Новости партнеров

«Российскому кино нужны системные реформы»

Глава Роскино Екатерина Мцитуридзе о новых этапах продвижения русского кино

Екатерина Мцитуридзе
Фото: Роскино

Мировая киноиндустрия еще подсчитывает суммы сделок берлинского кинорынка EFM, а в Гонконге уже стартовал не менее глобальный и важный Filmart. Не за горами и Каннский кинорынок. Глава представляющей Россию на всех этих площадках компании Роскино Екатерина Мцитуридзе рассказала «Ленте.ру» о первых итогах и планах.

Параллельно с Берлинским кинофестивалем прошел EFM — традиционно первый глобальный кинорынок в году. Какие фильмы вы продвигали на нем в этот раз?

На стенде Роскино — Russian cinema worldwide — в Берлине было представлено 45 российских фильмов. Среди них фильмы, продажи которых успешно идут еще с ноябрьского лос-анджелесского кинорынка AFM: «Викинг», «Притяжение», «Защитники», «Ледокол», анимация. Были и новые проекты, продажи которых открылись в Берлине: «Время первых», «Собибор», «Последний богатырь», «Селфи», «Купи меня», «Невеста», «Кома», «Лед», «Скиф», «Большой», «Легенда о Коловрате», «Мой супер папа», и другие. Выбор в этот раз был большой. И довольно разножанровый. Точные цифры продаж будут позже. Можем также отметить, что анимация от WIZART продавалась как всегда успешно, а «Притяжение» и «Викинг» закрыли сделки больше чем на 70 стран каждый.

Что конкретно означает продвижение того или иного фильма с вашей стороны на кинорынке? Расскажите на примере EFM.

Европейский кинорынок в Берлине — один из самых важных за год и соответственно затратных. Аренда и застройка стенда, дизайн, техническое оснащение, аренда мебели, интернет и тд. обходится Роскино более чем в 150 тысяч евро, зато наш стенд — один самых больших и удачно расположенных. Кроме того, мы покупаем рекламу для российских фильмов у кинорынка, в этот раз много лайтбоксов, перетяжек. Впервые за многие годы меня лично наконец-то удовлетворило качество киарта наших фильмов. «Викинг», «Притяжение», «Невеста» — три моих любимых постера. Кроме кинорынка, Роскино в Берлине также поддерживало участников фестиваля — мы обеспечили пиар-сопровождение более чем десяти проектов из России в разных программах Берлинале. Особенно меня радует, что фильмы из Якутии и других северных регионов попали в секцию Native. Тенденция поддерживать молодых и альтернативных — лучшее что есть в Берлине.

Продажи российских лент на EFM в прошлом году увеличились в 6-7 раз по сравнению с предыдущим годом. Что предопределило такой скачок?

Как вы знаете, на рост сильно влияет не только маркетинг, но и качество фильмов. В этот раз и то, и другое было на высоком уровне. Надеемся, на хороший результат. Цифры точно были выше, чем в прошлом году, но точные данные компании предоставят позже, после финализации сделок. Рост продаж также обусловлен системной работой. Мы уже шестой год работали в Берлине. И то, что Министерство культуры консолидировало усилия по международному продвижению на базе Роскино, это важный шаг. В данный момент мы ведем с министром Владимиром Мединским переговоры об увеличении финансирования продвижения, понимание есть, посмотрим.

Как развивалась ситуация с подготовкой стенда? Помним, что в прошлом году вам пришлось организовывать площадку в жестких в финансовом плане условиях.

В этот раз ситуация сложилась почти такая же. Берлин — первый рынок года, все затраты на него мы закрыли еще в ноябре прошлого года, а средства из Минкульта придут только в марте, и это еще в лучшем случае. Это дежавю каждый год повторяется из-за того, что одно министерство задерживает бумаги другого министерства по требованию третьего... И, я искренне не понимаю, почему это нельзя решить заранее и на каком-то человеческом уровне. Все же люди. С нами по-прежнему был наш любимый постоянный партнер «Аэрофлот — российские авиалинии». Кстати, про полеты — мы поддержали многих российских участников Берлинале и почти всех, кто приехал из Якутии.

В конкурсе Берлинале в этом году совсем не было российских фильмов. Как считаете, действительно не было никого, заслуживавшего главной программы фестиваля?

Меня на самом деле радует, что организаторы Берлинале пригласили более десяти проектов в разные свои программы. Это, на мой взгляд, гораздо важнее, чем один фильм в конкурсе. Потом, я не уверена, что не было достойных — насколько я владею информацией, многие из достойных предпочли дождаться других фестивалей, а некоторые просто не успели завершить фильмы к Берлинале. Здорово, что Россия была представлена в двух проектах совместного производства — «Заложники» Резо Гигинеишвили (Россия-Грузия-Польша) и «Реквием для миссис Джей» Бояна Вулетича (Сербия-Россия-Болгария-Франция, здесь сопродюсером выступил Александр Роднянский), а также в короткометражной секции, и на рынке копродукции, где незамеченным не остался новый проект Ивана Твердовского Jumpman.

Как вы считаете, что ждет российские картины, участвовавшие во внеконкурсных программах фестиваля?

В первую очередь, для них важны были сами показы, это возможность найти потенциальных байеров, партнеров и тд. Для любого творческого человека также важен сам факт принятия его фильма, каждый благодарный зритель после показа окрыляет и вселяет уверенность. Берлинский фестиваль, с одной стороны огромный, а с другой, довольно удобно организован для работы любого участника.

Чувствуется ли влияние на рыночную ситуацию напряженной политической обстановки?

Никогда. Ни на одном рынке мира нет и быть не может национального вопроса. Фестивали и рынки объединяют, культура объединяет, индустрия развлечений объединяет, медиа объединяют — это они влияют на политические процессы, а никак не наоборот. Был, правда, год назад, небольшой конфуз — когда организаторы рынка поставили рыночные показы российских фильмов в не самое удачное время, и плюс — одновременно, что могло отразиться на продажах. Но мы от имени Роскино написали президенту рынка официальное письмо, с объяснением недопустимости подобной ситуации в будущем, по-немецки четко посчитали им, сколько мы тратим все вместе в Берлине, деликатно напомнив, что это не единственный рынок в мире, и вопрос был решен. В этом году у нас были лучшие слоты для скринингов. Все решается на уровне бизнеса и уважительного отношения.

В марте проходит FILMART в Гонконге, а в мае нас ждут кинорынок и фестиваль в Каннах. Какие планы у вас на эти мероприятия?

Большие и прекрасные, как и у всех росийских производителей контента, которые поедут в Гонконг и Канн. В Канне будет много интересного, в том числе и российские фильмы в официальной программе.

В 2016 году российское кино стало лучше приниматься на Западе?

Да, мы рассылали в конце декабря подробный пресс-релиз с итоговыми цифрами сборов за 2016 год и международных продаж. В целом, могу сказать, что продажи вдвое увеличились. Также, как и сборы.

Вообще, какие основные вызовы в продвижении нашего кино за рубежом?

Мешает недостаточное финансирование как продвижения, так и производства. Больше качественных коммерческих фильмов, больше авторских сильных картин, при усилении маркетинга, увеличении пиар и рекламного сопровождения, могут совершить прорыв.

Сдвинулась ли с места ситуация с введением налоговых послаблений для кинопроизводства и созданием кинокомиссий?

Есть несколько хороших новостей в этом направлении. Во-первых, Москва, наш любимый и уникальный город, с огромными возможностями, наконец-то будет иметь свою кинокомиссию. Мы обсуждали это лично с мэром города Сергеем Собяниным и нашли в нем единомышленника по этому вопросу. В данный момент вместе с Департаментом культуры города, с Александром Кибовским и компанией Москино, которую возглавил Игорь Угольников, мы занимаемся организационными вопросами. В Берлине уже были представлены первые рабочие варианты Кинокомиссии Москвы. Это начало большого пути. Кстати, дизайн стенда Роскино на EFM также посвящен Москве. Панорамные виды нашего города вместе с классным киартом привлекли еще больше внимания к нашим фильмам. Несколько своих фотографий из личного архива нам предоставил глава «Аэрофлота» Виталий Савельев, он недавно стал официальным представителем Nicon в России! Вот так мы работаем в синергии с нашими партнерами. Кроме того, я знаю, что Ассоциация кино и телепродюсеров России также продвинулась в этом вопросе. Они называют несколько регионов, где в течение года уже начнут работу кинокомиссии. Роскино будет содействовать Ассоциации на международных рынках. Мы договорились об этом с Сергеем Сельяновым и Александром Акоповым. Но, разумеется, всех интересуют в первую очередь рибейты и технические возможности региона. Есть над чем работать.

Вы часто отмечаете, что нам ближе французская модель поддержки отечественного кино. Что нужно, чтобы она заработала и у нас?

Да, я говорила много раз про французскую модель. И считаю, что она, при должной адаптации, в России абсолютно осуществима. То, что российскому кино нужны системные реформы — это тоже факт. Необходимо развитие рынка, именно рыночных отношений. Что не означает, что государство должно ослабить свою поддержку. Напротив, только сочетание государственного участия и интересов частного бизнеса, позволит нам создать настоящую индустрию.