Новости партнеров

«Со Скарлетт Йоханссон мне очень повезло»

Режиссер «Призрака в доспехах» Руперт Сандерс о своей версии киберпанк-классики

Кадр: фильм «Призрак в доспехах»

Ремейк «Призрака в доспехах» одни уже называют лучшим блокбастером зимы, другие же проклинают за упрощение идей оригинальных манги и аниме. Режиссер фильма Руперт Сандерс рассказал «Ленте.ру» о перевоплощении Скарлетт Йоханссон в киборга, ожиданиях фанатов первоисточника и актуальности темы кибертерроризма.

«Лента.ру»: Вы были фанатом оригинального «Призрака в доспехах» в том или ином его виде, от манги до аниме и его сиквелов?

Сандерс: Я смотрел очень много интересного кино, когда в молодости учился в колледже — и «Призрак» тогда ходил по рукам, уже не помню, на VHS-кассете или импортном DVD. Меня он, конечно, восхищал — это была фантастика, какой я ее еще никогда не видел. Потом узнал, что готовится ремейк, и подумал: «Здорово, интересно, что получится». Слышал, что им занимается Стивен Спилберг, и даже не надеялся, что удастся поучаствовать. Стивен — легенда. А потом спустя какое-то время он связался со мной. Оказалось, что Спилберг видел и мои рекламные ролики для видеоигры Halo, и мой первый фильм «Белоснежка и охотник» — и позвал поговорить.

Что вы обсуждали?

Он спросил, как бы я снимал «Призрака», если бы получил такую возможность. Я ответил, что не стал бы делать буквальный, дословный ремейк, но, будучи фанатом оригинала, сохранил бы сам его мир — насколько это возможно, когда снимаешь
международный экшен-блокбастер, надеюсь, с сильным эмоциональным ядром и глубоким смыслом.

Связывались ли вы с создателем манги Масамунэ Сиро?

Нет. Он, кажется, живет затворником в духе Говарда Хьюза. А вот со снявшим два аниме по «Призраку» Мамору Осии мы много общались — он был очень дружелюбен и приезжал к нам на площадку вместе с Кендзи Камиямой, который сделал сериал «Призрак в доспехах: Синдром одиночки». Автор оригинального саундтрека Кендзи Каваи был очень вовлечен в процесс. Мы подружились, и теперь, когда я приезжаю в Токио, встречаемся с ним выпить виски.

Как вы решили, что позаимствуете у оригинального фильма, а что измените?

Мы не могли снять прямой ремейк — в формате игрового кино, мне кажется, дословно перенесенный сюжет оригинала бы не сработал. Поэтому я подходил к работе над фильмом как диджей, который копается в залежах старых пластинок, чтобы найти отдельные стоящие моменты и свести их воедино, как сэмплы. Так я и разработал концепцию фильма: пересмотрел оба фильма и сериал, сделал скриншоты с кадрами, которые мне кажутся самыми главными, — и написал историю, включающую все, что должно было, по-моему, попасть в наш фильм.

Да, есть многие элементы, без которых для фанатов «Призрак в доспехах» не будет «Призраком в доспехах».

Конечно: чемоданчики-УЗИ, прыжок с крыши, сцены с невидимостью, термооптические костюмы, перестрелка в залитом водой дворе. Как только ты определил все эти ключевые элементы, то нужно понять, как интегрировать их в новый фильм. Поэтому в том, что касается сюжета, не обойтись без отступлений и изменений. Было не так уж легко решиться на это и придерживаться собственной версии, своего видения фильма. У всех есть свое представление, каким должен быть новый «Призрак в доспехах», что именно в нем должно быть, — но когда ты снимаешь кино такого масштаба, нельзя пытаться угодить всем.

В вашем фильме путь Майора к самопознанию кажется несколько менее абстрактным, чем у главной героини в оригинале.

У меня не было другого выбора — эта линия должна была стать яснее, четче, чтобы фильм был понятным для всех слоев аудитории. Наш фильм и так достаточно насыщенный визуально, сложный в плане идей, так что как минимум сам сюжет должен был быть доступным. Вспомните «Бегущего по лезвию», например, — там тоже была похожая, прямолинейная детективная история, но разворачивающаяся в незнакомом аудитории мире со своими твистами. У нас получилось что-то похожее — на «Бегущего по лезвию», на «Сердце ангела». И то, и другое по большому счету представляет собой нуар — как и «Призрак в доспехах». Оригинальное аниме ведь тоже одновременно вдохновлялось и «Бегущим по лезвию», и нуаром.

Чем-то еще вы вдохновлялись?

Конечно. У нас был прекрасный художник-постановщик Ян Рулфс, который работал над «Гаттакой». Я сам, готовясь к фильму, сделал немало рисунков, набросков, уйму времени провел в Tumblr в поисках картинок и референсов, которые были бы полезны и нам. Мне хотелось на основе мира оригинала создать свой — как поступил в свое время Кендзи Камияма, когда отталкивался от фильма Осии, чтобы создать сериал. Сам Мамору Осии еще в самом начале моей работы посоветовал: «Не поддавайся соблазну во всем копировать нас. Делай все то, что считаешь нужным, и пусть это будет твой собственный фильм, не похожий на все, что делал я».

Как вы работали со Скарлетт Йоханссон над ролью киборга?

Я объяснил ей, что, в сущности, это история взросления — ее персонаж постепенно растет. Сначала в синтезе человеческого сознания и тела машины больше доминирует машина. По мере того, как развивается сюжет и героиня начинает больше понимать о себе как о человеке, постепенно она и ведет себя все более человечно. Это трудная задача для любого актера! Скарлетт очень много шутила на эту тему: «Ты лишил меня всех приемов, которыми актер создает персонажа!» (смеется) Но справилась она блестяще — ей удалось передать тончайшие нюансы пробуждения человечности в роботе. Вообще, она невероятно талантлива — и работала над фильмом с большим усердием, чем кто бы то ни было в нашей команде. Мы еще не начинали съемочный день, а она уже была в спортзале, занимаясь, чтобы быть в идеальной для этой роли форме. Про ежедневные тренировки по боевым искусствам я даже не говорю. В общем, мне с Йоханссон очень повезло.

Есть вероятность, что «Призрак в доспехах» станет франшизой. Что думаете об этом?

Нужно сначала дождаться реакции на этот фильм. Мы со Скарлетт точно хотели бы снова поработать вместе — мы быстро нашли общий язык, и она умеет поддержать. Я уже далеко не новичок в режиссуре, но и она очень опытная актриса. Это ведь режиссер снимает один фильм в три-четыре года, а Йоханссон играет в трех-четырех фильмах каждый год с тех пор, как ей было 11. Вы не представляете себе, как хорошо Скарлетт во всем разбирается. С легкостью входит и выходит из образа. Знает все о работе операторов и о визуальных эффектах. Может быть на экране разной, играть ничем не похожие друг на друга роли. На съемках в Новой Зеландии мы с нашим оператором-постановщиком жили вместе — и как-то вечером наткнулись на «Девушку с жемчужной сережкой» по местному ТВ. Мы были поражены, увидев Скарлетт в этом фильме — так привыкли видеть ее каждый день на площадке в образе Майора, что чуть не решили, будто на экране кто-то другой.

Насколько важно для вас было то, что центральную роль в этом кино играет женщина — и это в жанре, в котором традиционно доминируют мужчины?

Определенно это было очень важно. Все говорят о потолке зарплат, в который упираются женщины, работающие в киноиндустрии. А когда я думаю о Скарлетт, то понимаю, что она, фигурально выражаясь, стоит на крыше, на этом самом потолке, и своим примером доказывает: «Я уже здесь. Вокруг меня строится целая франшиза. Я делаю все, что могут делать мужчины. Мне платят столько же, сколько мужчинам, и я буду не хуже мужчин надирать всем в этом фильме зад». Чем еще выделяется «Призрак в доспехах», так это тем, как он принимает свою женственность. Да, в нем хватает очень маскулинных насилия и экшена, но не менее выразительна и эмоциональная сторона. А Скарлетт хороша и в том, и в другом.

Учитывая растущую угрозу кибертерроризма в современном мире, ваш фильм кажется очень злободневным. А еще показывает, насколько пророческими были оригинальные манга и аниме.

Именно. Они опередили свое время. Мы только сейчас начинаем догонять некоторые идеи, высказанные в манге. Одна из ключевых технологий, которые лежат в сердце нашего фильма, — это возможность хакнуть живого человека. Мы в 2017 году храним все свои данные в телефонах или планшетах, но в «Призраке в доспехах» все прячут их в собственном сознании. Фильм начинается с атаки гейши в отеле, во время которой кто-то взламывает мозговые имплантаты жертв. Все их мысли, воспоминания, эмоции, картинки и музыка, счета и налоги — все это оказывается вырвано у них прямо из головы. Такая вот лобовая метафора для кражи информации.

«Призрак в доспехах» вышел в российский прокат 30 марта.