Хочу я стать совсем слепым

Как на ощупь узнать грудь Венеры Милосской и найти Черное море

Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Отличить вслепую, только на вкус крем-соду от дюшеса… Узнать по запаху тмин… Найти на ощупь на географической карте Черное море и Уральские горы… Считается, что почти 90 процентов информации человек получает благодаря зрению. Между тем, по различным данным, в нашей стране проживают около миллиона незрячих и слабовидящих людей. Каким представляется им мир? Как они в нем ориентируются? Узнать это можно, пройдя квест на сенсорной интерактивной экспозиции «Прогулка в темноте». О новом социально-развлекательном проекте «Лента.ру» рассказывает в продолжение рубрики «Страна добрых дел».

— Это что? Вешалка с одеждой?
— А я нашла унитаз!...
— Пианино? Можно сбацать собачий вальс!
— А! Тут что-то большое!.. И мягкое!..

И спокойный, уверенный голос экскурсовода:
— Это наш домовой. Тихон, плюшевый медведь. Он тут живет…

Две недели назад я побывала в необычном месте — на сенсорной интерактивной экспозиции «Прогулка в темноте», где мир воссоздан таким, каким его «видят» слепые люди. Вместе со мной квест в темноте проходили еще две девушки — Катя и Олеся. Им обеим по двадцать с небольшим, они оказались сестрами, и старшая подарила «Прогулку» младшей, художнице, решив, что ей интересно узнать, каков мир без красок, света и тени — только на ощупь, вкус и слух.

Экскурсовод Юля Васильева
Алсу Гузаирова, «Лента.ру»

Проекты, посвященные миру слепых, в нашей стране не новость. В Москве уже несколько лет работает ресторан «В темноте», в котором посетители ужинают в полном мраке, не зная в точности блюд и выбирая лишь приблизительно: красное меню — мясное, белое — мясо и птица, синее — рыба и морепродукты… А в Санкт-Петербурге есть интерактивная площадка «Мир на ощупь», где можно погрузиться в абсолютную темноту и прочувствовать на себе особенности жизни слепого человека.

«Прогулка в темноте» открылась год назад в торговом центре «Ривьера». В ходе экскурсии посетители на 45 минут погружаются в полную темноту и выполняют различные задания: определяют предметы мебели, распознают по запаху продукты, угадывают на вкус напитки. Проводники же в мир темноты — незрячие люди, которые на ощупь живут от рождения.

— Идея сделать сенсорную экспозицию, посвященную миру слепых, родилась после того, как мы с моим коллегой Максимом Крутько побывали в Будапеште в музее Invisible Exhibition, — рассказывает генеральный директор и один из основателей проекта Елена Стахеева. — Правда, сначала мы сомневались, будет ли такой музей интересен российской аудитории. Не секрет, что в нашей стране к незрячим людям относятся с опаской. Но в Венгрии у нас был такой чудесный гид, что путешествие с ним по темноте развеяло все наши сомнения.

Позиционировать московскую площадку Елена и Максим решили не столько как социальный проект, сколько как развлекательный — место, где обычные зрячие люди могут пройти увлекательный квест, а в конце его в открытом диалоге задать гиду вопросы, которые у них к слепым наверняка есть. И не ошиблись: только за первый месяц работы музея его посетили около тысячи человек.

— Пожалуйста, оставьте мобильные телефоны, часы и другие светящиеся предметы в шкафчике. Если у кого-то есть аллергия или боязнь темноты, скажите об этом сейчас. Нет? Хорошо. Тогда встаньте «паровозиком», положите левую руку на плечо впереди стоящего человека. И мы отправляемся, — говорит экскурсовод Юля Васильева.

Юля — наш гид. Она невысокая, светловолосая, ей 33 года. Она слепая от рождения. Тем не менее она окончила не только школу-интернат, но и Новосибирский университет, по специальности — психолог. Работала в библиотеке для незрячих, на телефоне доверия и даже в Израиле, в реабилитационном центре для детей с зависимостью от алкоголя и наркотиков. Занималась спортом: скалолазание, бег, верховая езда. В Москву приехала, чтобы пожить в большом городе — ей нравится бешеный ритм мегаполиса.

Построившись как слепые на картине Брейгеля Старшего, мы заходим вслед за Юлей в первую комнату. Это квартира. И в ней действительно темно. То есть совершенно темно. Не видно ни зги. Тьма кромешная. Хоть глаз выколи.

— Есть два способа передвигаться в темноте, — говорит Юля. — Можно сразу пойти в центр комнаты, а можно нащупать стену и двигаться, держась за нее. А еще в темноте все нужно делать, вытянув руки вперед. Тогда вы сразу ощутите препятствие…

Я выбираю второй путь и нащупываю стену справа от себя. Мне не страшно, но в полной тьме почему-то кажется, что комната маленькая, потолок низкий, в полу все время ждешь какой-нибудь ямы. Я втягиваю голову в плечи и плавно, как под водой, иду вдоль стены: диван, на нем тот самый плюшевый Тихон, компьютер, стол, на столе что-то гладкое и выпуклое, оказывается — географическая карта…

— Это кухонные шкафчики! А это холодильник! — раздаются возгласы из темноты. —Там холодно! И пусто! А-а!! Там мышь повесилась!

Экспозиция «Прогулка в темноте» устроена так. Есть пять комнат — квартира, улица, магазин, музей и бар. Каждая из них посвящена какому-то одному из человеческих чувств: осязанию, обонянию, вкусу и слуху. Что важно, по мере прохождения квеста трудность заданий растет. Освоившись с темнотой в уютной квартире, посетители выходят на улицу, полную неожиданностей и опасностей, заходят в магазин, чтобы сделать покупки, потом в музей…

Мы тоже оказываемся на улице. Холодно, дует ветер, со свистом пролетают мимо автомобили, кричат птицы, под ногами гремит крышка плохо закрытого люка. Я первым делом налетаю на припаркованную машину — это что-то маленькое типа «Оки», хватаюсь рукой за куст и осторожно нащупываю ногой ту самую рифленую плитку, которую столько раз проклинала, переходя дорогу с детьми, коляской и самокатом. Сейчас же плитка — мое спасение. Мне надо найти переход.

— Ой, куда я иду?! Меня же задавят! — восклицает Олеся.

—Погоди, тут, кажется, светофор. На нем надо нажать кнопочку или он сам запищит? — отзывается Катя.

Юля, стоя на другой стороне улицы, как на другом берегу реки, по одному вылавливает нас на проезжей части:

— Если вы не успели перейти дорогу вовремя, у нас тут свистит полицейский. Знаете, как гости, бывает, пугаются…

С улицы мы попадаем в магазин. Нащупываем прилавки. На прилавках разложены овощи, фрукты, пряности и крупы. Я готовлю, поэтому узнаю все легко. Вот пупырчатый лимон, вот завитки макарон, острые крупинки гречки, бутоны гвоздики и хрупкий лавровый лист. В тупик меня ставит только зира — никак не могу вспомнить, что же это за семена, так ярко пахнущие пловом.

Девчонкам сложнее:

— Ай, это что? Круглое и лысое! — раздается от прилавка с овощами.
— Капуста! А ты думала, череп?!

Но самая трудная комната — это музей. В нем на ощупь нужно узнать произведения мирового искусства.

— О, это Эйфелевая башня, — ощупывает Олеся скульптуру при входе.
— Точно, ее все узнают, — говорит Юля. — Вот задача посложнее.

Я скольжу руками по холодному камню. Нахожу сверху что-то округлое, как будто спина животного, а снизу мелкое и острое, похожее на соски. Неужели, думаю, Капитолийская волчица? И сейчас я найду Рема и Ромула, сидящих под ней? Но нет, Юля накрывает мою руку своей и водит ею по скульптуре. Пасть с острыми зубами, завитки гривы, хвост с кисточкой. Это лев, еще один любимый герой в европейском искусстве.

— В этом зале посетители часто ошибаются, считают ангела с книгой орлом, Венеру Милосскую — деревом, Дискобола — слоном, — рассказывает Юля. — Кстати, Венеру Милосскую чаще всего отгадывают мужчины, по бюсту. А Дискобола — женщины, по фиговому листу.

После музея бар кажется комнатой отдыха. Здесь играет музыка, а за барной стойкой Юля разливает напитки.

— Что-то свежее, с травами, — предполагаем мы.
— Тархун. Если бы вы увидели в стаканчике зеленую газировку, сразу бы определили, — говорит Юля.
— А это сладкое что-то, ванильное…
— Да, это крем-сода. Я когда была маленькой, считала, что крем-соду делают из мороженого крем-брюле, — рассказывает Юля.

Разговор по душам — главное в баре. Добравшись до него, все посетители уже порядком устают, им хочется расслабиться и прислушаться к своим чувствам.

— Темнота снимает барьеры, — говорит Юля. — Люди готовы поговорить. Поэтому здесь в баре, в темноте каких только вопросов гости нам не задают. Самые распространенные: как вы готовите еду? Как покупаете одежду? А самый неожиданный был: как собираете грибы? Грибы — это же важно!

Темнота бледнеет постепенно, как в кинотеатре, и мы выходим на свет. Светлый зал экспозиции — образовательный. На стенах портреты великих слепцов: Гомера, изобретателя шрифта для слепых Луи Брайля, певца Андреа Бочелли, музыканта Рея Чарльза, путешественника и альпиниста Эрика Вайхенмахера, олимпийской чемпионки Марлы Раньян. На столе книги, написанные шрифтом Брайля, специальный кубик Рубика и кубик-буква Брайля. У стены — компьютер, за которым экскурсоводы показывают посетителям, как слепые люди работают с привычными нам, зрячим, программами или общаются в соцсетях.

— В европейских музеях образовательной части почти нет, — рассказывает Елена Стахеева. — Мы же хотели рассказать посетителям как можно больше о жизни слепых людей. Интересно ведь узнать, например, что первым готовить собак-поводырей стал Йохан Клейн, основатель Института Тренировки слепых, еще в 1819 году в Вене. А массово обучать собак водить слепых люди стали после Первой мировой войны, когда появилось много незрячих инвалидов.

Катя и Олеся только что прошли квест «Прогулка в темноте»
Алсу Гузаирова, «Лента.ру»

На свету заметно, что Катя и Олеся озадачены прогулкой:
— Не видеть мира — это все-таки очень тяжело, — говорит Олеся.

— Зато сколько можно узнать о себе, — говорит Катя. — Оказывается, если лишиться зрения, жить все равно можно. И даже неплохо.

В этом и заключается основной эффект «Прогулки в темноте». Попав в музей, здоровые зрячие люди узнают себя совершенно с другой стороны. А некоторые даже становятся другими людьми, побеждая свои давние комплексы и страхи.

— Однажды к нам пришла девушка, у которой был подтвержденный диагноз — «клаустрофобия», — рассказывает Елена Стахеева. — Она была с подругой. Сначала, оказавшись в темноте, она всего боялась: войти в комнату, сделать шаг в сторону, отпустить руку подруги. Но гид был опытный, он ее все время отвлекал. Девушка забывала страх и отправлялась исследовать пространство. Когда она вышла на свет, то плакала от счастья. Она победила свой страх!

Сегодня музей работает в интенсивном режиме. В его штате состоят восемь гидов, инвалидов по зрению. А в день бывает до 150 посетителей. В выходные и праздничные дни группы идут одна за другой с 15-минутным перерывом, как в Эрмитаже или Лувре.

— Конечно, мы будем расширять и улучшать нашу экспозицию, — говорит Елена. — Например, нам бы очень хотелось добавить воду. Вода в темноте ощущается совсем иначе. Сначала мы думали о фонтанчике. Но это слишком просто. В одном из европейских музеев есть комната, там открывается окно, и, если высунуть руку, можно почувствовать, как идет дождь. Это очень классно!

— А еще посетители часто просят добавить экстрима, — продолжает Юля. — Сделать комнату с реальными опасностями. У нас, например, нет шкафчиков, висящих над головой. А в жизни слепые часто о них ударяются. Или выходишь на улицу, а там стройка, и она не огорожена. И все — летишь в яму…

Из больших же планов организаторы «Прогулки» хотели бы открыть в Москве еще одну площадку с другой оригинальной экспозицией. Также велика вероятность, что музей, посвященный миру слепых, откроется в скором времени в Екатеринбурге.

…Мои спутницы Катя и Олеся уходят. На прощание они передают Юле записку, над которой трудились все время нашей беседы.

— Ух ты, какое длинное послание. И без одной ошибки, — говорит Юля.

На белом листке шрифтом Брайля написано: «Спасибо за доверие, Юля — Вы супер. У вас приятный голос». Подпишусь под каждым словом.

Обсудить
Классическая история
Душевные ролики про самые красивые спорткары XX века
Машины, которые не боятся столкновений
Забытые концепт-кары: ударопрочные «Фиаты»
Побег в будущее
Говорящие рули и электрические ретрокары: будущее по версии Jaguar Land Rover
Mazda CX-5 и Renault Koleos против VW Tiguan и Skoda Kodiaq
Четыре новых кроссовера. Один тест-драйв. Ну, вы поняли