50 оттенков розового

Что ждет туристов в североафриканском Королевстве Марокко

Фото: Alexander Cahlenstein / Flickr

Королевство Марокко в последние годы отчаянно сражается за российского туриста с Египтом и Турцией. И у этой страны есть несколько козырей: разнородность ландшафта, богатство флоры и фауны и... безопасность. В стране берберов, где солнце превратили в источник позитива, финансовых доходов и электроэнергии, побывала «Лента.ру».

Быт рядового марокканца

Известная на весь свет благодаря одноименной песне и фильму Касабланка встретила нас дождем. В Западной Африке это редкость, учитывая, что в распоряжении марокканцев 300 солнечных дней в году. Поэтому гости из России справедливо посчитали осадки доброй приметой. Температура в конце декабря комфортная — около 20 градусов. Курортный сезон в Марокко круглогодичный.

Домовладения подданных королевства, мелькающие в окне автобуса, сплошь грязно-розового оттенка. Это утвержденный монархом национальный архитектурный цвет. Даже новоделы из бетона и кирпича предписано штукатурить в колер подсохшей красной глины. Жилище простого сельчанина — из самана. Вместо заборов глиняные стены — благо стройматериала под ногами в избытке. В час заката благодаря такому оформлению все городское пространство погружается в розовую дымку — такого чуда нигде на планете больше не увидишь.

Главный транспорт населения — мопед и его производные. За рулем железных коней можно увидеть женщину в хиджабе с сумками за плечами и детьми позади.

«Женщина у нас политик, ученый, руководитель, и это при том, что страна мусульманская», — вводит нас в курс дела по дороге в Марракеш гид Абделькрим (а для своих просто Карим) Агди. Себя он называет туарегом, немного «охохлившимся» во время учебы в Киеве и отчасти обрусевшим во время работы в Москве. Человек он редкого чувства юмора, этакий марокканский Ходжа Насреддин. Если среднестатистический местный владеет арабским, берберским и французским (наследие французского протектората), то наш спутник помимо русского с украинским изъясняется на английском, испанском и даже финском.

«У нас мужчина может взять вторую жену, но только с согласия первой», — продолжает Карим. По его словам, в Марокко столетиями уживаются иудеи, мусульмане, католики. Внешне адепты различных конфессий неотличимы — большинство носят берберские полотняные рубахи до пят. «Это не для показухи, так теплее в это время года», — козыряет знанием русского сленга гид.

Французы, немцы, бельгийцы, британцы и выходцы из стран Персидского залива приезжают сюда главным образом на пляжный отдых. «Три с половиной тысячи километров берега моря-океана. И никто из местных не умеет плавать», — шутит Карим. Но прежде чем изучить прелести курортов на побережье, мы направляемся на юго-восток — в горно-пустынную часть страны, за экзотикой.

Город сказочников

Марракеш многолик — роскошные дома знати соседствуют с кварталами бедняков. В центральной части города у мечети Кутубия раскинулись сады с апельсиновыми деревьями. И пальмы, пальмы, пальмы повсюду. Кстати, марокканская традиция в исламской архитектуре отличается от прочих формой минарета — в его основании не круг, а прямоугольник.

Перед знаменитым рынком в старой части Марракеша окруженный толпой мужчина что-то декламирует на арабском. Все внимательно слушают, не отрывают глаз от рассказчика. Туристов в числе зрителей почти нет, ведь чтобы вникнуть в суть монолога, нужно быть как минимум выпускником Института стран Азии и Африки. Глядя на эту картину, ни за что не поймешь, что перед тобой целый пласт культуры планетарного масштаба.

Такой вид устного творчества называется халька (слово означает по-арабски «круг»). В 2001 году ЮНЕСКО признал марокканские повествования культурной традицией и провозгласил «истории в кругу» на площади Джемаа-эль-Фна «шедевром устного и нематериального наследия человечества».

Сук (базар на арабском) — место красочное: сплошь декорации сказок 1001 ночи.

Уже на подступах к медине слышится тревожный ритм африканских барабанов, разбавленный трелями восточной дудочки. Мединой принято называть в арабском центральную часть города (не путать с населенным пунктом в исторической области Хиджаз на северо-западе Аравийского полуострова). Какофонию в какой-то момент нарушает глас муэдзина, призывающий мусульман на молитву в мечеть.

Не зевай, интурист

Дух авантюризма повсюду в старой части города — карманников и жуликов тут хватает. Спрашиваешь, как пройти к вокзалу, тебя с улыбкой увлекают за собой, ведут по узким улицам. И когда иностранец окончательно теряет ориентацию, проводник требует денег за то, чтобы вывести его из лабиринта. Обо всех этих опасностях каждого туриста честно предупреждают гиды, но как же не пойти навстречу приключениям — они ведь ждут!

Повелители ползучих гадов — публика, как выяснил корреспондент «Ленты.ру», опасная.

«Monsieur, take a picture», — едва завидев увесистую камеру, бросается к российскому журналисту африканец в несвежем балахоне. «How much?» — интересуюсь ценой вопроса. В ответ улыбчивый зазывала уверяет, что люди они невзыскательные: размер вознаграждения — на усмотрение гостя. И я попадаю в традиционную ловушку для туриста.

Не успеваю глазом моргнуть — меня увлекают под навес и навьючивают на шею змей. Фото на память. Достаю три евро и пытаюсь расплатиться. Но не тут-то было.

«It's nothing! Give us 20 euro!» — возмущается владелец шипящих тварей. В этот момент меня с флангов окружают коллеги заклинателя. Хватают за руки, ведут разговор на повышенных тонах... Проявляю настойчивость, протягиваю все те же три евро: уговор дороже денег! Вкладываю в руку проходимцу деньги и иду дальше под очевидно неодобрительные возгласы на берберском. В следующий раз буду умнее.

Увы, как показала практика, фотографировать марокканцев — тоже дорогое удовольствие. Торговцы и обычные прохожие не постесняются спросить с вас несколько дирхамов за свое присутствие в кадре. Причем закон, как объяснил нам гид, на их стороне.

Последние имевшиеся при себе 20 дирхамов (а это около 130 рублей) пришлось выложить, когда я случайно направил фотоаппарат в сторону выступавших берберских музыкантов. Только-только я стоял в толпе аборигенов, слушая замысловатую барабанную дробь, как вдруг люди отпрянули от russo turisto как от прокаженного. Тут же ко мне подскочил барабанщик с огромным подносом для пожертвований. Полсотни глаз с укором смотрели на меня. Ничего не оставалось, кроме как лезть в карман за наличностью.

Кстати, настойчивые призывы позолотить ручку можно игнорировать — от слов к агрессивным действиям марокканцы вряд ли перейдут. Но есть вещи, за которые иностранца могут и побить.

«Марокканец может стерпеть грубость или даже оскорбление в свой адрес. Но никто не простит злых шуток или оскорблений в адрес короля или его семьи», — заверил журналистов Карим.

Дело в том, что правящая династия Алауитов (в настоящее время у власти находится король Мухаммед VI бен аль Ха́сан) происходит от самого пророка и центральной фигуры Ислама Магомета. Для каждого подданного это не только предводитель власти, но и духовный лидер — так что от колкостей в адрес монарших особ следует воздерживаться.

Там снег встречается с песком

Горные пейзажи в Марокко всех цветов радуги. Заснеженные белые, лесистые зеленые, красные от избытка железа в породе и болотные — от меди. В пустыне делаем остановку — перед нами за рекой Варзазат укрепленный город (касба) Айт-Бен-Хадду, еще один марокканский памятник ЮНЕСКО.

«Мы называем это место воротами в Сахару, — рассказывает Карим. Почти тысячу лет этот населенный пункт был вожделенным рубежом для караванов, пересекавших великую пустыню с востока на запад. Здесь протекала первая за сотни километров на пути странников река».

В оборонительных целях древний город, похожий на гигантский глиняный муравейник, был размещен на горе. Внешний вид его, говорит гид, не сильно изменился со времен транссахарской торговли. Во многом поэтому крепость — частое место съемок исторических кинолент.

Тема кино продолжается в нашем путешествии с прибытием в Уарзазат. Здесь частые гости — французские и американские звезды, потому что этот небольшой населенный пункт — постоянная площадка мировой киноиндустрии. В отеле «Бербер Палас», где мы разместились на ночлег, не раз останавливалась Николь Кидман.

А еще в Уарзазате находится крупнейшая на планете солнечная электростанция.

Берег Атлантики

По дороге к марокканской ривьере — Агадиру — ощущаешь, что попал на Марс. Особенно на закате: горы меняют окрас с бурого на фиолетовый. Еще 100 километров — и мы на берегу Атлантического океана. Это главный туристический город страны. Королевство рассчитывает в ближайшее время завоевать значительную часть туристов из России благодаря Агадиру. По словам представителя Министерства по туризму страны Фатуака Абделазиза, в 2016 году в Марокко побывали больше 30 тысяч наших соотечественников, в ближайшие год-два они мечтают увеличить это число в три с лишним раза.

Агадир — самый европеизированный город из тех, что мы увидели. Здесь живут богатые люди. Местная Рублевка — квартал Марина. Здешние обитатели паркуют во дворе не автомобили — яхты. Дворцы в горной части — без окон наружу, тут не принято выставлять напоказ личную жизнь. Балконы и окна выходят во внутренний двор.

Заниматься спортом сюда слетаются футбольные команды, бегуны, велосипедисты. Набирает обороты культура серфинга и гольфа. Сами марокканцы большие поборники ЗОЖ — утром по пляжу бегают не только мужчины, но и женщины. В хиджабах.

Тот, кто солнце проглотил

Где как не в Африке поглядеть на крокодила. Под Агадиром целое царство этих пресмыкающихся — «Крокопарк». Место пользуется повышенным вниманием среди наших соотечественников. Администрация уже обзавелась русскоговорящим экскурсоводом.

— А чем кормят крокодилов? — интересуется гостья из России.
— Туристами. Особенно русскими. Особенно девушками, — весело отвечает Мухаммед. Он несколько лет учился в Киеве, жил в России, поэтому может себе позволить шутить на языке Пушкина.

От него мы узнали, что выражение «бороться за место под солнцем» пришло в русский язык прямиком из раздела зоологии, изучающего этих ползучих зубастиков.

— Пищеварение у крокодилов протекает медленно, для этого процесса им необходимо много солнечного света. За удобное местечко на пляже они часто дерутся — посмотрите на шрамы, — говорит Мухаммед. В парке 325 нильских крокодилов.

Полюбоваться на апельсиновые сады и мандариновые рощи во всех смыслах дорогого стоит. Сутки на двоих в апартаментах на вилле под Агадиром обойдутся около 130 евро. Дня вполне хватит, чтобы узнать все о сельском хозяйстве королевства.

От местного агронома мы узнали маленький секрет желтого цвета бананов. Дело в том, что срывают их зелеными, а чтобы придать товарный вид, помещают в камеру с... яблочным газом. Хозяйкам на заметку: если положить недозревшие бананы в пакет со спелой антоновкой, через несколько дней они приобретут гастрономически верный окрас.

Что интересно, местные овощеводы не борются с сорняками. Лишние растения никто не трогает — считается, что они отвлекают на себя вредителей.

Must eat

Впечатление от Марокко не будет полным без некоторых гастрономических штрихов к портрету страны. Любое застолье начинается с крепкого зеленого или черного чая. Непременно с мятой. Длинной струей кипяток сбрасывают из узкого горлышка чайника в небольшую чашу наподобие наших граненых рюмок. Делается это искусно, без лишних брызг — таким образом, чтобы по краям бокала образовалась пенка. Обильную дозу рафинада добавляют в чайник при заварке, поэтому получить порцию без сахара не получится. Но риск испортить фигуру невелик: марокканцы разливают в посуду чай, как русские водку — граммов по 50. Наполнение сосуда гостю выше «экватора» считается моветоном.

Король среди специй на марокканском столе — шафран. Кстати, по качеству и экологичности этой самой дорогой в мире приправы Марокко на втором месте после Ирана.

Центральный предмет на кухне марокканца — массивная керамическая посудина, состоящая из тарелки и конусообразной крышки с отверстием сбоку.

«Тажин — это и посуда, и технология приготовления, и блюдо. Традиционно с его помощью готовят мясо с кускусом и сухофруктами, сдобренное специями. Но внутри может быть что угодно — и овощи, и рыба», — рассказывает попутчик, гастрономический журналист.

Технология приготовления пищи в закрытом сосуде возникла из-за сложных условий выживания берберов в пустыне. Массивная крышка защищает еду от песка, к тому же тажин не требует большого количества дров, что важно в условиях дефицита древесины.

Еще одно блюдо национальной марокканской кухни — пастилья. Это пирог из очень тонкого и хрустящего слоеного теста с начинкой. Внутри тонкая короткая вермишель, иногда слегка подсушенная, вперемешку с мясом, птицей, морепродуктами.

«Качественно приготовленная пастилья всегда сочная», — отмечает мой собеседник.

В респектабельных ресторанах Агадира и Марракеша гостям подадут рыбу святого Петра, в России известно ее более прозаичное название — тилапия.

К слову, обслуживать в ресторанах взыскательных клиентов марокканцы умеют. Как-никак за плечами пятидесятилетний опыт работы с европейскими туристами. Особенно щепетильны в этих вопросах агадирские официанты: например, в La Scala, где побывали российские журналисты, блюда подают на теплой тарелке и быстро, оформленные как художественное полотно. О классе ресторана говорит хотя бы тот факт, что официант не переспрашивает у гостей, кому-какое блюдо ставить, когда приносит обед.

Что почем

Цены на продукты в Марокко сопоставимы с московскими. Это в магазинах. На рынке у ценовой политики один бог — торг. По приятной цене здесь можно приобрести кошельки, сумочки и обувь из козьей и верблюжьей кожи. Шикарный портмоне после пятиминутной финансовой дуэли с пожилым бербером мне достался за 110 дирхамов (около 660 рублей) — старик скинул мне 80 процентов от начальной цены. А вот с шахматами ручной работы я переплатил по неопытности — отдал почти две тысячи целковых на наши деньги. Позднее такой же «лот» видел втрое дешевле.

Любителям колесить за кордоном на арендованном автомобиле нужно быть готовым к повышенным тратам на горючее — литр 95-го в королевстве почти вдвое дороже, чем в России. Цены на сигареты — как в Европе, от двух евро. Местные папиросы можно найти в маркетах по 11 дирхамов за пачку (около 70 рублей), но продукция эта на любителя. Нужно заметить, что курят в королевстве на каждом углу: в ресторанах, туалетах, на улицах и даже в номерах. Это придется по душе не каждому отдыхающему.

Цены на алкоголь весьма демократичные. Вино в магазинах встречается по 2-4 евро за бутылку. Крепкие напитки — дороже: 5-10 евро. Российская или псевдороссийская водка очень популярна в курортном Агадире, тут и там встречаются этикетки «Московская», «Царь», «Ростов» — происхождение бутылок весьма туманное. Каких-то ограничений в продаже спиртного корреспондент в исламском королевстве не обнаружил.

Что касается стоимости отдыха «под ключ», сегодняшнее предложение туроператоров сложно назвать бюджетным. Неделя отдыха в отеле на первой линии у Атлантического океана в Агадире по системе «все включено» обойдется в 550 евро. К этой сумме следует добавить расходы на авиаперелет — Королевские авиалинии Марокко летают по маршруту Москва — Касабланка — Агадир трижды в неделю, билет туда-обратно стоит примерно 400 евро. Итого около 60 тысяч целковых за неделю.

Обсудить
Накрыло: на Урале произошел мощный выброс радиации
Уровень загрязнения в Челябинске превышен в сотни раз
Дошел до Берлина
Школьник пожалел солдата вермахта, а его затравили всей Россией
«Для них история — игрушка с лозунгом "Вперед! На Берлин!"»
Почему школьник из Нового Уренгоя был прав, пожалев солдат вермахта
Из плоти и стали
Что мы не знаем о ветеранах Афгана и Чечни
Абсолютное возмездие
Россия, США и Китай готовятся к третьей мировой войне
Пробила дно
Планета-пришелец расколола Землю и сдвинула континенты
«Это восприняли как наказание»
Неизвестная история борьбы России и Запада
Голодающие дети в Бузулуке (Самарская губерния), 1921-1922 гг.«Обезумевшие родители отбирали еду у детей»
Советская власть бросила миллионы умирать от голода, но их спасли американцы
«Девочку из России тут никто не ждет»
История сибирячки, перебравшейся в Нидерланды
Во всем виноват буй
Она мечтала о круизе с секс-рабынями, но потерялась в море с боевой подругой
«Не надо меня спасать»
Звездный путешественник нашел тайное племя головорезов, ввязался в войну и выжил
Эмилио Эстевес в роли Билли КидаМалыш на миллион
Легендарный головорез Дикого Запада передал привет из прошлого
Самые большие шины в мире
Огромные покрышки, которые подойдут даже машине Годзиллы
5 причин, почему мы ненавидим кроссоверы
Объясняем в картинках, почему самые популярные машины в мире никуда не годятся
Audi Q5 против SQ5
Пять причин купить Audi SQ5 вместо обычной Q5 (и одна против)
Кто делает самые эпатажные британские машины
«Рэйнджи», «Астоны» и «Роллс-Ройсы»: лучшие творения ателье Kahn Design
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Белый друг
Самые необычные туалеты мира
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
Это Англия, детка!
Идеальный дом можно выиграть за две тысячи рублей