«Диджей кайфоломит»

Полиция у клуба заставляет снять штаны и ищет наркотики под половыми органами

Фото: Matt Cardy / Getty Images

С четверга по воскресенье в Москве прошел фестиваль музыки и технологий «Синтпозиум». Днем — лекции, презентации и паблик-токи, а с позднего вечера и до утра артисты со всего мира устраивали танцы. «Лента.ру» записала курьезные происшествия ночной программы мероприятия.

«"Родня" не резиновая»

Вечеринки до рассвета проходили на трех локациях — на «Винзаводе», заводе «Плутон» и в клубе «Родня» на «Артплее». Последняя площадка, довольно популярная и вне рамок фестиваля, собирала самые большие очереди, а внутри было не протолкнуться. Посетители оставляли раздосадованные сообщения на Facebook-странице «Синтпозиума»: «”Родня” не резиновая!» — но люди не сдавались и стремились внутрь. В час пик (с полуночи до двух часов ночи) время ожидания на вход достигало 40 минут — но если повезет, улыбчивая девушка-волонтер могла протащить без очереди по своему VIP-браслету.

К утру очередь рассасывалась, однако для некоторых на пути в «Родню» возникали другие препятствия. Как, например, для одного сильно выпившего господина. Охранники в синих куртках под цвет его душевного состояния никак не хотели внимать его мольбам и пропустить на поиски девушки.

— Я не могу сейчас с тобой разговаривать, ты неадекватен.

— Ну прошу вас, пожалуйста, мне надо найти ее!

— Ничего не могу сделать.

— Вы можете, вы можете ее разыскать. Это очень важно!

— Как ее зовут?

Молчание.

— Как ее зовут? Маша?

— Нет, не Маша.

— Даша?

— Нет.

Охранники смеются в голос.

— Ты забыл, как зовут твою девушку?

— Ну пожалуйста, не надо… Мы только сегодня познакомились…

На самом деле технари не тусуются у левой колонки

В «Родне» две сцены, одна из них — в надстройке с верандой, куда все сходились не столько покурить, сколько подышать свежим воздухом после душного танцпола.

— Ну все, пойдем внутрь.

— Там негде стоять.

— Постоим у правой колонки. Или у левой, где все технари, как я недавно в одной статье прочел.

— Ну-ка, ну-ка, че за статья.

— Да на «Ленте» какой-то бред вышел. Сейчас даже процитирую, — долго ищет нужный материал в телефоне, находит. — «Технари всегда тусуются у левой колонки, это такая тема для своих. Я как-то общался с настоящими технарями…»

— Полный бред.

— Абсолютный.

Датчане Фредерик и Суне не очень понимают, что происходит — им не так описывали Россию. На деле оказалось, что водку в Москве пьют не с такой уж охотой, предпочитая егермейстер и сидр. Но не все так плохо, и с любой девчонкой можно поговорить про Ларса фон Триера — «Идиоты» в столице в большом почете, а у Фредерика в этом фильме снималась тетя.

Лилу

На «Плутоне» менее людно. На входе встречают охранники в парадных костюмах с галстуками. Услышав иностранную речь, они галантно указывают рукой внутрь и с улыбкой говорят: «Пли-из». С русскоговорящими тоже обходятся весьма по-джентльменски: «Добро пожаловать, мы вас уже заждались».

В помещении, словно созданном специально для мини-рейвов (за исключением того, что туалет здесь на улице — «как у бабы Маши в деревне», по словам одного из гостей), мрачного вида кавказец с увесистой спортивной сумкой через плечо хмуро фотографирует бородатого парня. Тот невозмутимо обмахивает веером свое прикрытое лишь коротким платьем с золотыми пайетками тело — и яростно танцует, спотыкаясь на очень высоких каблуках. Съемка заканчивается, когда порция свежего ветерка из-под веера прилетает в лицо кавказцу с камерой. Он смущенно отходит в сторону. Музыка медленно затухает, парень в платье отдает веер подруге и встает на колени, чтобы она охладила его спину.

— Ты здорово танцуешь, — говорит одна из женщин на танцполе.

— Спасибо, только мы сейчас уйдем отсюда, если диджей продолжит кайфоломить.

— Как тебя зовут?

— Лилу.

Диджеи действительно часто кайфоломили, а лайнап менялся по десять раз за вечер — из-за этого многие просто по незнанию пропускали любимых артистов, — и Лилу скоро направился в НИИ, но, как выяснилось позже, фейсконтрольщик дядя Слава не пустил его внутрь. Он объяснил это тем, что парню в платье в клубе «и морду ведь набить могут».

Руки на капот

В переулках, ведущих с одной площадки на другую, только и разговоров, что о полиции.

— Смотри, там полицейская тачка. Может назад?

— Это же ДПС, что они тебе сделают? У тебя сидр в картонном стаканчике, скажешь, что кофе.

— Ну не знаю, по дороге сюда кому-то руки на капот заламывали. А Андрея прямо из такси вытащили и обшмонали.

ДПС? Точно? Они вообще имеют на это право?

— Да кто знает. Мы не знаем своих прав, а они, видимо, не знают своих обязанностей.

Блогер Анатолий Капустин утром в воскресенье рассказал в Facebook, что ночью у клуба его остановила полиция, заставила выйти из такси и внимательно досмотрела. Началось с сумки, после чего его попросили снять ботинки и носки.

«Но и это еще не все, вишенкой на торте была просьба "так, а теперь снимите штаны и отогните резинку трусов"», — продолжает он.

«Дальше была эпическая фраза "ЧЛЕН ПОДНИМИТЕ, Я ТУДА ПОСВЕЧУ, ВДРУГ ВЫ ТАМ ТАБЛЕТКИ ПРИКЛЕИЛИ". Я не упустил момент покрутить членом перед лицом полицейского, видимо он этим удовлетворен был и на этом все закончилось».

Капустин уточнил «Ленте.ру», что это произошло у «Артплея» на повороте с набережной Яузы.

За алкоголем многие идут в привокзальный кафе-бар «Шаурма»: там уютно, малиновые жевательные конфеты в качестве комплимента от шефа, принимают карты, а большой бокал грузинского вина в стаканчике из-под кофе стоит 200 рублей.

Значительное расстояние между разными площадками одного фестиваля кому-то может на первый взгляд показаться минусом, но на самом деле эта мера стала даже необходимой в последнее время. Люди не любят всю ночь проводить в одном заведении, и все равно срываются рано или поздно в другой клуб, а тут есть возможность устроить марафон без нужды еще раз оплачивать вход. Это что-то вроде «золотой мили» из фильма «Армагеддец» Эдгара Райта, когда надо обойти все злачные места города до рассвета. Не понравилось в «Родне» — идешь на «Плутон» или «Винзавод», а если и они надоели и есть лишние деньги — в пешей доступности НИИ или «Газгольдер».

Бетховен цифровой эры

Ночью работала выставка «А=А?» в большом винном хранилище на «Винзаводе» — спускаешься десять пролетов по железной лестнице и попадаешь в огромный погреб со световыми инсталляциями. На стенах разъяснения — что-то вроде «арт-группа исследует отношения бренда и потребителя», а рядом с надписью — экраны с помехами.

Один из объектов — красные лазерные указки, которые загораются с определенной частотой.

— Сейчас сыграю цифровую версию «К Элизе», — девушка присаживается у проекторов и начинает поочередно закрывать рукой источники света, как клавиши на фортепьяно. Сопровождается действо фальшивым воспроизведением соответствующих нот и громким смехом, что очень настораживает одного из охранников. Он встает неподалеку. Девушка поднимается и подходит к нему вплотную.

— Это современное искусство. Цифровая эра — это я.

Культура20:3517 ноября

Упавшая звезда

Песни Евгения Осина знает вся страна. Он умер в безвестности и нищете