Большой Сатана недоволен

Аннулирует ли Трамп ядерную сделку с Тегераном

Иранцы вытирают ноги о портрет Дональда Трампа
Иранцы вытирают ноги о портрет Дональда Трампа
Фото: Vahid Salemi / AP

«Мы высоко ценим мистера Трампа. Он много сделал для нас, показав истинное лицо Америки». Эта фраза, опубликованная 7 февраля в микроблоге рахбара — верховного лидера Ирана аятоллы Хаменеи, три дня спустя стала одним из лозунгов демонстрации в честь Исламской революции в Тегеране. В этом году традиционное шествие оказалось необычайно многолюдным. Кроме портретов лидеров страны и иранских флагов, многие несли карикатуры на американского президента. На асфальт уложили флаг США — «Большого Сатаны», как назвал Штаты когда-то аятолла Хомейни, — и портрет Дональда Трампа, чтобы демонстранты вытирали о них ноги. Этот символический акт лучше всего иллюстрирует те стремительные изменения, которые произошли в отношениях Тегерана и Вашингтона менее чем за месяц.

Константа Трампа

Еще во время предвыборной кампании Трамп не скрывал своего враждебного отношения к Ирану. Он называл Совместный всеобъемлющий план действий, известный также как ядерная сделка с Тегераном, «крупнейшим провалом внешней политики» и обещал сделать ее пересмотр своим приоритетом.

«Трамп уже давно занимает жесткую антииранскую позицию, — говорит генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов. — Он критиковал администрацию Обамы за уступки и за разрядку в отношениях с Тегераном, утверждая, что сделка по ядерному оружию далека от идеала, что от нее выигрывает в основном Иран. Его позиция — это своеобразная константа, она не меняется».

И действительно, став президентом, Трамп все так же яростно ругал Иран и его лидеров. В интервью Fox News он назвал Исламскую Республику террористическим государством номер один, обвинив ее в том, что та наводняет Ближний Восток деньгами и оружием.

«Я думаю, что сделка с Ираном, которую заключила администрация Обамы, вообще никогда не должна была бы стоять на повестке дня, — заявил Трамп. — Это позор. Я мог бы с ней смириться, если бы они согласились сотрудничать. Но вместо этого они преследуют наши самолеты, блокируют наши корабли, издеваются над нами и считают нас глупцами».

45-й американский президент уже дал понять, что продолжать политику своего предшественника в отношении Ирана не намерен. В начале февраля Вашингтон объявил о введении новых санкций против Исламской Республики в ответ на испытания баллистических ракет. В свою очередь Тегеран заявил, что санкции незаконны и противоречат договоренностям по атому и резолюции Совбеза.

Ястребиное гнездо

Судя по всему, американский лидер настроен жестко. В его новом кабинете оказались многие из «ястребов», последовательно занимавших антииранскую позицию. Так, нынешнему министру обороны Джеймсу Мэттису по прозвищу Бешеный пес непримиримая риторика в отношении аятолл, по слухам, стоила в свое время поста главы Центрального командования Вооруженных сил США. Недавно он умудрился даже обвинить Тегеран в тайном сотрудничестве с запрещенным в России «Исламским государством» — и это при том, что иранские солдаты с оружием в руках сражаются против исламистов в Сирии.

Еще один «ястреб», советник по национальной безопасности Майкл Флинн заявлял, что именно Иран стоял за атакой на американское консульство в Бенгази в сентябре 2012 года. Свои слова он, однако, подтвердить так и не смог.

Не уступает им и глава ЦРУ Майк Помпео. Еще в бытность сенатором он утверждал, что заключенная Обамой сделка позволит Ирану расширять свое влияние в регионе, и обвинял президента в том, что тот защищает не американские, а иранские интересы.

Санкции, которые не работают

Однако даже среди «ястребов» в отношении ядерной сделки с Ираном существуют серьезные разногласия. Если Помпео выступает категорически против нее, то Мэттис, называющий Иран «постоянной угрозой стабильности и миру на Ближнем Востоке», категорически против разрыва соглашения по атому.

«Не думаю, что нам стоит нарушать свое слово и отказываться от сделки, — заявил он. — Полагаю, что если мы это сделаем, то останемся в одиночестве и эффект от наших односторонних санкций не будет идти ни в какое сравнение с тем, чего мы достигли благодаря общим усилиям вместе с союзниками».

Этот взгляд разделяют многие другие сторонники Трампа — к примеру, председатель комитета сената США по внешним делам Боб Коркер. Они напоминают, что куда более жесткие ограничения не помешали Ирану развить ядерную программу: если в 2003 году у Исламской Республики было 164 центрифуги, то к 2013-му, когда начались переговоры по ядерной сделке, — 19 тысяч. И если США выйдут из соглашения, то выиграет от этого только Иран, поскольку получит моральное право вновь обогащать уран до высокой концентрации.

В конце концов, у США есть собственный набор антииранских санкций, недавно расширенных Конгрессом. Нет нужды выходить из ядерной сделки, чтобы демонстрировать Тегерану свое недовольство.

Перспектива одиночества

Хуже того, в случае если Вашингтон решит разорвать ядерную сделку, это серьезно ударит по его позициям на международной арене. Слишком многим нужны хорошие отношения с Ираном.

«Совместный всеобъемлющий план действий — это не двустороннее, а многостороннее соглашение, — напоминает старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин. — В работе над ним принимала участие вся "шестерка" плюс Иран, к тому же в резолюции Совбеза юридически закреплен его международный статус. США не могут аннулировать это соглашение — только выйти из него, но это нанесет огромный ущерб имиджу и авторитету Штатов даже среди союзников, потому что практически весь мир, включая Евросоюз и страны НАТО, горячо поддерживают эту ядерную сделку. Единственное, что может сделать Трамп, — ставить палки в колеса в ходе выполнения этого соглашения».

Выход из ядерной сделки ухудшит отношения США с Пекином и Москвой и повредит бизнес-интересам многочисленных западных компаний, которые уже начали возвращаться на иранский рынок. Даже союзники Вашингтона среди стран Персидского залива, традиционно относящиеся к Ирану с подозрением, вряд ли одобрят изменение курса. «Не думаю, что сделку стоит отменять, — заявил недавно бывший глава саудовской разведки принц Турки аль-Файсал. — Это результат многолетней работы и многостороннего консенсуса, который привел к видимому результату».

Подарок радикалам

Но хуже другое: отсутствие четкой цели, которую предполагается достичь посредством выхода из соглашения. Если таким образом Трамп намерен заставить Иран заключить более выгодную для США сделку, то вряд ли этот план сработает: даже при подписании ныне действующего документа у него хватало противников в иранских элитах, и более жесткие условия сейчас точно не будут приняты.

Провокационные заявления американского президента и его советников, запрет гражданам Исламской Республики на посещение США на руку иранским радикалам, неустанно напоминающим: они давно предупреждали, что Трамп — враг не режиму аятолл, а всей стране. Разгневанный его эскападами иранский средний класс, еще недавно относившийся к Штатам скорее положительно, все чаще прислушивается к антиамериканским призывам мулл.

«Действия Трампа прямо влияют на баланс сил в Тегеране, — утверждает Кортунов. — Реформаторы, умеренные прозападные силы, ушли в оборону. Их упрекают в том, что они не смогли добиться полного снятия санкций. Очень некстати пришлась смерть бывшего президента Али Рафсанджани, неформального лидера умеренного крыла. Положение главы МИД Джавада Зарифа и его сторонников, выступающих за соглашение с Западом, очень уязвимо».

На май 2017-го в Иране намечены президентские выборы. До недавнего времени казалось, что позиции умеренных во главе с президентом Хасаном Роухани, набравшим очки на ядерной сделке, достаточно прочны. Но избрание Трампа ударило по иранскому бизнесу: если совсем недавно МВФ обещал в этом году иранской экономике шестипроцентный рост, то сейчас риторика американского президента отпугивает потенциальных инвесторов, включая крупные корпорации. Консерваторы говорят о провале политики Роухани и готовятся бросить умеренным вызов: в качестве вероятных кандидатур называют первую женщину-министра Марзию Вахид-Дастджерди и главу спецподразделения «Аль-Кодс» генерала Касема Сулеймани.

Пока непонятно, как будут развиваться события дальше. Обе стороны, несмотря на всю внешнюю шумиху, действуют достаточно осторожно: из Тегерана не прозвучало ничего жестче заявления Хаменеи про «истинное лицо Америки», а новые санкции США, коснувшиеся лишь 25 физических лиц и компаний, можно назвать скорее символическими. Как считает Кортунов, дело в том, что «администрация Трампа до сих пор не определила свою стратегию в отношении региона — нужен ли им Ближний Восток, ограничиться ли задачей противодействия международному терроризму или попытаться добиться иных целей».

«Стоит ждать усиления пропаганды — в Иране антиамериканской, в США антииранской, — полагает Сажин. — Но до серьезных действий против Ирана дело не дойдет. Штаты могут ввести новые санкции, однако их вряд ли поддержат Евросоюз и союзники Вашингтона — они слишком заинтересованы в хороших отношениях с Тегераном. Так что, скорее всего, все сведется к обмену пропагандистскими ударами».

Обсудить
«Замуж за американца не хочу»
История москвички, переехавшей в Лос-Анджелес и ставшей продюсером
Доброе утро, Вьетнам!
Еще одна азиатская страна сошла с ума по караоке
«Ее повел на костер собственный брат»
В отрезанной от мира деревне устроили охоту на ведьм
Жируха
В лондонской канализации нашли мерзкое нечто
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки