 12: Founder, Snapchat Evan Spiegel (L) and model Miranda Kerr attend the Fifth Annual Baby2Baby Gala, Presented By John Paul Mitchell Systems at 3LABS on November 12, 2016 in Culver City, California. (Photo by Tommaso Boddi/Getty Images for Baby2Baby)Триумф ботана
Самый престижный жених современности — IT-магнат
«Американцы — радостный народ»
Рассказ москвича, переехавшего в Сан-Франциско
Мама — марихуана
Зачем американки совмещают употребление наркотиков с воспитанием детей
Когда ДТП — это красиво
Автомобильные аварии, превращенные в искусство
Самые крутые локомобили
Машины, которые ездят по рельсам
Самые выдающиеся французские машины
10 автомобилей из Франции, ставших культовыми
Автомобили года в России
Россияне выбрали лучшие машины 2017 года в 23 классах
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности