Президент всея османов

Эрдоган на пути к абсолютной власти в Турции

Реджеп Тайип Эрдоган
Фото: Umit Bektas / Reuters

Реджеп Тайип Эрдоган вышел на финишную прямую, которая приведет его к установлению полной власти над Турцией. Для этого ему необходимо путем конституционной реформы превратить страну из парламентской в президентскую республику. И хотя его планы вызывают ожесточенные и порой перерастающие в потасовки споры среди законодателей, похоже, Эрдоган сумеет добиться своего. «Лента.ру» постаралась разобраться, какое будущее готовит Турции политик, заслуживший прозвище «султан», и каковы аргументы противников наделения президента новыми полномочиями.

«Внесение поправок в конституцию приведет к абсолютной смене режима. Турция, в которой фактически установилась авторитарная власть, превратится в султанат. Такого нет ни в одной из демократических стран. Вся полнота власти сосредоточится в руках президента, система сдержек и противовесов фактически исчезнет. Многие турки боятся, что новая конституция позволит ему [Эрдогану] назначать своих родственников вице-президентами и даже преемниками», — описывает происходящее профессор политологии Юкзель Сезгин в своей колонке в The Washington Post.

Без премьера

На днях турецкий парламент одобрил конституционную реформу, наделяющую президента всей полнотой власти. Де-факто Эрдоган и сейчас фактически единолично правит Турцией. Однако де-юре большими полномочиями обладает премьер-министр. Если же инициированные Эрдоганом изменения будут приняты, это противоречие будет устранено. Теперь слово за гражданами Турции: на референдуме в апреле им предстоит решить, оставить ли все как было или наделить Эрдогана новыми суперполномочиями.

Если поправки одобрят, президент страны упразднит пост премьер-министра и возьмет на себя исполнение его обязанностей — в частности, получит возможность формировать правительство и распускать парламент. Помогать главе государства управлять страной будут назначенные им вице-президенты (такой должности в настоящее время не существует).

Помимо этого, президент станет верховным главнокомандующим и получит право вето, преодолеть которое можно будет только абсолютным большинством голосов в парламенте. Меджлис нововведения тоже затронут — число депутатов увеличат с 550 до 600 (власти объясняют этот шаг стремительным ростом турецкого населения), помимо этого Эрдоган выполнит одно из своих предвыборных обещаний молодежи, снизив минимальный возраст кандидатов в депутаты с 25 до 18 лет.

Занимать высший пост в государстве один человек сможет не более двух пятилетних сроков. Хотя Эрдоган уже сидит в президентском кресле, это не помешает ему задержаться на этой позиции до 2029 года — новые выборы пройдут в 2019-м, а после конституционной реформы нынешний срок ему засчитываться не будет.

Отстранить президента от занимаемой должности станет практически невозможно. Для того чтобы начать процедуру импичмента, необходимо заручиться поддержкой 2/3 голосов депутатов. Но если дело все-таки дойдет до Конституционного суда, вряд ли президента отправят в отставку — он назначает 12 из 15 судей. «Предложенная система подразумевает, что глава государства не будет нести никакой ответственность за свои действия», — пишет по этому поводу Hürriyet Daily News.

Общественный раскол

Во время обсуждения законопроекта в парламенте атмосфера была накалена до предела. Там не раз возникали массовые драки между инициировавшими внесение изменений в конституцию депутатами правящей Партии справедливости и развития и оппозиционной прокурдской Партии демократии народов. Двух женщин-депутатов выносили на носилках, заместителю главы ПСР Фатиху Шахину сломали нос, были испорчены десятки стульев и микрофонов, которые парламентарии кидали друг в друга.

На фоне этого углубляется раскол между сторонниками светского и религиозного путей развития государства. Противоречия между ними существовали с самого начала образования Турецкой Республики в 1923 году. Тогда страна была ориентирована на Запад, и религия находилась под жестким контролем государства, однако при Эрдогане Турция постепенно сползает к исламизму.

Представители оппозиционных Республиканской народной партии (РНП) и Партии демократии народов (ПДН) опасаются, что переход к президентской форме правления не только приведет к установлению безграничной власти Эрдогана, но и подвергнет ревизии элементы наследия основателя Турецкой Республики Кемаля Ататюрка.

Впрочем, хотя Эрдоган и ПСР поощряют ползучую исламизацию, полностью пересматривать достижения «отца всех турок» Ататюрка они не станут, уверен турецкий политолог Серкан Демирташ: «Эрдоган и его окружение все же не будут "покушаться на святое", зная, насколько болезненно турецкие граждане относятся ко всему, что связано с основателем республики. Президент и правящая партия опасаются еще большего общественного раскола».

Оппозиция всячески пытается не допустить усиления власти Эрдогана, выводя на улицы противников президента. Однако делать это непросто: в настоящее время в условиях режима чрезвычайной ситуации все демонстрации запрещены.

Есть абсолютная власть, нет терактов

Представители правящей партии активно убеждают турецких граждан, что переход к новой системе правления пойдет Турции на пользу. Поскольку в случае принятия поправок у нее отпадет необходимость создавать парламентские коалиции, ситуация в стране стабилизируется, а система управления станет проще.

Стоит заметить, что неудавшийся военный переворот лета 2016-го придал дополнительный импульс проекту превращения Турции в президентскую республику. «Турция умерла и родилась за одну ночь», — говорил о мятеже Эрдоган, подчеркивая, что он намерен строить новую страну с новыми порядками.

Для того чтобы заручиться поддержкой электората на референдуме, представители турецких властей активно эксплуатируют антитеррористическую риторику. Так, вице-премьер Нуман Куртулмуш заявил, что если граждане проголосуют за поправки, в государстве прекратятся теракты.

По мнению научного сотрудника Института востоковедения РАН Амура Гаджиева, Куртулмуш скорее всего имел в виду сокращение числа атак со стороны боевиков запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана. «При переходе к президентской форме правления может измениться и форма государственного устройства. Сейчас Турция — унитарное государство. Однако не исключена ползущая децентрализация страны, местным органам самоуправления и муниципальным образованиям планируют предоставить больше самостоятельности. Таким образом, будет все меньше желающих со стороны вооруженного крыла курдского движения бороться за расширение полномочий», — пояснил эксперт «Ленте.ру».

Запасной вариант

Как показывают опросы общественного мнения, аргументы властей кажутся турецким гражданам довольно убедительными. Так, по данным Центра объективных исследований (Objective Research Center), 62 процента респондентов (всего необходим 51 процент голосов) из 36 турецких провинций проголосовали бы за поправки, если бы референдум состоялся в середине января.

В случае, если граждане, вопреки прогнозам, проголосуют против конституционных поправок, это станет серьезным ударом по имиджу правящей партии и ее союзников. По мнению Серкана Демирташа, скорее всего пакет реформ будет отложен на неопределенный срок, а в стране возобновятся переговоры о проведении досрочных парламентских выборов. По крайней мере, о такой возможности в случае провала референдума говорили Эрдоган и лидер националистов Девлет Бахчели. Оппозиция хоть и назвала эти заявления шантажом парламентариев, однако согласилась на проведение досрочных выборов.

«Для того чтобы внести изменения в конституцию без плебисцита, Партии справедливости и развития необходимо заручиться поддержкой 367 депутатов. На этот раз сделать это не удалось: сейчас у ПСР 317 кресел в парламенте, еще 40 — у Партии националистического движения, ставшей ее союзником. В случае, если состоятся досрочные выборы, прокурдской Партии демократии народов, лидеры которой находятся за решеткой, сейчас едва ли удастся преодолеть 10-процентный барьер. Таким образом, все 59 мест этой партии получат депутаты от ПСР, — уверен эксперт. — Но это приведет лишь к еще большей поляризации общества».

Мир00:01Сегодня

«Человека убивали за неправильную считалочку»

От Чечни до Украины: он прошел все войны бывшего СССР и готов о них рассказать