«Бескомпромиссная неонацистка»

О судьбе самой невинной из осужденных участников движения «Реструкт»

Елизавета Симонова
Елизавета Симонова
Фото: @sergeevna_liza

Cуд в отношении группы борцов с наркоторговцами (проект «Оккупай-наркофиляй») из молодежного националистического движения «Реструкт» должен был стать очередным «моноспектаклем» его лидера и самого известного в стране неонациста — Максима Марцинкевича по прозвищу Тесак. Остальные девять подсудимых воспринимались как статисты. Но судьба одной из них — миниатюрной интеллигентной девушки Лизы Симоновой — стала предметом жаркой общественной дискуссии. Многие искренне считают ее жертвой произвола, а не нацисткой и разбойницей. К судьбе девушки уже проявили интерес в Госдуме — там планируют написать запрос с просьбой проверить справедливость назначенного ей наказания — три года колонии. «Лента.ру» попробовала разобраться в истории Лизы.

«Бедная Лиза»

20 июля в ходе второго заседания появившегося в Госдуме совета блогеров один из его членов, Андрей Андреев, рассказал депутатам о деле Лизы Симоновой. В прошлом Андреев курировал проект «Оккупай-наркофиляй», участников которого осудили за разбой месяцем ранее, и считает, что от уголовного преследования его уберегло только членство в участковой избирательной комиссии.

«Любой здравомыслящий человек понимает, что 16-летняя девушка с таким ростом, телосложением, образованием и воспитанием, как у Лизы Симоновой, никак не могла напасть на двух 35-летних чеченцев и что-то у них отнять, — рассказал Андреев «Ленте.ру». — Депутаты, которым я об этом деле рассказал, со мной согласились. В особенности Андрей Свинцов от ЛДПР, который сказал, что невиновные люди не должны сидеть в тюрьме. И если мы не сможем повлиять на исход ее дела на уровне депутатского запроса, то он передаст информацию президенту».

Частное мнение в поддержку Лизы в соцсетях высказали многие, но ярче всех — зампред городской общественной наблюдательной комиссии Ева Меркачева. Для нее дело Симоновой — первый опыт в качестве общественного защитника в суде.

Пост Меркачевой вызвал негодование в среде правозащитников. Стася Денисова из Международной школы прав человека и гражданских действий сочла волну общественной поддержки Симоновой попыткой оправдать «ее членство в "Реструкте" и нацистские рейды».

Славянка

В основе хорошего или плохого мнения о Лизе — признание или непризнание ее неонацисткой, а не методы борьбы с наркоторговцами. «Вы бы видели, что про Лизу говорил прокурор — почтенный мужчина, которого следователи убедили в том, что Лиза — какое-то исчадие ада, некая бескомпромиссная неонацистка. Я давно знаю Лизу и могу сказать, что это совершенная неправда», — рассказала Меркачева изданию «Ридус».

Впрочем, много указывает на то, что Лиза Симонова — убежденная националистка. Так, на ее личной странице в Facebook первое, что она пишет о себе, — «славянка». «Ленте.ру» перед оглашением приговора она сказала о себе: «Я с детства была восприимчива к чистоте нации и справедливости во всем».

Кроме того, по словам ее знакомых, Симонова исповедует язычество, правда, не фанатично, а скорее в отвлеченно-философском плане.

Ее мама рассказала, что Лиза читала Ницше, но по душе ей больше пришелся «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына.

Среди друзей Лизы много националистов, не скрывает она и добрых отношений с самым медийным российским скинхедом Марцинкевичем. «С Максимом мы познакомились заочно в начале 2015-го где-то, путем переписок через ФСИН-письмо. С тех пор постоянно общаемся», — рассказывала Симонова.

Интересную оценку убеждениям девушки дала руководитель правозащитного центра «Русское общественное движение» (РОД) Наталья Холмогорова. «Политические взгляды подростка (а Лизе в период инкриминируемых ей деяний было 16 лет) просто в силу его возраста поверхностны и легко меняются, — написала она на своей странице в Facebook. — Сегодня он правый, завтра левый, послезавтра еще кто-нибудь. Осознанный политический выбор — удел более старшего возраста. И меня пугает, что на 16-летнюю девочку можно с такой легкостью наклеить ярлык и этим ярлыком оправдывать любую несправедливость и жестокость, какую только вздумается с ней сотворить».

Обвиняющие Лизу в нацизме, по словам Холмогоровой, не обращают внимания на то, что за этого человека сейчас вступаются дагестанцы, с которыми ее связывал зоозащитный проект.

«Маскируя истинные мотивы и корыстный умысел»

В свои 19 лет Лиза Симонова выглядит как подросток, но не как типичная спутница хулигана с фанатскими атрибутами одежды, грубыми манерами, жвачкой и «че, блин?» на устах. В коридоре Бабушкинского суда, в окружении друзей, она похожа на скромную студентку-первокурсницу из интеллигентной семьи: в очках, с прижатой руками к груди папкой, невинной детской улыбкой и тихим голосом.

По приговору Лизе дали меньше всех: три года лишения свободы (Марцинкевичу — 10 лет). И мало кто думал, что срок будет реальным, а не условным. Но вот Лизу окружил конвой, ее завели в маленькую «клетку», где девушка сняла серьги и через маленькое окошко передала их одному из стражей порядка.

Симонову признали виновной в двух разбойных нападениях, совершенных группой лиц по предварительному сговору.

Первое, согласно материалам дела, произошло в марте 2014 года. Точной даты установить не удалось: потерпевший не помнит. В полицию он не обращался, о случившемся рассказал разыскавшим его оперативникам многие месяцы спустя.

В изложенной мужчиной истории есть несколько интересных моментов. Во-первых, он все же признался, что работал наркокурьером. Во-вторых, Симонова с компанией избивали его впятером руками и ногами, в том числе по голове, но никакого вреда здоровью так и не причинили. В-третьих, после издевательского интервью на камеру у него забрали деньги и мобильный телефон (общий ущерб 11,5 тысяч рублей), но затем почему-то подвезли к метро на машине.

Второе нападение произошло в середине мая 2014 года. И здесь потерпевший тоже не помнит даты, когда на него под предлогом «контрольной закупки наркотиков» напала вооруженная группа разбойников. Он, как и первая жертва, с заявлением в полицию не обращался.

Нападение произошло средь бела дня в парке «Знаки Зодиака» у метро «Свиблово». Согласно обвинительному заключению, Симонова истязала потерпевшего электрошокером, затем записала видеоинтервью с признанием в торговле наркотиками.

В материалах дела не отмечено, кто именно вызвал сотрудников полиции, хотя «реструктовцы» в ходе своих рейдов всегда делали это сами, так как видели себя своеобразными дружинниками, помогающими правоохранительным органам. Зато в обвинительном заключении подчеркивается, что молодые борцы с наркоторговлей действовали, «маскируя истинные мотивы и корыстный умысел своих действий». В данном случае этот умысел был направлен на хищение 1900 рублей.

Симонова ни в каких преступлениях не признается. Ее друзья говорят, что как раз у Лизы был самый понятный мотив заниматься этой охотой: от передозировки скончался ее 23-летний двоюродный брат.

«Процесс проходил под давлением, — рассказала изданию «Ридус» Ева Меркачева. — Было очевидно, что те вопросы, которые задавал прокурор, никак не связаны с обвинительным заключением. Во время допроса потерпевших было сказано, что они дали показания только после того, как их нашли оперативники. А один из них даже благодарил Лизу Симонову за то, что после злополучного рейда он прекратил торговать наркотиками».

От наркоторговцев к живодерам

«Реструкт» прекратил существование на пике развития — летом 2014 года. Тогда в концертном зале «Измайлово» должен был состояться съезд участников движения, прибывших в Москву из других регионов и из-за границы, чтобы закрепить переход «Реструкта» из состояния «дружки Тесака» в разряд широкого общественно-политического явления.

Лиза, хоть и пришла в движение в том же 2014 году, занималась не только рейдами против наркоторговцев и тех, кто продает алкоголь несовершеннолетним, но и вела благотворительные проекты помощи детским домам: собирала вещи для воспитанников, устраивала для них развлекательные и спортивные мероприятия.

Но вся эта работа свернулась после того, как на съезд в «Измайлово» приехали омоновцы. Всех участников доставили в полицию, переписали, а затем, по словам источника «Ленты.ру», началась «адресная работа» с каждым.

Лиза Симонова переключилась на борьбу с живодерством в общественной организации «Зооправо» и погрузилась в это дело с головой. «Она помогала работать с пострадавшими, то есть с владельцами замученных и изувеченных по чьей-то злой воле животных. Объясняла, как и куда писать заявление, куда отвезти труп животного на экспертизу», — рассказала «Ленте.ру» руководитель этой организации Анастасия Федюнина.

Лиза также участвовала в организации законных зоозащитных митингов в Москве, организовывала сбор и доставку корма в приюты для безнадзорных животных.

В феврале 2017 года пошли новости о массовом уничтожении собак в Дагестане. «Со мной согласились поехать только две девушки, включая Лизу. Еще одна наша коллега работала из Москвы», — вспоминает Федюнина.

В республике после визита волонтеров появился приют и пункт стерилизации, в чем Лиза видела и свою заслугу. За время командировки она сдружилась с несколькими местными активистами и, уже вернувшись в Москву, помогала им со сбором дорогостоящих медикаментов для животных.

«Этим прекрасным девушкам удалось построить конструктивный диалог с властью и остановить бойню, — написала на своей странице в Facebook дагестанская зоозащитница Джама Джафарова. — У Лизы очень обострено чувство справедливости, нам нужна была помощь — и она приехала, такая маленькая и хрупкая, в незнакомую неспокойную республику».

По словам Джафаровой, за время пребывания Симоновой в Дагестане «ни в разговорах, ни в шутках, ни в поведении, ни в чем не было проявления нацизма и какого-либо пренебрежения». А еще Лиза собиралась приехать в Дагестан летом, чтобы отдохнуть на море. Но не сложилось.

«Учительница звала ее "мать Тереза"»

Лиза — средняя из трех дочерей в семье Елены и ее мужа. Об отношении главы семейства к «Реструкту» и обвинениям в адрес дочери ничего не известно. В СМИ сообщалось, что он полковник полиции. Однако мать Лизы опровергает эту информацию и утверждает, что он не является офицером. Она сама до последнего времени тоже не давала комментариев журналистам, но все же согласилась побеседовать с корреспондентом «Ленты.ру».

«В начальных классах учительница звала ее "мать Тереза", потому что она мирила ссорившихся детей», — рассказала Елена.

Лиза, по словам матери, отличницей в школе не была, но никогда не списывала, старалась до всего дойти своим умом. Дружила она со всеми, вне зависимости от национальности. «В классе был мальчик Магомед, с которым они вместе дурачились», — вспоминает мать.

В детстве Лиза мечтала стать педагогом, но потом решила учиться на юриста. Во время следствия и суда она продолжала учебу и успела сдать экзамены досрочно. Елена уверена, что ее дочь не могла участвовать в насильственных преступлениях, кого-то избивать. «Была ситуация, когда Лиза со старшей сестрой ехали на машине, их подрезали — две какие-то женщины, и одна схватила Лизу за волосы, стала ее бить. Получается, что дочери не удалось даже себя защитить, а тут нам рассказывают такое...»

Идею общественного движения против наркоторговцев, в котором участвовала Лиза, ее мама находит правильной. «Но методы мне не нравились. Надо все делать грамотно, совместно с правоохранительными органами. Я видела эти ролики и спрашивала: "Лиза, почему они в наручниках? Вы их бьете?" Она отвечала, что постоянно говорит ребятам, что не надо перегибать, и с определенными вещами не согласна. Но ее не слушали, а действовали так, как считали нужным».

Елена гордится своей дочерью и говорит, что даже «сотрудники компетентных органов» в беседах с ней признавались, что пошли бы с Лизой в разведку. «Потому что она ничего и ни о ком не рассказывает. Хотя были в движении те, кто сдавал соратников. Собственно, и дочь была сначала по делу свидетелем, а потом некоторые ребята стали про нее говорить на допросах, и статус поменялся».

Обсудить
Россия00:02 6 декабря

Смеяться грешно

Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
«Дикие люди проявили дикость — удивляться нечему»
Студента заставили извиниться, но он готов продолжить спор с кавказцами
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
«Если тебе не на работу — пей»
Почему русские рабочие не могут жить счастливо
Борис Ельцин«Это было время, когда делились огромные богатства»
Чем запомнился россиянам первый президентский срок Бориса Ельцина
Они ушли
Русские покидают Сирию. Там остаются тысячи террористов, а войне не видно конца
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
Кровавый конвейер
На Гаити круглый год режут и свежуют скот
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Выплюнь бяку
Личинки, тараканы и ДНК человека — на что можно нарваться в батоне колбасы
Домашние заготовки
Почему российской строительной сфере не обойтись без отечественных алюминиевых панелей
Бандитский спецназ
Главный киллер ореховских знал толк в конспирации и технологиях
«Закроют меня — другие продолжат»
Бывший полицейский разоблачал коллег и теперь рискует сесть
Судьба офицера
Полицейский убил коллегу, покончил с собой и оставил сиротами троих детей
Темные времена
Лихие 90-е: спецпроект «Ленты.ру»
«За деньги девчонки торгуют любовью»
Чему научили нас первые советские рэперы
«Вся рок-н-ролльная Москва плотно сидела на кислоте»
«Наутилус Помпилиус», золото тещи и расширение сознания Ильи Кормильцева
Слишком много знали
Кто предсказал гибель «Титаника», теракт 11 сентября и тоталитаризм
«Некоторые из них педерасты»
Скандальный балет Серебренникова «Нуреев» собрал в Большом всю российскую элиту
Тест-драйв лучшей BMW M5
Знакомимся с первой полноприводной «эмкой» на серпантинах Португалии
Самые редкие версии BMW M5
Эксклюзивные M5 для пуристов, арабских шейхов и просто прогулок с ветерком
Невероятные стартапы, которые изменят жизнь водителей
Автомат по продаже машин, встроенный алкотестер и так далее
Самые необычные фары в истории
Головная оптика, от которой можно офонареть
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир