Дрянной патриотичный осетиниано

Почему Кавказ манит, несмотря на сломанную руку и серые горы

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

На этих новогодних каникулах автор «Ленты.ру» Лера Железова с подругой проехали из Владикавказа в Махачкалу через Тбилиси и Баку. Плана не было: знали только точки, в которых хотели оказаться, а как между ними добираться... Да какая разница!

Не крюк

Мы должны были приземлиться во Владикавказе где-то в полдень, но самолет все летел и летел. Ближе к часу пилот объявил: «Уважаемые пассажиры, в аэропорту сильный туман. Мы продолжим полет до выработки топлива и приземлимся в Махачкале».

Все в салоне переглянулись: от Махачкалы до Владикавказа около 250 километров. Почувствовав аромат приключений, ко мне прискакала Лена и широко улыбнулась: «Ты слышала, слышала? Мы снова летим в Махачкалу».

Я слышала. Полтора года назад мы уже слетали в Махачкалу, и история о том нашем путешествии стала одной из самых читаемых в рубрике «Путешествия» на «Ленте.ру» за год. Ничего хорошего там не было, кроме гонорара.

Спустя 40 минут мы сели в Махачкале. Пока самолет катился по взлетно-посадочной, я успела запостить фотку в Instagram (даже подпись хорошую придумала) и договориться на BlaBlaCar. 550 рублей с человека — это даже не страшно.

Но когда самолет остановился, пилот наконец-то прояснил ситуацию: «Заправляемся и летим во Владикавказ».

Это сейчас я знаю, что авиакомпания обязана доставить пассажиров к месту назначения. А тогда на полном серьезе решила, что останемся в Махачкале.

Пассажиры снова переглянулись: многие успели договориться с родственниками. Наверняка эти родственники уже неслись нам навстречу по горным дорогам под лезгинку.

Я через несколько рядов почувствовала, как расстроилась Лена, а сама нажала «Отменить заявку» на BlaBlaCar. Извини, водитель Марат: на самолете быстрее.

Драма в Осетии

Как проехать из Владикавказа в Грузию, мы спросили у таксиста, который вез из аэропорта во Владикавказ. Кругом степи, а горы еще низенькие, как ненастоящие.

«В Тбилиси маршрутки каждый день ездят. Отправляются в семь утра от местного драмтеатра».

«Отлично! — подумала я, вспоминая родной Северодвинск. — Наверняка в таком небольшом городе один драмтеатр, и все знают, как до него добраться».

Но я не ожидала, что осетины настолько любят драму.

В карту мы заглянули только на следующий день, когда искали остановку этих маршруток в пустом еще темном городе. А пока заселились в двухместный номер за 700 рублей с человека. Там был огромный телик, интернет и собственный кусок крыши, куда можно было выходить прямо из окна. Конечно, мы взяли местного вина и еды, чтобы слушать Twenty One Pilots и мешать соседям.

Славьтесь, дешевые гостиницы в маленьких городах!

Коба

Около шести утра мы положили ключи от номера рядом со спящей бабушкой-администратором и отправились искать местный драмтеатр.

«Гугл» сразу выдал театр имени Вахтангова. Путь неблизкий, остановили «ладуседанбаклажан», за рулем которой был бодрый дедуля.

«Довезите до театра Вахтангова. За 100 рублей».

«Хорошо!» — дедуля представился как Коба и расплылся в улыбке. Наверное, он, как и мы, был уверен, что в такую рань во Владикавказе жизни нет. А сейчас радовался, что ошибся.

Конечно, у драмтеатра не оказалось ни одной маршрутки. Коба пожал плечами и ловко подрулил к спящему таксисту — так ловко, что мог почти на ухо обсудить с ним что-то на осетинском. Безработный город на 80 процентов состоит из таксистов, поэтому ходить в нем не принято (я преувеличиваю, но вы больше нигде не увидите столько объявлений о такси).

«Девочки, вам нужен другой драмтеатр, — выдал Коба результат. — И маршрутка отходит не в семь, а в девять».

Если вы любите приключения, расстраиваться по таким пустякам точно не станете. У нас было еще целых два часа, и мы поехали смотреть Владикавказ: добрый Коба катал нас по городу, чтобы скоротать время. Показал гору-столешницу, местную военную часть, русского полковника размером с два автомобильных сиденья и много чего еще.

Напоследок, уже на остановке, я выпила дрянной патриотичный осетиниано. Он продается именно под таким названием и на каждой остановке, в автоматах, которые закрыты железными решетками. Осетины очень любят кофе.

В конце концов мы отправились в маршрутка-трип по Военно-Грузинской дороге через Крестовый перевал.

Гудаури

Через полтора часа в загранпаспортах уже было по зеленому штампу с грузинской вязью. Мы сразу оказались среди гор: не заросших и солнечных, как во Владикавказе, а серых и хмурых, как в фильмах про викингов.

Военно-Грузинская дорога вела маршрутку через туннели и по серпантинам, мимо караванов фур, которые подбираются к границе со стороны Грузии, с надрывом перекатываясь через Крестовый перевал.

Вышли из маршрутки в Гудаури — горнолыжной деревне на полпути из Владикавказа в Тбилиси. Сразу бросили вещи в хостеле и помчались на склон с досками, взятыми напрокат.

Через полтора часа я, абсолютно счастливая от снега в штанах, проезжаю ровно над Леной на кресле-подъемнике и машу ей рукой. Она с улыбкой машет мне в ответ.

«Лераааа! Я руку сломала».

Лена сломала руку в первый же день в чужой стране и в поездке, которая обещала быть бюджетной. Бро, ну зачем?

Чем хороша сломанная рука. Проверено горами:

1. Ты привлекаешь максимум внимания Вселенной.
2. Ты можешь выбирать, кто сегодня будет застегивать тебе куртку.
3. Ты можешь попросить кого-нибудь расписаться на твоем гипсе, и это почтут за честь.
4. Ты можешь всем встречным на пути рассказывать разные истории о том, как сломалась рука. Начиная от легкомысленного «Засмотрелась на симпатичного сноубордиста» до загадочного «Тебе не нужно это знать».

Не расстраивайтесь из-за переломов: в день, когда Лена сломала руку, мы затусили так, что я буду рассказывать об этом правнукам (но пока еще не готова). Кажется, это магия горнолыжных курортов.

Как я пришла к рэпу

Ближе к вечеру следующего дня мы снова вышли на Военно-Грузинскую дорогу. Подняли вверх большие пальцы, как следует улыбнулись и уехали в Тбилиси на третьей по счету машине.

«Девочки, вы не против музыки?» — Cпросил водитель Тимур, который вместе с мелким братом ехал из Гудаури домой, в столицу.

В салоне BMW запел Баста: тогда я слушала его в первый раз. И знаете что? Когда несешься на BMW по заснеженным горам в лучах солнца, рэп не кажется такой уж плохой затеей. Вообще-то, он очень даже хорош.

Хамимимиль

Мы не решили, где ночевать в Тбилиси, поэтому сходили на разведку в два хостела: один держали грузины, другой — украинцы.

Грузинский хостел: 15 лари за ночь, пусто, все разговаривают на английском, хорошая мебель и кухня. А еще бешеный терьер, который все время прыгал и включал-выключал свет.

Украинский хостел: 20 лари за ночь, расслабленные ребята и полумертвый французский бульдог на кресломешке. Он хрипел, закатывал глаза и жевал теннисный мячик. Когда я его увидела, первым делом подумала: «Надо убираться отсюда, а то он умрет, и все подумают на нас».

Но мы остались: было уютно и уже совсем никуда не хотелось идти.

А c бульдогом мы познакомились почти сразу: его зовут Хамиль. Он живее всех живых: играет в мячик, любит, когда чешут живот, но больше всего на свете любит своего хозяина Рому, который управляет хостелом. А умирающим Хамиль только прикидывается.

Перед выселением хотела оставить Хамилю свой телефон, но мне подсказали, что у него таких поклонниц — тысяча в Instagram.

Минное поле имени Руставели

В Тбилиси мы встретили Новый год. Накануне прокатились в парк одиноких аттракционов, куда нас не пустили: Лену — из-за сломанной руки, меня — из-за сердца, разбитого Хамилем.

А праздновали в хостеле: сначала по казахстанскому времени, потом по грузинскому, затем по российскому и в конце по немецкому. Вообще, Новый год — очень условная вещь, если ты в другой стране и с незнакомыми людьми. Все вокруг слишком новое, чтобы обращать внимание еще и на год.

В грузинскую полночь мы, как истинные леди, украли бутылку шампанского с общего стола и пошли шататься по местному Невскому — проспекту Руставели, который выглядел как зона боевых действий или минное поле. Везде дым, орут люди, взрываются петарды. Одна упала в пяти метрах от меня и обдала взрывной волной.

Оказывается, в России ничего не знают о пиротехнике, а мы теперь немножко шарим. Запомните, чем меньше хлопушка, тем сильнее она бабахнет. Привезли на память безобидную на вид балалайку размером с коробок: на деле это дьявольская штука.

Люди, празднуйте Новый год в других странах и крутых хостелах — вам будет, о чем рассказать и о чем хитренько умолчать.

Мой мармеладный, я не права

Салаты, сырая картошка, жареная рыба, литры чачи и чипсы — добыча утра первого января, все почти как дома, но без салатов. Я встала пораньше, чтобы проверить холодильник, и ничего интересного не нашла.

Бодрее всех был Хамиль — это мы полдня валялись еле живые в кресломешках, а он носился и заставлял играть с мячиком.

Купили билеты на поезд в Баку, 40 лари за плацкарт: на маршрутке было бы в два раза дешевле, но хотелось разнообразия. Однако разнообразия не было: местный поезд не отличить от поезда Санкт-Петербург — Воркута. По радио в вагонах пела Катя Лель, а мы антуражно ели грузинский «Ролтон» со вкусом курицы. Надеюсь, это не считается за мясную еду, потому что я с июля пытаюсь быть вегетарианцем.

Загадочные обстоятельства

В Грузии при загадочных обстоятельствах навсегда остались мой лифчик и футболка. А мы поехали по Азербайджану и снова — вы не поверите — Дагестану. Но это уже другая история.

Изо всех сил люблю Кавказ.

Обсудить
С видом на фюрера
Мечту Гитлера воплощают при Меркель, и немцы этому рады
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
Они ушли
Русские покидают Сирию. Там остаются тысячи террористов, а войне не видно конца
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
Осторожно, зашквар
Фильм «Крым», певица Бузова и активный Панин: WTF?!
Есть почитать че?
Библиотека как мир, гуки и геи в беде, сразу два Линча: топовый артхаус на 2A17
Парю где хочу
Легендарный советский художник резал воробьев, чтобы научиться летать
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир