Ракетно-бомбовый угар

Кто разоблачает российских военных в Сирии и ищет их следы в Донбассе

Фото: Reuters

В середине июня в сети активно обсуждали документальный фильм Оливера Стоуна о президенте России Владимире Путине. Говорили и о том, что Путин якобы показал именитому режиссеру фейковые кадры вертолетной атаки российских войск в Сирии. Первой об этом поведала группа расследователей Conflict Intelligence Team (CIT), регулярно разоблачающая действия российских военных. Основатель CIT, активист Руслан Левиев также известен своими трансляциями митингов оппозиции вместе с IT-консультантом ФБК Владиславом Здольниковым. «Лента.ру» выяснила, как работает CIT, зачем Левиев участвует в иностранных конференциях и почему на его расследования ссылаются в докладе сената США.

Груз-200 с Донбасса

Весной 2014 года в Донбассе вспыхнул вооруженный конфликт между вооруженными силами Украины и самопровозглашенными ДНР и ЛНР. Боевые действия активно освещались в социальных сетях. Паблики во «ВКонтакте» со звучными названиями вроде «Сводки Стрелкова» и обилие роликов на YouTube быстро породили разрозненную группу интернет-расследователей, пытавшихся доказать, что за бойцами ВСУ и ополченцами стоят куда более могущественные силы.

Одним из таких был оппозиционный активист Руслан Левиев. Он с детства увлекался авиацией и любил отслеживать перелеты частных самолетов по сайту FlightRadar, а после начала конфликта в Донбассе заинтересовался расследованиями на основе открытых источников — Open source intelligence или OSINT.

Все лето он общался с другими энтузиастами в Twitter и закрытом Telegram-чате, а в августе первым связался с женой Алексея Генералова — одного из задержанных на Украине российских десантников.

Осенью Руслан запустил интернет-проект WarInUkraine, объединивший нескольких анонимных волонтеров-расследователей.

Одним из участников проекта стал давний товарищ Левиева, основатель оппозиционной организации «Голос Уфы» Кирилл Михайлов. В сети он больше известен как Фотограф-кун, в 2009 году организовавший своей подруге Александре Левчук фотосессию с убийством и расчленением кошки. В середине 2014 года Михайлов переехал в Киев и в дальнейшем помогал коллегам по WarInUkraine мониторить украинские СМИ и соцсети.

В мае 2015 года WarInUkraine начали расследование гибели трех российских военнослужащих, якобы попавших под обстрел на территории ЛНР. По фотографиям в соцсетях Левиев выяснил, что те вроде как служили в 16-й отдельной бригаде специального назначения ГРУ. Вместе с блогером Вадимом Коровиным он установил их личности и места захоронения, но так и не предоставил стопроцентных доказательств того, что они погибли в Донбассе.

Зато в процессе расследования Левиев и Коровин втирались в доверие к друзьям погибших, представляясь их сослуживцами, а также звонили матери одного из погибших от лица помощника депутата Госдумы, пообещав ей выбить компенсацию от Минобороны.

История со спецназовцами быстро стала вирусной — о Левиеве написали The Telegraph и Washington Post, а съемочная группа Sky News даже съездила с ним к родственникам погибших. Сам Руслан вовсю нахваливал аналитические способности членов WarInUkraine. «Доходит до того, что мы по одному небольшому факту совершенно точно предсказываем развитие событий на 10 шагов вперед», — хвастался он, но тут же отмечал, что все их прогнозы публикуются лишь в закрытом чате команды.

Сирийские разоблачения

Вскоре Руслан организовал сбор пожертвований и анонсировал некие масштабные перемены, а в октябре 2015 года перезапустил WarInUkraine под названием Conflict Intelligence Team (CIT). Расследователи переключились с украинского конфликта на операцию российских ВКС в Сирии, которую сам Левиев называл «открытием второго фронта». Новое название также должно было помочь со сбором пожертвований, но из заявленных 2,8 миллионов рублей с тех пор удалось получить лишь 206 тысяч.

Сегодня над проектом постоянно работают сам Левиев и трое «секретных агентов». Руслан утверждает, что они скрывают свои истинные личности и используют псевдонимы даже при общении друг с другом. Однако, несмотря на конспирацию, «агенты» опрометчиво указали CIT как основное место работы на своих страницах в Facebook.

Помимо Михайлова, по-видимому, переводящего материалы команды на английский язык, в команде состоит некий Олег Пархоменко и выпускница факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Евгения Гужва.

Работа CIT по-прежнему основана на анализе открытых источников — прежде всего соцсетей. Расследователи мониторят сообщения о войсковой активности в Twitter и Telegram, отслеживают посты, фотографии и видео на страницах местных жителей и, предположительно, российских военнослужащих, а также черпают информацию из пабликов местных журналистов, агентств, видеохостингов и прямых трансляций. Иногда в ход идет и анализ кадров из репортажей телеканалов.

Но в первую очередь под прицелом расследователей оказываются именно военные, чья безответственность и неосмотрительность нередко позволяет CIT установить их личности, узнать имена родных и адрес проживания. Похоже, это понимают и в Минобороны — в конце мая ведомство разработало законопроект, запрещающий срочникам и контрактникам постить в соцсети подробности о ходе службы и показывать на фотографиях оружие, технику, номера частей, а также место их дислокации.

CIT также используют данные других расследователей, мониторят тематические треды на Reddit и 4chan, отслеживают перемещение самолетов по сайту FlightRadar и изучают выставляемые на продажу частными агентствами спутниковые снимки.

Однако обилие источников не спасает проект от критики. Порой CIT признает ошибки и публикует опровержения. Например, в январе 2017 года расследователи извинились за сообщение о гибели в Сирии трех бойцов 106-й гвардейской дивизии ВДВ на основании фейковой страницы одного из десантников во «ВКонтакте».

Но в большинстве случаев CIT ссылаются на неназванные источники или свой личный авторитет, а также не обращают внимания на важные детали. Так, в ноябре 2015 года Левиев опубликовал пост о погибшем в Сирии 45-летнем человеке и, невзирая на утверждения друзей и родственников, уверенно заявил, что на самом деле тот погиб на Донбассе.

Единственной зацепкой стала фотография якобы привезенного из Ростова гроба с наклеенным на нем флагом ДНР, после чего расследователи «по другим своим источникам смогли документально удостовериться в том, что [человек] действительно погиб в Донбассе». Отсутствие подробностей объяснялось заботой о безопасности информаторов.

Порой расследователи ставят под сомнение и заявления компетентных ведомств. В ноябре 2015 года Минобороны через Twitter отчиталось об уничтожении фабрики по производству оружия и боеприпасов Джабхат ан-Нусры в районе провинции Идлиб. Однако Левиев со ссылкой на ныне удаленные или заблокированные аккаунты в соцсетях заявил, что в этом районе находились умеренные повстанцы, а российские ВКС уничтожили хлебопекарню и завод по производству оливкового масла, где невозможно изготовить взрывчатку. В тот же день материалы Левиева легли в основу заметки на сайте «Радио Свобода».

Однако упомянутый Левиевым отстойник для масла Pieralisi Jumbo 2 на самом деле позволяет изготавливать взрывчатку. Об этом свидетельствует зарегистрированный в США патент, который Руслан либо не нашел, либо намеренно не включил в расследование.

Более того, на опубликованном им видео отчетливо видны вспышки в момент соприкосновения снарядов с землей, что может свидетельствовать о наличии в здании взрывчатки. На это обратили внимание и в комментариях под роликом, но Левиев это проигнорировал.

При этом материал об уничтожении завода стал первым в серии разоблачительных публикаций об использовании российскими ВКС кластерных и зажигательных снарядов при нанесении ракетно-бомбовых ударов. Основой для них чаще всего служат сюжеты различных телеканалов, а также найденные в сети ролики и снимки, на которых сотрудники CIT идентифицируют те или иные виды вооружений.

Старшие западные братья

Разоблачительные материалы CIT нередко попадают в тематические треды на Reddit и почти всегда провоцируют бурные и весьма неоднозначные дискуссии. Так было и с историей о якобы уничтоженном дружественным огнем российском вертолете Ми-35М, и с расследованием о постановочном видео нападения на блокпост рядом с Алеппо. Обитатели портала каждый раз предлагают альтернативные версии, но те редко выходят за пределы сетевых дискуссий.

Зато в обсуждениях живо участвует пользователь с ником Brown_mosses, он же Элиот Хиггинс, основатель и руководитель «старшего брата» CIT — группы Bellingcat. Как и российские коллеги, британский проект занят расследованиями с использованием открытых данных, в том числе анализом поставок хорватского оружия для Сирийской свободной армии и разбором обстоятельств падения «Боинга» МН-17.

Неудивительно, что CIT и Bellingcat нередко сотрудничают, и во многом благодаря таким коллаборациям CIT и приобрела известность за рубежом. Но если детище Левиева официально живет лишь на пожертвования, то Bellingcat получает дотации от Google, что позволяет им оплачивать работу двух сотрудников — самого Хиггинса и его правой руки Арика Толера. Именно он расследовал обстоятельства гибели малайзийского «Боинга», методично приводя аргументы в пользу версии с российским «Буком». Тем не менее собранные им данные так и не легли в основу новых официальных обвинений в адрес России.

Сам Арик рассказывал, что изучал русский в университете, а потом работал в Bank of America Merrill Lynch, где научился анализировать данные из открытых источников. Затем было расследование по МН-17, знакомство с Хиггинсом и грант от Google, позволивший уволиться из Merrill Lynch и сосредоточиться на Bellingcat.

«Сейчас половина моей работы состоит в том, чтобы путешествовать, проводить семинары и заниматься, так сказать, миссионерской деятельностью — учить журналистов тому, что мы делаем, заражать их вирусом расследований по открытым источникам, — рассказывает он.

Вместе с Ариком на таких семинарах регулярно выступает и Левиев — в марте 2017 года они встречались в Ереване, в мае 2016 года читали лекции в Праге, а в октябре того же года проводили мероприятие в Тбилиси.

Там же засветился и сотрудник «Русской службы Би-би-си» Андрей Сошников, скорее всего, негласно сотрудничающий с CIT и Bellingcat. В декабре 2016 года он написал разоблачительный материал про хакерскую группировку «КиберБеркут», позже опубликованный в украинском издании «Петр и Мазепа». Примечательно, что Сошников использовал схожие с CIT и Bellingcat методы расследования, а у Левиева есть персональные счеты к «КиберБеркуту» — в начале года те взломали его iCloud и опубликовали в сети ряд интимных фотографий.

Сошников фигурировал еще в одной громкой истории — в марте 2015 года он написал статью про фабрику троллей в Ольгино, которая спустя четыре месяца была использована в материале New York Times. В тот же день похожую статью выпустил и сайт VOA News.

Во всех трех материалах фигурировал некий уволенный из Ольгино источник, недовольный информационной кампанией против покойного Бориса Немцова и его доклада по участию России в боевых действиях на юго-востоке Украины. В статье VOA News это подтверждает еще один источник — некая Lena N.

При этом Левиев в марте 2015-го во время встречи с оппозиционером Ильей Яшиным вызвался помочь с доработкой доклада Немцова, а в мае организовал синхронный перевод трансляции выступления Яшина с этим докладом перед членами Атлантического совета — весьма уважаемой экспертной организации, существующей с 1961 года.

Борьба с российской пропагандой

С Атлантическим советом связан и помогающий Левиеву Bellingcat. Организация упоминается в описании Twitter-аккаунта Хиггинса вместе с DFRlab — исследовательским проектом по борьбе с дезинформацией. С июня 2016 года Арик Толер занимает там пост ведущего аналитика по Евразии.

DFRlab, по сути, — часть Атлантического совета, чье руководство регулярно предоставляет экспертные доклады американским властям. Например, в ноябре 2015 года директор DFRlab и специальный помощник президента Атлантического совета Максимилиан Чуперски выступил в сенате США в рамках слушаний по вторжению России на Украину и противостоянию российской пропаганде.

Чуперски утверждал, что Россия безнаказанно вторглась на территорию Украины, но ловко маскирует следы своего присутствия в регионе, называя западные спутниковые снимки «картинками из видеоигры».

Невероятную силу убеждения России обеспечивает машина пропаганды, сердце которой — «фабрика троллей». Ее цель — наводнять сеть антиамериканской пропагандой. В доказательство приводится та самая публикация с сайта VOA News.

Чтобы бороться с дезинформацией, нужно поддерживать независимых исследователей и организовывать для них обучающие семинары. По словам Чуперски, эффективность этой тактики доказали Bellingcat и Левиев.

Во время тех слушаний были зачитаны еще четыре доклада схожей тематики. В одном из них сообщается, что в 2015 году Госдеп и Агентство по международному развитию выделили на поддержку гражданского общества 66 миллионов долларов, из которых 16 миллионов пошло на независимые медиа. В 2016-м бюджет планировали увеличить до 83 миллионов.

На эти деньги предполагалось провести 120 тренингов для журналистов — их, скорее всего, и посещал Левиев. Особое внимание уделялось русскоязычным проектам, за поддержку которых отвечал Европейский фонд за демократию.

Читая эти доклады, трудно не скатиться в теорию заговора и не уверовать в то, что США мечтают уничтожить Россию. Одно успокаивает — знаменитая «Фабрика троллей» и могучие государственные СМИ не всегда контролируют информационное поле внутри страны, не говоря о загранице.

Зато все эти программы очень похожи на классический лоббизм с целью выбить из американских госструктур побольше денег, а в таких случаях излишняя демонизация и подгонка фактов неизбежны. Иначе трудно объяснить, как за несколько лет Руслан Левиев с помощью Bellingcat вроде бы научился делать качественные и беспристрастные расследования, но при этом неизменно игнорирует обстоятельства, противоречащие его выводам и не выставляющие Россию в негативном свете.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
«Попробовал экстази — и понял, что такое секс»
Молочные оргии, голые девушки и беспробудный кайф Владимира Епифанцева
Если не мы, то кот
Кино недели: от «Геошторма» до «Двуличного любовника»
Матильда Кшесинская«Это был первый грех на моей совести»
Матильда Кшесинская о романе с Николаем II и другими членами императорской семьи
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки