Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«В комнате поселился бывший муж с новой женой, у нее сын»

История бывших супругов, живущих с новыми семьями в одной квартире

Изображение: фрагмент советского плаката

В последние годы в России — и особенно в крупных городах — все больше людей, спокойно относящихся к перспективе всю жизнь арендовать жилье и в принципе довольно равнодушных к недвижимости. Но большую часть граждан «квартирный вопрос» все-таки продолжает «портить»: из-за метров иногда не просто ссорятся, а объявляют настоящие войны друг другу — причем самые близкие люди.

Несколько историй о родственниках, ставших совсем чужими из-за квартир — а вернее, из-за неспособности их мирно поделить, рассказал «Дому» частный риелтор, пожелавший остаться неназванным:

Ни сына, ни квартиры

Пришлось мне по работе познакомиться с семьей Петровых. Раиса — вдова, около шестидесяти лет, взрослые дети — Александр и Ольга. Дочка, что называется, удачная: окончила институт, вышла замуж, у нее более-менее обеспеченный муж, с которым они вместе купили двухкомнатную квартиру. А вот сын Саша, тот не совсем благополучный, с алкоголем дружит. Женат, но постоянно ссоры в семье — то он уйдет, то придет, то жена выгонит, то опять вернет, любовь такая у них странная. У сына тоже есть небольшая квартирка, которую когда-то помогли купить родители.

А у Раисы квартира была не приватизирована. И вот они вместе с Олей решают оформить ее в собственность тайком от брата, тем более что он в квартире не был прописан. Оля маму накрутила: «Если мы на троих приватизируем, он тебе покоя потом не даст». И Раиса так же рассудила: «Когда его жена в следующий раз выгонит, он же сюда может прийти. А мне это надо? Я не хочу проблем, у меня расшатанная нервная система». Вот и приватизировали на двоих втихаря.

Вскоре Оля задумала улучшить жилищные условия, купить большую «трешку» в новостройке. А для этого всего лишь нужно продать мамину старую квартиру — они же там вдвоем хозяева. Вырученные деньги пустить на первоначальный взнос и еще взять ипотеку. Мама пусть поселится в двухкомнатной и помогает с детьми.

Сначала Оля пообещала Раисе переоформить на нее свою «двушку». Проконсультировались со мной. Естественно, выяснилось, что если недвижимость будет принадлежать Раисе, то на нее смогут претендовать двое наследников — дочь и сын. Тут Оля возмутилась: «С чего это брат будет претендовать на квартиру, которую купила я со своим мужем?!» Решили маму в квартире просто зарегистрировать.

В общем, квартиру мамы потихоньку от брата продали. Но все тайное становится явным. Проболталась дочь Саши, Олина племянница. Девочка уже взрослая, любит красивые вещи, наряды, с тетей своей и бабушкой регулярно общается. Узнав о ситуации, она рассказала все отцу. И тут началось!

Сын сильно разозлился на мать, перестал с ней разговаривать, разорвал все отношения категорически. Сестре, у которой есть частный бизнес, брат всячески пакостит: разрезал, например, баннер рекламный. Когда подопьет, звонит Оле с угрозами: «Я тебя убью! Вы мне не семья, вы меня обманули, лишили наследства».

Ольга пыталась оправдаться: «Родители же тебе в юности квартиру купили. Тебе есть где жить. Вы с женой тоже как-то зарабатываете, квартиры продаете-покупаете, не без помощи родителей» (Саша с женой действительно вкладывались раньше в новостройки, а затем их продавали).

В результате всей этой истории семья разорвана в клочья, и у всех все плохо. У Ольги куча долгов, с трудом получается платить по кредиту, не доделан ремонт, испортились отношения с мужем. У Раисы то гипертонический криз, то воспаление легких, постоянно какие-то болячки цепляются. С сыном не общается, а у него со здоровьем сейчас тоже не очень.

Я со своей стороны могу сказать, что найти, на чьей стороне правда, на самом деле сложно. Но если бы у матери был нормальный контакт с сыном, то никакая тайная продажа была бы невозможна. И с сестрой при хороших отношениях могли бы как-то обсудить все нюансы, прийти к соглашению, и не было бы тогда всей этой драмы.

«Постой, машинист!»

Другая история — про семейную коммуналку.

Парень из провинции (мой земляк, кстати) приехал в Москву. Пытался учиться, работал в разных местах — то охранником, то на фейс-контроле в клубе. В итоге устроился в метро машинистом. Неплохой заработок, все стабильно. Женился на москвичке. Жили в маленькой трехкомнатной квартире, всего 56 квадратных метров: в одной комнате он с женой, в другой — родители жены, в третьей — младший брат жены.

Время идет, в семье родился ребенок, младший брат жены вырос и тоже женился. Родители счастливы: наконец-то сыночек пристроился, красота. Но сыночек-то не совсем путевый, работать не хочет, и жену тоже к родителям привел. И вот как оно? Три семьи на одной шестиметровой кухне, с одним санузлом? Тем более что младшие тоже родили ребенка.

Естественно, у семьи старшей дочери предложение: «А вы не хотите съехать?» Но младшие тоже встали в позу: «А вы не хотите?» Старшие говорят: «Мы вроде как первыми были, ребенок в школу ходит». Младшие отвечают: «Ну и что, нам тоже жить негде».

Возникла мысль продать квартиру и разъехаться, но тогда придется переселяться в область, по-другому денег не хватит, а отец с матерью, старшее поколение, категорически против — из Москвы никуда не уедем, не хотим московской пенсии лишиться. Тем более что родители от всех этих семейных разборок спасались в Белоруссии, где у них есть свой дом, в котором они по большей части и живут.

Итак, старики в Белоруссии, молодежь в квартире. Грызутся. Бой вели в основном тетки, у которых начались ссоры на кухне. Однажды дошло до драки, после того как одна другой буквально сказала: «Вали отсюда, мне готовить надо». Вступились мужики, понадавали друг другу по мордам. Сын написал заявление в полицию на зятя-машиниста.

После драки родители наконец решились. Сначала хотели семью младшего сына отселить, а свою жилплощадь оформить на дочь и зятя. Тот за годы усердной работы в метро скопил около четырех миллионов рублей, так что готов был выкупить часть жилплощади. К этому родители согласились добавить еще денег от себя и купить сыну квартиру. Но засомневались: сыночек-то ненадежный, как он будет жить отдельно, вдруг слетит с катушек? Да еще и зятю не верят, говорят: «Ты нас потом из квартиры выселишь».

Я им пыталась объяснить, что это невозможно, по Жилищному кодексу новый собственник может снять с регистрационного учета только бывших членов семьи, а родители в принципе не могут стать бывшими родственниками. Но объяснений они слушать не захотели, всех считают аферистами, а про меня вообще сказали, что я их загипнотизировала.

Тянулось все это почти полгода — не могли придумать, кого оставить, а кого отселить. В итоге решили: уйдут все-таки дочь с зятем, которым родители добавят денег на покупку квартиры. Однако опять проблема — как правильно оформить передачу денежных средств? Снова варианты пошли: то просто отдадим, то под расписку, то — давайте у нотариуса, ой, а нотариусу ведь пошлину платить надо…

Моя рекомендация была такая: подготовить целевой договор дарения денег (это принято между близкими родственниками, когда дарят сумму на реализацию определенных планов) и получить обязательство от дочери, что она снимется с регистрационного учета. Естественно, это предложение тоже встретили в штыки, поехали с юристами консультироваться. Им там сказали, что договор правильный и корректный. В общем, дело это еще не закончилось, но, думаю, что все произойдет именно так.

Бывшие в «однушке»

Позвали меня продать однокомнатную квартиру. А там ситуация такая, что мама не горюй. Квартира в залоге у банка. Совместная собственность, созаемщики — муж и жена, теперь уже бывшие.

Начиналось у них все хорошо, взяли ипотеку на двоих, показали совокупный доход. Купили жилье, сделали недорогой, но симпатичный ремонт, обзавелись мебелью, дорогим телевизором — красота! Но не тут-то было. Понесло их в разнос, и в результате оба нашли новую любовь. Муж завел другую семью, у жены тоже любимый человек. Все бы ничего, но они все живут в той самой однушке! В комнате поселился бывший муж с новой женой, у нее ребенок. В кухне — бывшая жена со своим периодически приходящим новым мужчиной.

Войну вели несколько лет. Кстати, и здесь воевали между собой тетки, а ребенок был у них разведчиком. Так как я вела переговоры с обеими сторонами, он по поручению матери звонил и докладывал, что «та» (бывшая жена) пришла, можно ей звонить и договариваться. Мужик, бывший муж, изолировался вообще: мол, вы меня не трогайте, я на работу.

Хотя какие там переговоры: каждый из бывших супругов считает себя пострадавшей стороной. Все не могут решить, кто сколько потратил, кто кому что должен. Начинают вроде договариваться, считать, потом бросают это дело, опять обижаются и дуются. Никто не может уступить и сказать: «Ладно, черт с тобой, жизнь продолжается, я пойду своим путем, а ты иди своим».

Но меня еще больше удивляют третьи лица. Я не знаю, как у людей может быть столько терпения. Спрашиваю у новой жены: «Как у тебя вообще сил хватает возвращаться в эту "однушку", в которой у тебя даже нет плиты? Чем кормишь своего ребенка, когда ты приходишь якобы "домой"?» Молчит.

Сейчас у них накоплена куча долгов — и по кредиту (за который вообще-то осталось самую малость доплатить), и по коммунальным платежам. Все из-за того, что разбираются: это твое, а это твое, ты плати, нет, ты плати. В квартире ужас что творится: бывшая супруга всю их прежнюю мебель выставила в прихожей, от более-менее приличного ремонта остались одни руины.

Как выйти из этой ситуации с наименьшими потерями? Только договариваться. Суд был, и не один, а что толку? Было вынесено решение — сколько кому платить, включая пени. Но другая сторона подает апелляцию — я не согласен, я больше платил, и так далее. Кроме того, не могли сойтись на цене, по которой квартиру выставлять на продажу. Суд не может регулировать такие вопросы, а договариваться они не хотят. Тупик.

Дом00:0213 октября

«Это отдельный микромир»

Пробки, дружины и русское чудо: как живет самый богатый город России
Дом00:0130 сентября

Так жить нельзя

Люди по всему миру обитают в чудовищных условиях. Где построили самые ужасные дома?
Дом00:0327 сентября

Распилили

Россияне полюбили новый вид дешевого жилья. Они рискуют об этом пожалеть