Иванов день

Евгений Миронов сыграл самого несчастного из чеховских героев

Режиссер Тимофей Кулябин, прославившийся после постановки «Тангейзера» в Новосибирской опере, выпустил в московском Театре Наций чеховского «Иванова», перенеся действие пьесы в наши дни. Роль главного героя досталась Евгению Миронову, роль жены героя — Чулпан Хаматовой, а влюбленной в героя девицей стала Елизавета Боярская.

Не имение, предписанное ремаркой Антона Павловича, а обычная квартира. У нее как будто срезана выходящая на улицу стена — и мы видим кухню, кусок коридора, балкон. На кухне возится Анна Петровна Иванова (Чулпан Хаматова) — хрупкая женщина, которая почему-то не снимает шапку в помещении. В пьесе Чехова героиня страдала туберкулезом (и в верных букве автора театрах актрисы старательно кашляют), но кто в наши дни умирает от туберкулеза, кроме несчастных бомжей и заключенных? И режиссер Тимофей Кулябин (вместе с работавшим над чеховским текстом Романом Должанским) меняет диагноз героини. Когда шапка на минуту снимается, под ней обнаруживается совершенно лысая голова, знак химиотерапии. И все разговоры лечащего женщину врача с ее мужем, Николаем Алексеевичем Ивановым, о том, что Анну надо срочно везти за границу, обретают понятный в нашем веке смысл. Разумеется, читая чеховскую пьесу или смотря «канонический» спектакль, мы держим в уме, что сто тридцать лет назад ситуация с медициной была иной, — но Кулябину и Театру Наций нужно не «понимание», а мгновенное наше включение, наше сочувствие. И чеховский «Иванов» режиссером транспонирован для сегодняшнего дня — ну, как в музыке партия, написанная для сопрано, перекладывается для меццо, например.

Но даже в такой аранжировке мелодия Чехова сохраняется в неприкосновенности. «Иванов» (с ударением, как предписано автором, на второй слог) все так же остается историей о 35-летнем человеке, который уже надорвался в жизни, исчерпал свой эмоциональный запас. Вот этот самый Николай Алексеевич Иванов (Евгений Миронов) у Чехова — «непременный член по крестьянским делам присутствия», а в сегодняшнем спектакле — вероятно, не слишком удачливый бизнесмен. Когда-то, не так уж давно, он хотел поменять жизнь в своем провинциальном городке, когда-то (пять лет назад) женился на еврейской девушке Сарре вопреки желанию ее родителей (те были шокированы сменой веры, превращением Сарры в Анну, и отреклись от нее, но для двух любивших друг друга людей это было неважно). Теперь он весь в долгах, любовь к жене куда-то ушла, дома находиться тошно, а у кредитора есть юная и по уши влюбленная в усталого героя дочь. И Иванов мучительно думает о том, как выпросить отсрочку по уплате процентов, сбегает вечером из дома, чтобы лишний час не проводить со смертельно больной женой, сам чувствует себя сволочью и раздражается, раздражается, раздражается. В этой истории Кулябин и театр не меняют ни-че-го. И публика смотрит именно Чехова — не музеефицированного, но живого и отчаянного.

И очень знакомого. Как провинциальный ЗАГС, где теперь происходит последняя сцена пьесы — с идиотическим этим Мендельсоном, зычными поздравлениями, убранством, от которого стошнит любого человека, мало-мальски имеющего вкус. Как день рождения на даче у Лебедевых (да, тоже не имение), с дамочками в самом соку (формат «владелица трех торговых точек»), с непременными советскими песнями. Пошлость, задавливающая Иванова, прорисована в точнейших деталях — и Евгений Миронов виртуозно проходит со своим героем все стадии безнадежности и отчаяния. И даже внезапно обнаружившаяся влюбленная девица не дает Иванову вздохнуть.

Это у Чехова была восторженная девочка, что хотела спасти лично придуманного романтического героя. (А Иванов ведь отлично подходит на роль такого героя в пошлом окружении — умен, обаятелен, несчастен.) В сегодняшнем спектакле у Иванова шанса нет: девица с такой энергией вручает себя герою, что бедолаге не позавидуешь. Елизавета Боярская в «Иванове» сыграла одну из лучших своих ролей — от девочки-девочки, которой Иванов мимоходом дает по попе (и тут никакого домогательства, упаси бог, он вообще сначала воспринимает ее как ребенка, не заметив, что дитя-то выросло) — через романтическую девушку — к властной женщине, которая готова своего избранника «построить» и контролировать каждый его шаг, ровно как ее вульгарная мамаша контролирует своего мужа. И вся эта трансформация происходит фактически в один вечер.

При этом работа Боярской вписана в поразительный актерский ансамбль. Само собой, публика не отрывает глаз от Миронова, от его героя, то дергающегося, то замирающего в ступоре, то так мечтающего о любви (передышке в серости жизни), что его становится по-настоящему жалко, то так кричащего несчастной жене «жидовка!», что от омерзения вжимаешься в кресло. Конечно же, не забыть Чулпан Хаматову, что каждым жестом обозначает и совершенную истонченность своей больной героини, какую-то невероятную прозрачность ее, и ту силу, то тягостное упорство, с которым она хочет удержать мужа дома, вызывая у него лишь злобу. Виктор Вержбицкий дорисовывает своего Шабельского (пожилого дядю героя) саркастическими и болезненными «достоевскими» красками, Дмитрий Сердюк в роли молодого врача, влюбленного в Анну-Сарру, безупречно точен в приметах и возраста, и чувства, и профессии. И это не бенефисы знаменитых или пока еще незнаменитых актеров — это общая, единая работа. Полный очерк характеров и обстоятельств, приводящих к тому, что метавшийся по жизни и думавший о самоубийстве человек просто умирает в кресле — никакого пистолета не понадобилось.

«Иванова» Чехов написал сто тридцать лет назад специально для театра Корша, здание которого теперь принадлежит Театру Наций. Сегодняшний театр взял первый вариант финала — с «естественной» смертью героя, в то время как чаще играют второй вариант, с самоубийством. Этот первый финал — во всех смыслах менее громкий, чем тот, где звучит пистолетный выстрел, — видимо, показался Кулябину и его команде более точным для наших дней. Многие ли мужчины нынче пускают себе пулю в лоб? А ранние инфаркты — смотрите статистику.

Обсудить
Demonstrators take part in a protest aimed at showing London's solidarity with the European Union following the recent EU referendum, inTrafalgar Square, central London, Britain June 28, 2016. REUTERS/Dylan Martinez TPX IMAGES OF THE DAYСпасет ли уход Меркель Европу?
Свое 60-летие Европейский союз встречает в состоянии экзистенциального кризиса
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество


Из ЕС в сексуальное рабство
Что вынуждает румынок отправляться на Сицилию, где их ждет неволя
Китайский интерес
Пекин желает смерти уйгурским боевикам в Сирии, но вмешиваться в войну не готов
Лазерный пистолет и стреляющий эспандер
Пять самых необычных и бессмысленных пистолетов
Срисовали
Как разоблачили банду, охотившуюся на картины знаменитых художников
«Я стала плевать кровью на снег»
Как выстрел в лицо офицеру МВД обернулся обвинениями в самостреле: расследование
Сирийские убийцы
Как связаны резня на КПП Росгвардии в Чечне и недавнее похищение контрактника
Все там будем
Почему невозможно уберечься от рака
Man and woman eating from a pot and a pail on a street corner, 1940-1944Разборки в гетто
Страх, ужас и безысходность на снимках лодзинского фотографа
«Это было волшебно!»Дефект массы
Как продолжение культовой серии Mass Effect стало одной из худших игр в истории
Кровавое воскресенье 22 января 1905 года«Идиоты говорят, что Россию погубил заговор»
Почему революция 1917 года была неизбежна
Пижон Джон
Дикий сэр Элтон, каким его уже мало кто помнит
«Оргиастический акт любви и счастья»
Дина Рубина о советских кулинарных традициях
Девочки кровавые в глазах
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Манчестера у моря» до «Демона внутри»
«Главное — убедить людей, что они счастливы»
Джон Стейнбек и Роберт Капа о советских застольях, писателях и правительстве
Под «Грибами» тает лед
Самая навязчивая песня сезона — во всех мемах страны
Рай на земле
Лучшие для жизни города мира
«Мы делаем не крымское вино, а севастопольское»
Винодел Павел Швец — о месте России на винной карте мира
Германия по карману
Как попасть в Баварию за две тысячи рублей и получить удовольствие
Отберут последнее
Коснутся ли новые правила перевозки электроники летящих в США россиян?
Идеал со сроком годности
От Монро до Кардашьян: как менялись пропорции женской фигуры каждые 10 лет
Спортзал для двоих
Лондонская пара прославилась в сети как самая тренированная в мире
Новая американская мечта
Что такое Fuck You Money, или Как уйти на пенсию в 35 лет
Ищут пожарные, ищет милиция
Десятилетний розыск пропавшей британской девочки обошелся в 16 миллионов фунтов
Восточные легенды
Культовые японские автомобили ушедших лет
Цвета для победителей
Самые известные гоночные раскраски в мире
Самые необычные ДТП
Автомобили на крышах, в бассейнах и другие непонятные аварии, достойные премии
Очень страшные «Рейндж Роверы»
Самые жуткие варианты тюнинга автомобилей Land Rover
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Фрэнк ГериСпугнули рыбу
Почему антисемиты изгнали из Канады создателя «танцующего дома»
«Наш дом — колония строгого режима»
История семьи, оказавшейся на грани распада из-за дачи
Цветам не место в доме
Почему дети мешают взрослым жить счастливо в собственных квартирах