Дефект массы

Как продолжение культовой серии Mass Effect стало одной из худших игр в истории

«Это было волшебно!»
Скриншот: игра Mass Effect: Andromeda

Серия научно-фантастических игр Mass Effect повествует о будущем: человечество вышло за пределы Солнечной системы и вошло в межпланетное сообщество, в котором состоят другие разумные расы Млечного Пути. В четвертой части, вышедшей в марте 2017 года, люди и пришельцы отправляются искать новый дом в галактику Андромеда. «Лента.ру» прошла Mass Effect: Andromeda и рассказывает о впечатлениях от игры.

Из личного дневника доктора Рэвин, Цитадель, 2187 год

Странное и страшное время. Еще совсем недавно человечество получило своего первого Спектра, а теперь внешние миры галактики разоряют Жнецы — жуткие машины, не щадящие разумную жизнь. Сейчас мы, медики, нужны как никогда. Древняя огромная станция Цитадель кишит беженцами, ранеными и больными, и все хотят нашей помощи. Мы справляемся, хотя и с трудом. Медикаментов не хватает. На прошлой неделе к нам заходил коммандер Шепард. Он настоящий ангел во плоти, достал нам инопланетную формулу медигеля, которая была очень нужна для пациентов-ханаров. Когда он только все успевает?

Конечно, война наносит не только физические, но и душевные травмы. Депрессия, шизофрения, шок — число пациентов с такими проблемами увеличилось в разы. Это неудивительно, ведь никто не знает, будем ли мы живы завтра.

Некоторые просто уходят в свой придуманный мир. Известный исследователь Алек Райдер сдал нам своего сына Скотта. Парнишка, похоже, совсем слетел с катушек. Конечно, грешно смеяться над больными, но он рассказывает, что мы сейчас находимся не в Млечном Пути, а в Андромеде, другой галактике! Якобы с момента начала войны со Жнецами прошло 600 лет, которые он провел в криосне на борту какого-то ковчега, посланного исследовать другие миры. Что, конечно, бред собачий — эта галактика находится в 2,5 миллиона световых лет от нашей, и хотя технологии развиваются, сомневаюсь, что путешествие туда, пусть даже и за шесть столетий, вскоре станет возможным.

Интересно, что основателем так называемой «Инициативы Андромеда» Райдер называет эксцентричную миллиардершу Джиен Гарсон, которая якобы занималась проектом с 2176 года. Это смешно, учитывая, что именно в том году ее приговорили к длительному тюремному заключению за отмывание денег, создание нечеловеческих условий труда на своих предприятиях и противодействие профсоюзной деятельности.

Впрочем, к делу. У пациента полностью нарушена моторика — он передвигается на полусогнутых ногах и копирует движения роботов из старых земных фильмов. Кроме того, Райдер-младший яростно вращает глазами и все время старается раскрыть их пошире. Санитары говорят, что вчера ночью он с диким хохотом пытался выковырять себе глазные яблоки ложкой. К счастью, его вовремя остановили и убрали из отсека все колюще-режущие предметы, в том числе столовые приборы.

Эмоциональное состояние Райдера-младшего вызывает особые опасения. Он склонен забираться с ногами на столы и диваны, выкидывать руку вперед и громко произносить ничего не значащие фразы — например, «Вперед, к неизведанному!» или «Летите как ветер!». Совершенно неспособен считывать намерения и настроение собеседника во время диалога. Все разговоры с ним сводятся к обсуждению того, как он любит приключения и как здорово будет, когда ему наконец дадут его собственный космолет «Буря», на котором тот полетит открывать новые обитаемые планеты. Короче, уровень мышления пациента примерно соответствует уровню восьмилетнего ребенка.

Когда буйная стадия проходит, он наговаривает на бортовой компьютер глупые и чрезвычайно наивные истории о своих «приключениях». Кажется, юноша пересмотрел дурацких трешовых сериалов, которые в последнее время часто показывали по межпланетной развлекательной сети. Райдер оперирует наборами избитых клише, действия придуманных им персонажей не вызывают никакого сочувствия, а мотивация их поступков не выдерживает никакой критики.

Кроме того, люди так не разговаривают — в диалогах, написанных Скоттом, действующие лица постоянно пытаются тупо шутить или, наоборот, напускают на себя комический пафос. Похоже, впрочем, пациент понимает, как это выглядит со стороны, и тут же пытается оправдаться перед предполагаемым читателем, заставляя своих героев сказать что-нибудь вроде «Фу, что за ерунду я только что сказал!». Это хорошо — значит, молодой Райдер не безнадежен.

Я всегда говорила, что эти дурацкие фантастические сериалы надо запретить. Они калечат души подрастающего поколения. Люди, которые пишут для них сценарии, получают астрономические суммы в кредитах и даже не пытаясь создать что-то стоящее. Уверена, если бы писанина Райдера попала в руки продюсера развлекательной сети, по ней бы в мирное время уже снимали никчемный сериал или (что еще хуже) виртуалку.

Надеюсь, нам удастся помочь Скотту. Он хороший парнишка, и ему тяжело, как и всем нам. Забота и сострадание — единственное, что остается нам сейчас.

Очень жалобная книга

Опасения доктора Рэвин не были беспочвенными. Возможно, у Скотта Райдера существовала телепатическая межвременная связь со сценаристами вышедшей в 2017 году игры Mass Effect: Andromeda компании Bioware. Можно выдвигать много разных теорий о том, каким образом четвертая часть любимой многими игровой серии получилась именно такой, но эта представляется наиболее вероятной.

Создание игры заняло у разработчиков пять лет — вполне нормальный срок для того, чтобы сделать что-то приличное. В 2012 году компания устроила опрос среди любителей серии. У них спрашивали, хотят ли они, чтобы следующий Mass Effect был сиквелом или приквелом предыдущих игр, на чем следует сделать акцент и так далее.

Все пожелания игроков были учтены, в результате чего родилась концепция: действие новой игры происходит через 600 лет после событий предыдущей, в иной галактике. Пользователи хотели, чтобы разработчики сосредоточились на возможности исследования новых миров, и в Bioware объявили, что так и сделают: в Andromeda будет огромное количество планет, масштабные открытые пространства. Колонизация другой галактики — чрезвычайно увлекательная вещь. Что могло пойти не так? Как оказалось — все.

Картон и пустота

В Mass Effect играют не для того, чтобы пострелять, не для того, чтобы собирать ресурсы и крафтить новые пушки и броню, да и, признаться честно, не для того, чтобы исследовать космос. В Mass Effect играют из-за запоминающихся, с любовью прописанных персонажей и эпического сюжета, раскрывающего свои секреты постепенно. Эти два компонента и создают неповторимую атмосферу серии: маленькие трагедии людей и пришельцев на фоне грядущего грандиозного апокалипсиса.

Идея, заложенная в Andromeda, очень неплоха, но ее исполнение потрясает величественностью своего провала. Все действительно обстоит так, как описывает доктор Рэвин: картонные персонажи без загадок и шероховатостей, тут же выкладывающие все свои секреты, реагирующие на происходящие события иначе, чем живые мыслящие существа. Такое впечатление, что почти все сценаристы страдают алекситимией — состоянием, в котором человек практически не испытывает эмоции и не понимает эмоции других.

Возможность закрутить роман с членом экипажа? Да, она есть, как и в предыдущих сериях Mass Effect. Однако похоже, что за написание диалогов здесь отвечали 14-летние прыщавые подростки, у которых нет никакого опыта отношений. Есть желание охмурить синекожую азари или помощницу командира корабля? Пожалуйста, начинаем с места в карьер и уже через три-четыре диалога — вуаля! — приглушенный свет, чай, кофе, танцуем. Бивис, нам дали, хе-хе!

Под стать тексту и озвучка. Актеры не любят своих персонажей и просто «работают» на микрофон, отбивая свой гонорар. Хотя ничего другого ожидать и нельзя: как вкладывать чувства в героя, если их у него нет? «Фу, сколько пафоса!» — говорит один из персонажей, произнеся бессмысленную пафосную речь. Если это понятно — возможно, не стоило ее произносить?

Редко что-то выражают и лица героев — в основном они просто механически открывают рот. Их глаза, почему-то всегда выпученные, часто моргают и бегают туда-сюда, походка героев настолько же механическая и неестественная, и все это заставляет игрока чувствовать себя некомфортно.

Этот скучный новый мир

Можно ли считать, что Bioware хотя бы выполнила задачу создания большого мира, который интересно исследовать? Мир, несомненно, получился большим и ярким. Четыре огромные планеты для исследования, куча мелких планет-локаций, богатые возможности для изучения, колонизации этих миров и, конечно же, приключений.

Проблема в том, что контента настолько много, а качество его настолько посредственное, что желание чем-то заниматься быстро пропадает. Огромные пространства открытых миров только добавляют проблем. Конечно, что может быть лучше, чем болтаться по всей карте, чтобы отразить три волны нападающих, принести три вещи или убить трех животных (к счастью, для этого есть машина «Кочевник», иначе бы задача была совершенно неисполнимой)!

Отдельного упоминания заслуживает интерфейс игры, в котором десяток разновидностей квестов распиханы по папкам и подпапкам — так, что зачастую совершенно невозможно добраться до того, который нужен. Другие его пункты остались неизменны по сравнению с предыдущими играми серии, и это вовсе не плюс: интерфейс Mass Effect ругали всегда, и заслуженно.

Наверно, единственная отдушина в Andromeda — это бои. Они динамичные, быстрые и интересные. Система навыков претерпела существенные изменения, теперь персонаж не обязательно должен быть бойцом, биотиком или техником, он может сочетать эти способности и развивать те, которые нравятся больше.

Хочется!

Основной вопрос, конечно, заключается в том, насколько хочется заниматься тем, что предлагает игра. После всего вышесказанного ответ может показаться странным: в принципе хочется! Увы, не потому, что играть интересно, а вопреки этому. Многие любители серии приобретут Andromeda и, чертыхаясь, пройдут ее до конца в поисках той магии, которой тут нет, стараясь отыскать ее в ярких пейзажах планет и картонных оболочках персонажей знакомых рас, скрывающих пустоту.

Игроки, никогда не видевшие Mass Effect, впрочем, особо разочарованы не будут, увидев в четвертой части лишь еще одну посредственную игру. Но для почитателей серии Andromeda выглядит как настоящее надругательство над ней.

Вкратце впечатления от прохождения игры можно описать примерно так: скорбящий человек приходит на могилу давно почившего родственника и находит ее разоренной стаей макак. Надгробие перевернуто, останки выкопаны, а одна из обезьян совершает акт дефекации в глазницу усопшего.

Печально, что разработчики, похоже, не понимают, что они натворили. «Вот и все. Игра в руках журналистов. За эти пять лет, как мне кажется, мы создали нечто волшебное. Мы очень надеемся, что вы согласитесь с нами, когда будете играть», — писал продюсер игры Майкл Гэмбл 12 марта. Нет. Серьезно, нет.

Наука и техника00:0112 ноября

«России требовалось продержаться полгода»

Эту войну с немцами тоже называли Отечественной, но потом о ней забыли
Наука и техника00:01 8 ноября

Ядерный привет

Китайские ракеты напугали Америку, но из-за них страдает Россия