Несвобода вместо свободы

Что стоит за новым охлаждением отношений США и Кубы

Дональд Трамп
Фото: Darren McCollester / Getty Images

Президент США Дональд Трамп, как и обещал во время предвыборной гонки, нанес удар по одному из основных достижений своего предшественника Барака Обамы — нормализации отношений с Кубой. Он назвал заключенный бывшим хозяином Белого дома договор невыгодным и пообещал освободить жителей латиноамериканской страны от «злой идеологии». Однако эксперты полагают, что принятые Трампом меры не угрожают режиму Кастро, но могут нанести урон американским интересам. «Лента.ру» разбиралась, что толкнуло Вашингтон на обострение отношений с Гаваной и к чему оно может привести.

«С Божьей помощью мы добьемся того, что Куба станет свободной!» — провозгласил 16 июня Трамп перед ликующей публикой в Майами с трибуны в театре имени Мануэля Артиме — лидера неудавшегося проамериканского вторжения на социалистическую Кубу в 1961 году. Толпа скандировала: «США! США! США!»

«Мы любим тебя!» — выкрикнул один из пришедших на встречу с главой государства американцев. «Спасибо, дорогой! Ох, как же я вас тоже люблю», — широко улыбаясь, отвечал президент.

Видео: dailycaller.com

«Я отменяю совершенно невыгодную сделку с Кубой, заключенную предыдущей администрацией», — заявил Трамп.

На деле все оказалось гораздо сложнее.

Исчезновение американского пугала

Обама подходил к решению «кубинского вопроса» поэтапно. В 2009-м он разрешил американцам кубинского происхождения посещать живущих на острове родственников и посылать им деньги. Телекоммуникационным компаниям позволили покупать у южного соседа лицензии на вещание на его территории.

В 2013 году при посредничестве Ватикана стартовали секретные переговоры о нормализации отношений, которые длились 16 месяцев. К осени 2014-го они практически подошли к концу: стороны готовились к тому, что событие станет историческим. Участвовавший в переговорах советник Обамы Бен Родес вспоминал: «Кардинал сказал, что мир будет потрясен примером того, как бывшие враги отказываются от прошлого. Один из ватиканских чиновников, который в прошлом жил на Кубе, прослезился».

Наконец, в декабре 2014-го о возобновлении полноценных дипотношений узнал весь мир. В столицах двух государств готовились к открытию посольств, началось коммерческое авиасообщение, было снято большинство запретов на поездки. Обама лично посетил Кубу с визитом в марте 2016-го.

Что характерно, американская администрация не отказалась от программ поддержки прав человека и демократии на Кубе. Бывший советник госсекретаря Хуан Гонсалес в Foreign Policy написал: «Обамовскую доктрину по Кубе можно охарактеризовать как диверсию путем взаимодействия».

Формально при Обаме одиночные туристические поездки были запрещены. Посетить Остров свободы можно было только по веским причинам — все они были указаны в перечне из 12 пунктов. Так, достаточным основанием для поездки на Кубу считалась, например, встреча с семьей или служебная необходимость.

Но оставалась лазейка: гражданин США мог отправиться на Кубу, если он обещал вступать в разговоры с кубинцами, поддерживать их гражданское общество и местных предпринимателей. Американцы вовсю пользовались намеренной расплывчатостью формулировок: за 2016 год Кубу посетили более полумиллиона жителей США (это в полтора раза больше, чем годом ранее).

За два года, прошедшие после либерализации правил поездок, сервис для найма и сдачи жилья Airbnb позволил простым кубинцам заработать примерно 40 миллионов долларов. Как указывала The Washington Post, наплыв американских туристов привел к взрывному росту предпринимательства: открывались рестораны, маникюрные салоны и частные таксопарки.

В кратчайшие сроки широкое распространение получил доступ в интернет. В начале 2016-го зайти в сеть было непросто, но уже к лету парки Гаваны по ночам освещались экранами смартфонов — власти установили там точки доступа Wi-Fi, а к концу года в кубинской столице запустили пилотный проект по подключению к интернету двух тысяч домов и подписали с телекоммуникационным гигантом Google договор о совершенствовании инфраструктуры связи.

Две страны стали взаимодействовать и на международной арене: в 2015-м американские дипломаты приехали в Гавану и приняли участие в переговорах об окончании гражданской войны в Колумбии. Кубинские врачи вместе с американскими боролись с эпидемией лихорадки Эбола в Африке.

Решение о нормализации поддержали и обычные граждане: по опросу Pew, в его поддержку высказались 73 процента американцев, а опрос The Washington Post засвидетельствовал положительное отношение 97 процентов кубинцев.

Жить по-новому

При Трампе посольства двух стран продолжат работу, авиарейсы и океанские круизы отменять не будут. Американцы по-прежнему смогут переводить деньги родственникам на острове и в неограниченном количестве привозить с него ром и сигары.

Но есть и изменения: теперь американцу посещать Кубу в одиночку нельзя. Лазейку для желающих поехать, обязавшись поддерживать кубинское гражданское общество, закрыли. Туры теперь следует приобретать только централизованно, а по острову перемещаться лишь в сопровождении представителя туроператора.

Путешествия по оставшимся 12 категориям разрешены и в одиночку, однако теперь эти поездки будут строго отслеживаться властями, чтобы не допускать злоупотреблений.

Сложнее придется и бизнесменам: в течение месяца госсекретарь составит список связанных с силовиками и спецслужбами кубинских юридических лиц, с которыми будет запрещено иметь дело.

Эффект Трампа

Политика новой американской администрации нанесет урон растущему классу независимых кубинских предпринимателей. Как пишет в The Washington Post специализирующаяся на Кубе социолог Висконсинского университета в Мадисоне Мартина Кунович, большие группы туристов вряд ли будут останавливаться в маленьких гостиницах и обедать в небольших частных кафе.

Кроме того, по данным исследования университета Брукингса, большая часть туристического сектора в стране опосредованно контролируется военными, и провести время на Кубе, не заплатив тем или иным образом людям в погонах, практически невозможно.

Урон будет нанесен и престижу США: для соседей по региону Вашингтон опять предстанет поучающих всех ментором, а Куба — государством-героем, не прогибающимся под давлением американских империалистов.

«Трамп будет говорить, что он делает все для продвижения демократии, но на самом деле все наоборот. Куба и так переживает смену лидерства, Рауль Кастро уйдет до конца года. Возможность для США поддержать эволюцию системы с помощью взаимодействия в итоге дала шанс кубинским поборникам жестких методов консолидировать свою власть», — пишет Родс, один из архитекторов «американо-кубинской перезагрузки».

Он подмечает и двойные стандарты администрации: «В прошлом месяце Трамп был в Саудовской Аравии — стране, где людям рубят головы, а женщинам запрещено водить автомобиль. Он объявил о сделках по продаже оружия на миллиарды долларов и сказал: "Мы здесь не читаем лекций. Мы здесь не для того, чтобы учить других, как жить"».

Мало кто сомневается, что очередное ужесточение политики со стороны северного соседа не приведет к капитуляции режима Кастро. Куба более 55 лет живет с американским эмбарго, и нет оснований полагать, что именно при Трампе она будет вынуждена отступить.

Секрет внутри

Возникает резонный вопрос: зачем Трамп пошел на новое обострение отношений, которое явно не принесет позитивных изменений? Причины, вероятно, стоит искать во внутренней политике.

Как писало издание Politico еще в сентябре 2016-го, ранее Трамп позитивно относился к разморозке отношений с Кубой. «Я думаю, оно вполне хорошо. Надо было бы добиться лучших условий, но и так все хорошо. Сама идея открыться Кубе — хорошая, 50 лет (эмбарго — прим. «Ленты.ру») достаточно».

Однако потом во время праймериз Республиканской партии во Флориде он проиграл крупнейший округ Майами-Дейд своему однопартийцу Марко Рубио, американцу кубинского происхождения, который яро и последовательно критиковал соглашения с Гаваной. Эта позиция близка жителям Флориды, многие из которых пострадали от режима Кастро или помнят рассказы бежавших из страны после социалистической революции старших родственников.

Поэтому когда Трамп выступал 16 сентября 2016-го во Флориде, от былой его сдержанности по кубинскому вопросу не осталось и следа: он вернулся к традиционной республиканской точке зрения. «Сейчас я вам расскажу про хорошую сделку! Вот хорошая сделка: Куба проводит свободные выборы, перестает бросать за решетку за слова, вводит свободу прессы! Она вышвыривает русских, вышвыривает китайцев, перестает помогать северокорейцам избегать ооновских санкций (...)/ И тогда знаете что? Тогда у нас будут отношения с Кубой. Вот это будет хорошая сделка!» — восклицал он.

«Опросы показывают, что Трамп немного опережает Хиллари Клинтон во Флориде, но сдержанные симпатии американцев кубинского происхождения могут стоить ему штата, который ему просто необходим для победы», — писало издание осенью 2016-го. Трамп «выиграл» Флориду, Трамп выиграл выборы. Теперь пришло время платить по счетам.

К тому же перед Трампом стоит еще одна задача: следуя предвыборным обещаниям, отменить ненавистный ему закон о здравоохранении времен Обамы. Он всеми силами старается добиться поддержки своего обновленного правового акта, но процесс идет нелегко — законопроект с трудом прошел через палату представителей, впереди — голосование в сенате.

Члены Конгресса, наиболее резко настроенные по отношению к режиму Кастро, — бывший кандидат в президенты сенатор Рубио и конгрессмен Диас-Баларт — исправно поддерживают позицию хозяина Белого дома, и наблюдатели считают, что охлаждение отношений с Гаваной поможет Трампу убить двух зайцев: и выполнить предвыборное обещание, и вознаградить законодателей за лояльность.