Резня в Сургуте: кто стоит за атакой на прохожих

Пострадали семь человек, нападавший убит

Мужчина с ножом напал на прохожих в Сургуте

В субботу, 19 августа, около 11:20 утра по местному времени вооруженный ножом мужчина напал на прохожих одной из центральных улиц Сургута и ранил восемь человек. По данным источника «Ленты.ру», преступник был в маске и наносил удары всем, кого встретил на своем пути.

Прибывшие на место сотрудники патрульно-постовой службы ликвидировали нападавшего. По факту произошедшего уже возбуждено уголовное дело о покушении на убийство. Судя по фото, на мужчине был закреплен пояс с неустановленным устройством, однако взрывчатки у него не обнаружили.

Орудие преступления (нож) было изъято и направлено на экспертизу. Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин взял расследование под личный контроль. Следствие проверяет три возможные версии: теракт, хулиганский мотив или психическое заболевание. В управлении МВД по Ханты-Мансийскому автономному округу уже заявили, что не рассматривают версию теракта как основную

Пострадавшие получили различные травмы

По данным источника «Ленты.ру», из восьми пострадавших шестеро получили легкие неглубокие ранения и находятся в травмпунктах, несколько человек выпишут до конца дня. У двух пострадавших тяжелые ранения.

По словам замдиректора департамента здравоохранения округа Владислава Нигматулина, пострадало семь человек. Все они доставлены в Сургутскую травматологическую больницу, детей среди них нет. «У троих, по предварительным данным, состояние средней степени тяжести, у четверых состояние тяжелое. Они в операционной», — отметил он.

Нападавшим оказался местный житель

Старший помощник руководителя управления по взаимодействию со СМИ СУ СКР по ХМАО-Югре Алина Никифорова рассказала «Ленте.ру», что нападавшим оказался житель Сургута 1994 года рождения, его личность установлена. По предварительным данным, он мог страдать психическим расстройством. По месту его жительства, а также в медучреждениях, где он мог состоять на учете, проводятся следственные мероприятия.

По данным источника «Ленты.ру», речь идет о 23-летнем местном жителе Бобичеле Абдурахманове, выходце из Средней Азии. Проверяется его увлечение радикальными религиозными течениями. Окружающие якобы неоднократно подмечали странности в его поведении, в том числе необоснованную смену настроения, однако на медицинском учете он не состоял.

Другой источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах уточнил, что нападавший неоднократно был замечен в странном состоянии, похожем на наркотическое опьянение.

Подобные происшествия выгодны террористам, но далеко не всегда являются терактами

Запрещенное в России «Исламское государство» регулярно берет на себя ответственность за подобные происшествия по всему миру, хотя не всегда это действительно теракты.

Таким образом террористы решают сразу несколько задач — сеют панику среди мирного населения и напоминают о своем существовании и якобы всемогуществе. Заявления джихадистов обязательно тиражируют СМИ, невольно помогая боевикам.

В этом плане показательно нападение на приемную ФСБ в Хабаровске в апреле 2017 года. За атакой стоял 18-летний Антон Конев, придерживавшийся нацистских взглядов и никак не связанный с джихадистами.

Это не помешало последним взять на себя ответственность за произошедшее. Заявление «Исламского государства» растиражировали многие мировые издания и ряд российских новостных порталов. Поэтому принимать за чистую монету слова джихадистов не стоит.

В России нет огромного числа спрятавшихся террористов

Несмотря на предубеждения о существовании в России десятков «спящих ячеек» отдельных террористических организации, подобного феномена не существует.

На деле имеется широкая прослойка «диванных муджахидов» — юных сторонников экстремистских организаций, особенно «Исламского государства». В большинстве случаев это несовершеннолетние мусульмане, проводящие время в тематических чатах на тему ИГ в различных мессенджерах. Там они обмениваются новостными сообщениями и пропагандистскими материалами джихадистов, в том числе носящих характер инструкций, а также обсуждают их.

Большинство «диванных муджахидов» опасны только на просторах интернета

Мало кто из них по-настоящему готов рисковать жизнью за якобы разделяемые ими джихадистские ценности. Общение в интернете чаще всего означает отсутствие ответственности за сделанные в онлайне заявления, особенно когда дело касается зашифрованных мессенджеров.

Страх погибнуть или быть арестованным пересиливает все блага, которыми джихадисты прельщают потенциальных мучеников. Поэтому их «амалии» носят куда меньшие масштабы: вместо взрывов — раскрашенные автомобили, вместо казней — травля популярных в интернете блогеров.

Иногда теракты все-таки случаются

И их исполнителями выступают далеко не профессионалы. Так называемые «волки-одиночки» — не самые образованные люди, далеко не всегда способные собрать даже простейшую бомбу при наличии подробной и вполне элементарной инструкции.

Мохамед Лауэж-Булель, въехавший в толпу в Ницце, был всего лишь водителем службы доставки. А наезд на толпу в Стокгольме организовал таджикский гастарбайтер с узбекским гражданством Рахмат Акилов. Такие люди способны купить нож или угнать грузовик, но едва ли в состоянии достать стрелковое оружие или собрать взрывное устройство.

Психическое здоровье — не сильная сторона «диванных джихадистов»

Регулярно общающиеся со своими единомышленниками в тематических чатах «диванные муджахиды» постоянно находятся на взводе. Это далеко от нормального состояния; повышенная нервозность, мания преследования и перманентное возбуждение для них — обыкновенное мироощущение.

Поэтому когда происходят одиночные атаки в различных странах мира представители «диванной» прослойки крайне бурно на них реагируют. Некоторые ограничиваются высказываниями в интернете, но единицы все-таки выходят на улицу и с переменным успехом пытаются повторить вдохновивший их опыт.

Предположительно совершивший нападения в Сургуте 23-летний Бобичел Абдурахманов вполне подпадает под заданную ролевую модель, однако это никак не доказывает, что он действительно был сторонником «Исламского государства».