Новости партнеров

«Я рассчитывала, что квартира достанется мне»

Москвичка помогла отцу купить жилье и осталась ни с чем

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Никто не любит давать деньги в долг, особенно если речь идет о крупных суммах. И столь же настороженно среднестатистический человек относится к просьбе выступить поручителем по ипотеке — брать на себя лишние обязательства, да еще не ради своего благополучия — к чему это? Но часто просителями выступают родственники или очень хорошие знакомые. И отказать бывает просто невозможно.

Ирина, жительница Москвы, помогла отцу купить квартиру в кредит. И это обернулось безнадежно испортившимися отношениями в прежде крепкой семье. Свою историю она рассказала «Дому»:

У меня с отцом всегда было полное взаимопонимание — я росла папиной дочкой, и с возрастом это не изменилось: мать есть мать, и ее я очень люблю, но с папой мы настоящие друзья — вернее, были ими до недавнего времени.

Началом конца этой дружбы, наверное, стал развод моих родителей. Они разошлись, когда обоим было по 45. Мать резко пошла вверх по карьерной лестнице, отдалилась, вечно была в разъездах и к семейным делам проявляла мало интереса. Ну, а отец встретил другую женщину и довольно быстро ушел.

Я переживала, но больше винила во всем мать. И к тому же была занята сильно — работала, начала встречаться со своим будущим мужем, путешествовала. Разбираться в ситуации было некогда.

Папа первое время жил у своей новой подруги Инны. На ту квартиру, где мы жили семьей, претендовать не стал, хотя в свое время они ее с мамой получили от города и приватизировали на равных правах.

У Инны своего жилья не было — в Москву она приехала из Белгорода вместе с малолетней дочерью, потому что, по ее же словам, «все деньги тут». Устроилась работать администратором офиса в неплохую российскую компанию, сняла квартиру в Медведково. Туда отец, всю сознательную жизнь проживший в районе «Академической», и уехал.

И ничего, притерся. Привык даже к тому, что у него снова маленькая дочь, которую надо водить в школу.

Мы продолжали нормально общаться. Где-то через год папа решил покупать квартиру — надоел, как он выразился, «этот гадюшник» — пятиэтажный панельный дом со зловонными подъездами и соседями-алкоголиками, которых сегодня принято называть людьми «с низкой социальной ответственностью».

Деньги у него были, зарабатывал всегда неплохо. Хватило на первый взнос за «двушку» около «Полежаевской». Дом тоже панельный, но современный. Инна на седьмом небе была — оно и понятно: за год нашла и мужа, и жилье в Москве.

Проблема была в одном: отец больше половины заработка получал в конверте — то есть доход у него был преимущественно «серый». Потому попросил меня выступить поручителем по кредиту. И не просто попросил, а пообещал, что квартира потом отойдет мне. Мол, через пять лет выплатит эту ипотеку, а себе купит другое жилье, попросторнее. Думал о загородном доме — чтобы Инне было, где «сажать огурцы и загорать».

Я, недолго думая, согласилась поручиться за отца. Отказать было неудобно, хотя тогда я уже планировала съезжать от матери и создавать свою семью. Но как-то неостро жилищный вопрос стоял. Мой будущий муж своей квартиры тоже не имел, но мог себе позволить снимать приличную «трешку» недалеко от Садового кольца.

Кроме поручительства, отец получил от меня деньги на ремонт. Я дала хорошую сумму — полагала, что через несколько лет сама поселюсь в этой квартире, поэтому лучше сделать все качественно, чем потом опять тратиться на материалы и на работы.

В общем, все складывалось хорошо, пока однажды на одном из семейных торжеств Инна не заявила, что они с отцом собираются жить за городом, а квартиру в Москве будут сдавать —«копить на старость». Какая там старость, ей лет-то немного больше чем мне.

Я подавилась салатом, глянула на отца — а он опустил глаза. Стало ясно, кто в новой семье начальник. Жилье, которое должно было достаться мне, «махнуло ручкой».

Папа, почувствовав мое недовольство (свои претензии я не озвучивала, надо сказать), начал потихоньку отстраняться. Последовали другие не совсем честные поступки с его стороны — планируем встречу, он все отменяет в последний момент, с матерью перестал общаться совершенно и так далее. Так наша прежняя семья сошла на нет — как будто ее и не было никогда.

Свадьбу свою мы с мужем оплачивали сами. От отца я потребовала лишь, чтобы он вернул мне деньги, которые я потратила на ремонт его квартиры. Он все отдал, не сказав ни слова. Правда, настоял на том, чтобы на празднике присутствовала его новая любимая женщина с дочерью.

Инна вела себя как обычно — расточала комплименты, подхалимничала. Помню, она даже говорила, что любит меня, как родную. В этом был нулевой процент искренности. И я чувствовала эту откровенную лесть — как будто от меня чего-то хотят.

Сейчас держу нейтралитет. Инна от меня отвязалась, а отец вообще прекратил общение. Не общается он и с моим младшим братом (его же родным сыном). А ему 15 лет, между прочим. Там очень нужна крепкая мужская рука.

Как мама говорит (совершенно беззлобно) — папа «погрузился в ту семью с той женщиной». Мой муж, между тем, постоянно давит на меня — я до сих пор являюсь поручителем отца по ипотеке, поэтому взять кредит на покупку своего жилья нам будет затруднительно.

Выхода из ситуации пока не вижу. Надеюсь, что отец выплатит свой ипотечный долг, и я освобожусь от лишнего бремени. А заодно и от лишнего общения с ним и его семьей.

Дом00:06Сегодня

Солнечный удар

Россияне скупают жилье в Крыму, не задумываясь о последствиях. Они могут пожалеть
Дом00:0115 августа

Божья воля

В Москве строят сотни храмов, несмотря на гнев жителей. Кому это выгодно?
Дом00:03 9 августа

Горящая земля

Россияне бегут из этого города, бросая свое жилье. Их квартиры никто не купит