«В велоспорте каждый второй — астматик»

Гонщик Gazprom-RusVelo Роман Майкин — о первой в жизни монументальной классике

Фото: предоставлено Романом Майкиным

Испытание, выпавшее на долю участников первой монументальной классики в сезоне по маршруту Милан — Сан-Ремо, очень непростое: 291 километр. А для гонщика российской команды Gazprom-RusVelo Романа Майкина — вдвойне. На финише 26-летний уроженец Санкт-Петербурга едва сдерживал кашель. «Астма», — пояснил Роман, добавив, что в велоспорте такой диагноз у спортсмена отнюдь не редкость.

«Обидно, когда астма выбивает из седла»

«Лента.ру»: Роман, позади первая монументалка в сезоне, для вас она была дебютной. Милан — Сан-Ремо — маршрут со 108-летней историей. Какие у вас впечатления?

Майкин: Гонка понравилась — и организация, и атмосфера. Во всех городах встречали аплодисментами, люди приветствовали, создавалось ощущение праздника. Что касается спортивной составляющей — было непросто. Позади осталась огромная дистанция. Вроде в гонке участвуют одни и те же гонщики, вроде всех знаешь, но все равно трудно. Для первого раза рад и тому, что просто добрался до финиша. Все, конечно, не совсем удачно сложилось.

Что не получилось?

По тактике все было распределено правильно. В принципе, эта гонка выгодна для спринтеров, но их было нереально переехать на финише. Сейчас нужно тщательно проанализировать выступление, свои кондиции. По-моему, проблема была в протяженности гонки. Я лично никогда раньше 300 километров не ездил. 230-250 — да, но 300...

Успевали по сторонам смотреть во время гонки? Может, место какое-то запомнилось?

Нет. Постоянно приходилось следить за ситуацией на дороге: положением других гонщиков, выбоинами и трещинами, которых было довольно много. Все время был в напряжении. Пейзаж оживился, когда выехали к морю. А до этого были поля, поля.

А в других гонках удается увидеть окружающие ландшафты?

Стараюсь осматриваться во время заезда, особенно если впервые попадаю в страну. А так по большей части нужно быть начеку: бутылка у кого-то из рук выпадет или собака на дороге окажется.

С вами что-то подобное случалось?

Конечно, и не раз. Бывает, попадаешь в такие передряги и рубишь по тормозам сразу, идешь юзом. И падал — к счастью, обошлось без серьезных травм. Всегда инстинктивно пытаешься таких ситуаций избегать.

Есть ли у вас какой-то личный рейтинг гонок? Чем запомнится эта?

Для меня 300 километров — личный рекорд, так что пока — протяженностью. Все гонки схожи, но я бы выделил северные. Например, в Бельгии. Что такое Бельгия? Холод, дождь, сильный ветер, булыжники. Когда слышишь, что гонщик выигрывал в Бельгии, сразу понимаешь, что он на многое способен. Здесь, в Италии, совсем другие условия, тепличные. Стартовали все по схеме, ехали в соответствии с тактикой. Все прошло гладко.

А как же горы? На высоких участках было довольно ветрено.

Я не заметил ветра. С набором высоты — да, было непросто, но это мои личные проблемы. У меня ведь астма.

Болезнь норвежских биатлонистов?

За норвежских биатлонистов не скажу, но в велоспорте каждый второй астматик. Я с детства болею. Чем только не занимался, чтобы побороть недуг. Но все-таки от этого никуда не деться, особенно в период цветения. Очень обидно: готовишься, выкладываешься, а потом болезнь может тебя выбить из колеи.

«Раньше хотел быть похожим на Канчеллару»

Удалось посмотреть финиш гонки? Насколько неожиданной оказалась победа Михала Квятковски?

Да, удалось. Финиш получился невероятным. Саган, конечно, большая величина в велоспорте, многого добился. Мне кажется, он немного лукавит, когда говорит, что не расстроился из-за поражения на финише. Квятковски — хороший велогонщик. Его победа не вызвала удивления: он и на дистанции хорош, и финишировать умеет. Мы с ним ровесники, еще по юниорам с ним зарубались.

То есть вы с ними друзья?

Не сказать, чтобы друзья. Но мы все друг с другом общаемся: на старте приветствуем, ведь знакомы между собой уже очень давно.

Сейчас модно политизировать спорт. Ощущается ли в велоспорте какое-то давление из-за национальной принадлежности, особенно на фоне постоянных допинговых скандалов?

Наш вид спорта тяжелейший — циклический, сравним с биатлоном, даже труднее. Естественно, допинг-скандалов в велоспорте полно. Но и нечистых на руку чиновников полно. Вот уже и механический допинг придумали. Я выступаю за чистый спорт. А допинга и в других видах хватает — взять тот же теннис или футбол. Что касается давления, то я никаких притеснений в связи с тем, что я россиянин, не испытываю.

Есть или были ли у вас кумиры в велоспорте?

Одно время был Фабиан Канчеллара. Теперь и его имя во всяких списках фигурирует, кто-то пишет, что он с моторчиком ездил. Но, как известно, не пойман — не вор. И спортсмен сильный, и харизма при нем. Даже не задумывался об этом раньше. Между гонками обычно стараюсь максимально отвлечься от велоспорта.

Как лучше отвлекаться? Чем обычно занимаетесь?

Обычно после тренировок хочется максимум полежать или фильм какой-то посмотреть. Мне гулять на природе нравится, это вдохновляет.

«Очень хочу победить в одной из классических гонок»

Начало сезона вышло для команды не самым удачным. В чем причина?

Это жизнь, такое бывает. Не верю, что кто-то из ребят относится к работе халатно. Все уже взрослые, понимают, что и ради чего делают. Да, есть неудачная полоса, но мы стараемся показывать максимум. Сложно сказать сейчас, нужно анализировать, проверять данные. Многое идет от головы: не так настроился, поспал мало. Думаю, нам нужно просто эту ситуацию перетерпеть. Со временем все получится.

Какова ваша личная цель на сезон?

Моя мечта — выиграть гонку World Tour. На Туре Польши я стал вторым в 2014 году, совсем немного не хватило. Хочется добраться до первого места. Но я в каждой гонке выкладываюсь по полной.

Что, по-вашему, сложнее с точки зрения тактики: шахматы или велоспорт?

Думаю, эти виды спорта очень близки. Со стороны руководства очень серьезная работа проводится по выбору состава — как в шахматах. Просчитать, предсказать и победить.

Почему выбрали велоспорт? Все-таки в России, мягко говоря, он совсем не развит. Недавно вот в Сочи велогонщика во время тренировки сбила машина...

Именно поэтому мы сейчас в Европе и находимся. В России постоянно едешь и думаешь, как бы не сбили. В велоспорт попал из-за отца. Он сам занимался — обычная история. Привел меня в десять лет. Я бы, наверное, занимался тогда любым видом спорта. А дальше попал в спортшколу и оказался в аквариуме: тренировки, гонки — в общем, никакого личного выбора. Хорошо, что сейчас есть возможность соревноваться и спонсоры есть.

Условия у нас в стране не самые благоприятные.

Это точно. Россия — уж слишком северная для велоспорта страна, да и дороги в таком состоянии, что и на машине иногда проезжаешь с трудом, что уж говорить о велосипеде. Зато другие виды спорта у нас на высоте.

А что с дорогами в Европе — действительно так хороши, как о них говорят?

В целом, конечно, лучше российских. Но бывают отдельные плохие участки, после которых потом приходится восстанавливаться.

Думали о будущем? До какого возраста планируете соревноваться, что делать после завершения карьеры?

В основном все остаются в велоспорте. Идут в управленцы, в федерацию. Я, например, вполне возможно стану механиком, чтобы помогать другим ребятам побеждать на дистанции. Сейчас хочется состязаться, да и денег заработать, пока есть возможность.

Есть у вас глобальная цель?

Победить на чемпионате мира или в одной из классических гонок, ведь в велоспорте даже Олимпиада и мировые первенства не так котируются, как классика. Выигрываешь гонку Милан — Сан-Ремо, и все — можно карьеру завершать (смеется), а если серьезно, то лишь единицам удается вписать свое имя в историю. Поэтому для меня — это заветная цель.

Спорт00:02 3 декабря

Скользкая тема

Эта советская спортсменка покорила мир. Но ревнивый муж лишил ее славы и жизни