Серия Тропиканки

Как уральская металлоприемщица стала главарем банды убийц

Светлана Степанько
Фото: newdaynews.ru

Светлана Степанько по прозвищу Тропиканка из уральского поселка Нейво-Шайтанский признана виновной в серии жестоких убийств односельчан. Она проведет в колонии 13,5 лет, ее молодой муж — соучастник преступлений — 19 лет. Третий фигурант — возлюбленный дочери Тропиканки Вячеслав Неглец — осужден на 16 лет. Они убивали знакомых из-за денег. Истории уральской банды — в материале «Ленты.ру».

Мужчин меняла как перчатки

«Она страшная женщина!» — рассказывала Ura.ru о 41-летней Светлане Степанько жительница поселка Нейво-Шайтанский в Свердловской области. По ее словам, все местные боятся семейки этой одиозной личности.

Степанько жила с четвертым по счету мужем Ильей Муравьевым, который младше ее на 14 лет, и двумя дочерьми, Владой и Гелей. Старшая еще в школе начала встречаться с Вячеславом Неглецом, который старше ее на девять лет.

Прозвище Тропиканка Степанько получила из-за своей смуглой кожи, объяснили «Ленте.ру» в свердловском управлении Следственного комитета. В 90-х годах на российских экранах шел бразильский сериал с таким названием.

Степанько держала в поселке пункт по приему металлолома. «Торговала спиртом, принимала от местных алкашей металлолом, никогда нигде не работала, но всегда жила на широкую ногу. Мужиков меняла как перчатки, при этом выбирала только молодых», — пишет екатеринбургское издание «Наша газета» на основе рассказов местных жителей.

«Умная, хитрая, расчетливая», — характеризует ее односельчанка, отмечая, что Тропиканка умела втираться в доверие к людям. Но чаще предпочитала решать споры в драке.

«Если что-то не нравилось — даже хваталась за нож», но «все боятся что-то говорить про нее, потому что она может потом сжечь дом», — приводит слова соседей РИА Новости.

О том, что Тропиканка держала в страхе весь поселок, говорили и собеседники Ura.ru.

«Мы живем в своих домах и боимся, что она нас спалит: не сама — так кого-то подослать может. Все прекрасно помнят, чем кончили двое из трех ее мужей: первый, Толя (отец 18-летней Влады), еще несколько лет назад то ли свел счеты с жизнью, то ли ему помогли, у третьего — такая же судьба», — поведала журналистам односельчанка. По словам местных, у третьего мужа Тропиканки был кредит на 1,3 миллиона рублей, а его смерть до сих пор вызывает много вопросов.

Второй муж Степанько, Сергей — отец ее младшей дочери Гели, — сейчас живет с другой женщиной, Натальей. Она рассказала, что однажды Степанько пришла «с подкреплением» и избила Сергея «до полусмерти, он потом лежал в больнице, еле выжил». «Все в поселке знали, кто это сделал», — говорит Наталья.

Еще местные припомнили, что Степанько прилюдно дралась с несколькими женщинами. А после того как она набросилась с ножом на продавщицу магазина Настю Гумерову, ее даже осудили по статье 116 УК РФ («Побои»).

Был судим и ее зять Неглец — за хранение наркотиков. У Муравьева же первый приговор.

«Мальчишка солнечный рос. Тихий. Женат был, детишки есть, но вот связался с женщиной [Степанько]», — рассказала его мать «Нашей газете», отметив, что арест сына вызвал у нее шок.

Жертвы денег

В 2015 году в поселке стали гореть дома и пропадать люди. От угарного дыма во время пожара погиб Виктор Лямжин. Его дом стоял на Советской. За два месяца на той же улице сгорели еще два владения. Погибли двое. Соседка пенсионера-инвалида Владимира Жданова (одного из погибших) Тамара Григорьевна рассказала «Нашей газете»:

— У Володи случился инсульт и, падая, он зацепил вентиль газового баллона, из-за чего и загорелось здание. Версия, конечно, фантастическая, но говорят, что так и было.

Второй погибший — Евгений Зайцев. Он приехал из Пензы в Нейво-Шайтанский, где отбывал приговор: три года в колонии-поселении, сообщает Ura.ru. После освобождения встретил девушку и остался тут жить. По словам родных, его похоронили в Алапаевске как неопознанный труп. Участковый говорит, что у Зайцева на голове были обнаружены две гематомы.

О пропаже пенсионерки Валентины Мишагиной сообщил ее брат Юрий. «Мы пошли по всем домам, где она могла быть, сходили на кладбище, вместе с участковым сходили к одному мужчине, муж ходил в сторону реки, смотрел по кустам, по берегу. Если честно, у нас сразу были подозрения на Степанько: незадолго до этого она возила Валю на машине в Алапаевск за пенсией. А потом из "Быстробанка" пришла бумага, что взят кредит на 70 тысяч рублей», — поведала изданию Ura.ru жена Юрия, Марина.

Еще один житель поселка, бывший летчик Виктор Сальников пропал без вести. Его соседка сообщила журналисту, что он взял у нее взаймы 200 рублей и больше она его не видела.

Местные поговаривали чуть ли не о 50 пропавших в поселке с населением 2,6 тысячи человек. Но в Свердловском управлении СК настаивают, что банда Тропиканки совершила три убийства: Мишагиной, Лямжина и Александра Брюшина из Алапаевска, место захоронения которого показала Степанько.

Долг платежом красен

По данным следствия, у магазина шуб в городе Алапаевск, принадлежащем предпринимательнице Наталье Глаголевой, был договор с одним из местных банков о сотрудничестве. Банк предоставлял покупателям кредит на покупку дорогостоящих товаров прямо в торговой точке.

А Степанько была должна 300 тысяч рублей Глаголевой. Чтобы погасить этот долг, хозяйка магазина предложила Тропиканке подыскать «асоциальных лиц», на которых можно было бы оформлять кредиты, а деньги присваивать.

Первой жертвой стал пьющий Лямжин, которого Степанько 12 ноября 2015 года привезла в магазин Глаголевой, и там на него оформили кредит на 75 тысяч рублей. По данным СК, Лямжин был в курсе фиктивности сделки, в отличие от двоих других, кого Тропиканка попросту обманула.

Мишагина не злоупотребляла спиртным и жила в достатке. Степанько ее заманила под предлогом оформления социальных льгот. Пенсионерку привезли в магазин через три дня после визита Лямжина. Сфотографировали, взяли паспортные данные. На ее имя был выдан кредит на 70 тысяч рублей.

Александр Брюшин искал деньги на лекарства для матери, и Степанько вызвалась помочь ему с потребительским кредитом. Полученные в банке 93 тысячи рублей Тропиканка отдала Глаголевой в счет своего долга.

Через какое-то время служба безопасности банка начала проверку сомнительных кредитов, и узнав об этом, Степанько решила замести следы.

10 декабря 2015 года она вместе с Муравьевым и Неглецом приехала к Лямжину. Его напоили до бесчувственного состояния и оставили в доме горящую свечку. Лямжин погиб в пожаре.

Затем криминальная троица вывезла Мишагину в лес и там бросила. Пенсионерка попросту замерзла. Брюшина тоже вывезли в лес и забили до смерти металлическим прутом. Это произошло 16 января 2016 года.

Банду Тропиканки задержали в феврале того же года, после того как местный участковый выяснил, что пропавшие Лямжин и Мишагина взяли кредиты незадолго до своего исчезновения. На допросах сообщники во всем признались, а Тропиканка показала места, где были спрятаны тела Мишагиной и Брюшина. Но в суде Степанько и Муравьев от своих признаний отказались.

Выступая с последним словом перед судьей, Тропиканка заявила:

— Я действительно занимала 70 тысяч и обещала отдать деньги после продажи квартиры. Деньги не отдала, она предложила мне своих клиентов, я делала рекламу. Кредиты я ни на кого не оформляла, вещи с магазина не получала. У меня никакого умысла не было. Вину свою я не признаю.

Степанько и Муравьева признали виновными в убийстве трех человек. Неглец причастен, по мнению суда, к двум убийствам. За мошенничество в сфере кредитования Глаголеву приговорили к двум годам исправительных работ с отчислением 20 процентов заработка в доход государства.

Тропиканка проведет в колонии 13,5 лет, ее муж — 19 лет и 1 месяц, Неглец — 16 лет и 1 месяц. Мужчины будут отбывать срок в колонии строгого режима.

«К Степанько нельзя применить пожизненное, так как она женщина», — цитирует гособвинителя Илья Соколова «Наша газета». По его словам, Муравьев избежал максимального наказания, поскольку в суде сочли смягчающим обстоятельством наличие ребенка, которого он бросил с первой женой, когда ушел к Степанько.

По мнению прокурора, Тропиканка убивала односельчан от чувства вседозволенности.

Родственники жертв недовольны приговором, они уверены, что убийства были совершены с подачи Глаголевой, сообщает РИА Новости.

Местные журналисты выяснили, что недавно предпринимательницу обвинили в новой афере — на этот раз с квартирой. Как уверяют некоторые местные жители, у Глаголевой есть связи и покровители — именно поэтому ее причастность к убийствам доказать так и не удалось.

Глава Нейво-Шайтанского Александр Шаньгин в беседе с «Лентой.ру» опроверг многочисленные публикации в прессе о том, что Тропиканка и ее банда держали в страхе весь поселок.

«Она была обыкновенным жителем, занималась приемом металлолома. Никого не избивала. Мужья погибли трагической смертью, но этим занимались органы. У нас как заведено — если с человеком что-то случилось, вспоминают только плохое», — заявил он. Тем не менее Шаньгин подтвердил, что летом 2016 года, когда Степанько и ее сообщники находились под стражей, сгорел ее дом в Нейво-Шайтанском. Органы дознания установили, что возгорание произошло из-за замыкания проводки, криминальных следов не обнаружили. Дочери Степанько покинули поселок и переехали в деревню к родственникам, сообщил Шаньгин.

Еще один любопытный факт: тот участковый, который занимался делом Тропиканки, скончался.