«Воевал два месяца, это нормально»

О чем рассказал «Ленте.ру» и.о. главы Удмуртии Александр Бречалов

Александр Бречалов
Александр Бречалов
Фото: Юрий Васильев

«Опора России», Общероссийский народный фронт, Общественная палата РФ — этапы карьеры Александра Бречалова, более трех месяцев назад ставшего и.о. главы Удмуртии. Работу в этом регионе он считает «вызовом и возможностями» не только для улучшения экономического положения республики, но и для того, чтобы изменить менталитет ее жителей.

«Ни разу, — отвечает Александр Бречалов на вопрос, доводилось ли ему бывать в Удмуртии до апреля нынешнего года, когда был подписан президентский указ о его назначении временно исполняющим обязанности главы республики. — Теперь счастлив, что живу здесь».

«О чернике, о бруснике, ну и о грибах», — поет сводный хор муниципальных служащих села Сюмси, районного центра в Удмуртии. В Сюмсях, славящихся всем перечисленным, принимают республиканские сельские спортивные игры — на только что выстроенном стадионе. «У меня особое волнение по поводу появления полутора тысяч спортсменов Удмуртии», — говорит один из ведущих. «А я волнуюсь за себя, — перехватывает вторая. — Я впервые буду представлять наших высоких гостей. Аж дрожь берет, как я об этом подумаю».

После церемонии открытия — футбольный матч: сборная правительства республики против сборной районных глав. Александр Бречалов выходит, понятно, за первых. На футболке — номер 18: автомобильный код региона. На правой голени — красная татуировка: буква «М» с точкой над ней. Дистанцию триатлона Ironman — почти четыре километра вплавь, 180 километров на велосипеде плюс классический марафон — Бречалов прошел еще в 2013 году.

«Где-нибудь у бровки», — отвечает Александр Бречалов на вопрос о нынешнем игровом амплуа перед началом футбола. Сорокаминутный матч и.о. главы Удмуртии отыграл полностью и весьма активно: сам не забивал, но правительство выиграло 2:0.

В губернаторы — из критиков

«Не смена участи, а вызов и возможности, — подчеркивает Бречалов, когда разговор заходит о том, каково быть главой региона после нескольких лет в сопредседателях Центрального штаба ОНФ: там нынешний и.о. главы Удмуртии был весьма заметен в критике губернаторского корпуса. — Абсолютно никакой трансформации, никаких проблем. Мы как работали совместно с коллегами из Фронта, так и работаем. Весь актив республиканского ОНФ — это наши партнеры, моя опора, объективная альтернативная точка зрения». Бречалов уверяет: если центральный или региональный ОНФ станет его объективно критиковать, вскрывать проблемы, и.о. главы Удмуртии будет только признателен.

Чем уже помог опыт ОНФ за последние три месяца? Александр Бречалов с ходу упоминает проект «За честные закупки». «Я детально, с первых дней погрузился во все нюансы, форматы и каналы, которыми пользуются мои коллеги-чиновники для злоупотреблений», — подбирает слова и.о. главы Удмуртии. Осторожность отнюдь не лишняя: предыдущий руководитель республики Александр Соловьев в апреле был прямо с должности отправлен под стражу по обвинению во взяточничестве. А около месяца назад был задержан Рафис Касимов — и.о. республиканского вице-премьера — по делу о незаконных вырубках в госзаказниках.

По словам Бречалова, оказалось, что еще недавно, к примеру, в дорожном хозяйстве республики все контракты торговались на одной и той же площадке и практически без конкуренции: «Экономия по году — ноль целых две десятых процента, за сколько объявлялись, за столько и расторговывались». Новая администрация расторговала контракт по президентскому проекту «Безопасные и качественные дороги» с экономией 34 процента. «Три закупщика, выиграла компания — слава тебе, господи, никак не аффилированная ни с чьими родственниками и знакомыми», — подводит итог и.о. главы Удмуртии. «Вот вам опыт исследования закупок от ОНФ, и это только начало».

«Общение с НКО, разумеется, — без паузы реагирует Бречалов на вопрос о председательстве в Общественной палате РФ — точнее, о том, что этот опыт дал ему в Удмуртии. — И некоммерческими организациями, и национально-культурными объединениями. Одна из первых моих встреч — все основные НКО республики». Один из главных вопросов — от организации удмуртов Удмуртии. Представители титульной нации долгие годы просили о том, чтобы в Ижевске был центр удмуртской культуры, но так и не допросились, пока не сменилась власть. «Мы друг друга услышали, на 2018-2020 годы будем планировать реконструкцию здания бывшего театра имени Короленко, — обещает Александр Бречалов. — Серьезнейший же вопрос, и решаем оперативно».

Разумеется, бречаловский опыт руководства «Опорой России» — клубом крупнейших промышленников страны — тоже не мог не пригодиться на родине «Калашникова» и прочей оборонки: «Здесь огромное количество нереализованных проектов. К началу августа мы представим карту инвестиционных возможностей — и России, и миру». Чем можно завлечь инвестора? «Порт Камбарка — ранее хороший речной порт, сейчас простаивает, видим перспективу, — перечисляет Александр Бречалов. — Моногорода готовы делать под каждого инвестора индивидуальные пакеты и решения... Да город Ижевск, господи — начиная от набережных, заканчивая производственными мощностями. Тот же “Концерн Калашников” использует кратно меньшие площади, чем раньше, — надо же делать там что-то, правда?»

Здание из красного кирпича на улице Телегина в Ижевске — здесь когда-то располагались заводские помещения нынешнего «Калашникова» — уже освободили под новое дело. Там по соглашению республиканской администрации и «Концерна Калашников», подписанному в присутствии Владимира Путина, расположится технопарк «Кванториум» — федеральный проект, «питомник» юных инженеров. Детским научно-техническим творчеством Александр Бречалов ограничиваться, понятно, не намерен. «Мы готовы приглашать промышленников, производителей под самые разные задачи, — уверяет он. — Будем выстраивать отношения с нашими самостийными айтишниками — очень сильными, кстати. Есть прекрасные предложения и для них — касающиеся в первую очередь инфраструктуры».

Ударить эффективностью по оптимизации

Слово «эффективность» — одно из любимых в лексиконе Александра Бречалова. И не только по поводу бюджетных расходов, хотя в конце концов в республике, где госдолг почти равен собственным доходам, почти все упирается в них. «Мы в первой тройке по количеству чиновников на 1000 человек в Приволжском федеральном округе — 3.1. Но мы не сокращаем просто для сокращения. У нас точно будет программа для высвобождающихся чиновников — это такие же люди, как и работающие на предприятиях, на селе. Плодить безработицу точно не будем», — обещает и.о. главы Удмуртии. «Единица, использованная неэффективно в госаппарате, тянет за собой неоправданные расходы. Эта же единица в муниципалитетах, задыхающихся от нехватки кадров, создаст новые возможности, которые будут формировать добавленную стоимость».

То есть, господа чиновники, пожалуйте из Ижевска, допустим, в Сарапул — где планируется создание территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭЗ)? «Возможно, хотя не факт, — отвечает Бречалов. — Ясно лишь одно: кадров республиканских — избыток, кадров в муниципалитетах — недостаток».

Еще один потенциальный источник эффективности Александр Бречалов видит в подведомственных организациях, точнее в их реформе. «Зима в Ижевске была прекрасной по количеству снега, но совершенно безобразной по его уборке. Что вызывает законное недовольство горожан, — объясняет и.о. главы Удмуртии. — Мы стали разбираться. Выяснили, что уборкой управляет МУП. МУП должен закупить технику — разумеется, на бюджетные средства».

Почему бы, задается вопросом Бречалов, не заменить этот МУП коммерческими компаниями, которые сами будут закупать технику, содержать ее и конкурировать на рынке. «Сотни миллионов рублей высвободим, — уверен он. — А вообще, потенциал экономии на этом направлении — 3 миллиарда рублей, и это без сокращения бюджетных расходов как таковых. У нас на республиканском балансе гостиница в центре Ижевска, огорожена шлагбаумом, на прекрасном месте. Прибыли она приносит 16 тысяч рублей в год. Разумеется, надо немедленно отдавать ее в управление, а то и продавать, желающие уже есть».

К слову «оптимизация» Александр Бречалов относится менее тепло, чем к слову «эффективность», не без оснований подозревая, что одно часто становится противоположностью другого. «Поселок Балезино, районный центр, разделен железной дорогой. По одну сторону поликлиника сохранилась. По другую после оптимизации не оказалось даже фельдшерско-акушерского пункта, — показывает Бречалов карту в смартфоне. — Пожилым людям и женщинам с детьми приходится час идти, потому что автобусной остановки тоже нет. Что делаю я? Невзирая на нормативы и прочее, ввожу туда кабинет врача общей практики и ФАП. Могу же сказать: "Граждане, все соответствует квотам и нормам Минздрава. Я все выполнил, я молодец, я отчитался, всего вам доброго"».

Но, полагает Александр Бречалов, «если мне дают показатели, а их недостаточно для жизни людей — я обязан сделать больше. Это функция руководителя — видеть запрос, пересматривать результаты оптимизации, думать, как привести фельдшера, врача обратно в те места, где они нужны. И так не только в медицине, конечно».

Агрессивно-активный

«Напряженность возникает, когда люди не могут получить медицинскую помощь, — формулирует и.о. главы Удмуртии. — Когда люди не могут в половодье выехать из села. Когда крыша течет, а стены трещат. Здесь мы подождать не можем». С чем можно и подождать? «Например, с участием в федеральной программе помощи молодым семьям, — говорит Бречалов. — Есть федеральная программа, есть региональная. Мы подсчитали — оказалось, региональная немного выгоднее. Поэтому от федеральной можно отказаться».

Вопрос о готовности аппарата к новым условиям работы, похоже, пока не имеет однозначного ответа. «У меня вызывает раздражение, когда я не нахожу отклик у коллег из правительства республики, — признается Бречалов. — Это было, сейчас мы это проходим. При Александре Александровиче Волкове, царствие ему небесное (Александр Волков возглавлял Удмуртию около двадцати лет, до апреля 2014 года, скончался 20 мая нынешнего года — прим. «Ленты.ру»), республика развивалась, хоть и было трудно. Те же социальные, спортивные объекты появлялись в каждом районе. В последние три года, видимо, ставились какие-то иные задачи. Ну и, конечно, ситуация, когда чиновники работали в будни до 18:00, а в пятницу до 16:30, отражала настрой, общий рабочий градус».

Свой формат управления Александр Бречалов называет агрессивно-активным: «Я требую быстрого принятия решений, мозгового штурма. Два месяца мы с коллегами воевали по этому поводу, это нормально. Сейчас все больше коллег встраиваются в систему работы, а я все меньше трачу времени на убеждение, что пора просыпаться. И все больше — на развитие».

Три министра — минздрав, минтранс и минпромторг — уже покинули правительство Удмуртии. «У меня есть претензии еще к нескольким коллегам, — указывает Бречалов. — Всем дан шанс исправиться и войти в команду. Воспользуются или нет — их выбор. Время еще есть». В целом же Александр Бречалов хочет ориентироваться на местные кадры: «Убежден, что здесь есть с кем работать — есть талантливые люди, готовые принять вызов».

Хотите как в Европе?

«Не хочу показаться занудой — с бараками разберитесь», — напомнил Владимир Путин Александру Бречалову во время визита в Ижевск. Визиту предшествовала прямая линия главы государства и в прямом смысле квартирный вопрос от семьи Вотинцевых, живущей в доме 33 по улице Чапаева — одной из более семисот аварийных построек Ижевска. Путин распорядился помочь Вотинцевым и ее соседям. Распоряжение президента, разумеется, выполняется. Разговор же о том, что делать с другими бараками — не только в Ижевске, но и в целом по республике — показал, что у Александра Бречалова есть особое мнение на этот счет.

«Расселять — надо», — уверен и.о. главы Удмуртии. «Для тех, кто не может заплатить за новое жилье, расселение должно оставаться бесплатным». Этот тезис Александр Бречалов повторит еще несколько раз — словно для того, чтобы уравновесить сказанное далее. «Моя точка зрения: подход, когда государство безвозмездно покупает жилье для всех, — не вполне верный. Да, есть те, кто не потянет ипотеку ни при каком раскладе. Их государство обязано расселять — и расселит. Но если есть возможность и средства не ждать расселения десятками лет, по той или иной программе надо дать людям такую возможность».

Программу расселения аварийного жилья, которую разрабатывают в Удмуртии, Бречалов определяет как гибкую: «Она предусмотрит разные механизмы для тех, кто хочет побыстрее расселиться. Ипотека, трехсторонние взаимоотношения с работодателями, готовыми субсидировать процентные ставки». Иллюзий по поводу доступности рыночной ипотеки для жителей бараков Александр Владимирович не питает. Однако, уверен он, льготная ипотека — где-то минус пять процентов к рынку — вполне доступна для многих. «Есть хорошие новые квартиры от полутора до двух миллионов рублей. Если распределить платежи на 15-20 лет даже по средним зарплатам по экономике, да с работодателями, которые готовы гасить проценты… Люди получают по факту беспроцентный заем, — рисует перспективу Влександр Бречалов. — Где еще найдешь такое? Замечательная возможность улучшить качество жизни».

Бречалов не боится рассуждений о том, что он собирается менять менталитет советского человека. «Спекулировать этой темой в любых целях не собираюсь, — отвечает он на вопрос о грядущей предвыборной кампании. — Надо быть честным с людьми. Есть ситуации, когда вне зависимости ни от чего государство обязано делать для людей все. И оно будет делать. Но дайте возможность и тем, кто за 10-12 лет скопил на улучшение жилья. Это тоже справедливо, правда?»

Среди других «задач на менталитет» Александр Бречалов приводит пример с благоустройством придомовых территорий: «Какие-то дворы сразу же вошли в программу благоустройства. Какие-то — нет. И оттуда нам кричат: почему к нам не пришли, это обязанность государства? А еще где-то жители собрали не пять, а десять процентов на софинансирование программы. Хотят совместности, участия… И, конечно же, программа придет к ним быстрее. И газ по программе газификации придет быстрее в тот район республики, где и власти, и люди готовы вложиться в коммуникации. И так далее».

«Хотите как в Европе — и не хотите платить налоги, финансировать придомовую территорию за свой счет? — задает не вполне риторический вопрос и.о. главы Удмуртии. — Тогда поймите, что такой уровень жизни там во многом формируется за счет участия граждан, предпринимателей. Сообщество — от слова “сообща”, вместе».

«Ижевск — Москва»

Обсудить
Сулейман КеримовЛазурно: российского миллиардера задержали в Ницце
Сулеймана Керимова подозревают в отмывании миллионов евро
Моя семья
Легендарный маньяк и его культ кровавых убийц держали в страхе всю Америку
Судьба генерала: Ратко Младич умрет в тюрьме
Он убивал мусульман тысячами и не щадил даже детей
Кровавая ривьера
Франция отстреливает врагов по всему миру, пока никто не видит
Что. Вы. Наделали
Как мы потеряли идеальный Porsche и снова его нашли
«Американец», который смог
Самые невероятные версии Chevrolet Corvette, от которых сносит крышу
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Из бананов и палок
Что получается, когда машины пытаются делать в Уганде, Кении и других странах
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно