Чуть помедленнее, Клуни

Кого убивает Мэтт Дэймон и какую страну спустили в канализацию

Кадр: фильм «Субурбикон»

«Лента.ру» продолжает докладывать с Венецианского фестиваля: в конкурсе показали снятую по лукавому сценарию братьев Коэн криминальную комедию «Субурбикон» Джорджа Клуни и раскручивающее случай вокруг водопроводной трубы до проблемы национального масштаба «Оскорбление» ливанского режиссера Зиада Дуэри.

Фильма с более звездной родословной, чем у «Субурбикона» Джорджа Клуни, в конкурсе Венецианского фестиваля этого года, пожалуй, нет — и речь не только о самом режиссере или еще в 1980-х написавших этот сценарий братьях Джоэле и Итане Коэне, но и об актерском составе, в который входят Мэтт Дэймон, Оскар Айзек и Джулианна Мур. Причем последняя играет здесь сразу две роли — Роуз Лодж, парализованной после ДТП жены финансиста по имени Гарднер (Дэймон), и ее здоровой сестры-близняшки Маргарет. Одной из них, впрочем, недолго фигурировать на экране — сюжет в фильме Клуни запускает странное преступление. В дом Лодж посреди ночи вторгается пара отморозков: поиздевавшись над хозяином дома, они вырубают всю семью хлороформом — вот только в отличие от родных несчастная Роуз отойти от отравления так и не сможет. Что дело в этой истории нечисто, заподозрит даже школьник-сын Лоджа Ники (Ноа Джуп) — что уж говорить о полиции, недоуменно ищущей мотив этого ночного нападения, или детективе (Оскар Айзек), который представляет интересы страховщиков.

Это, то есть, типичный коэновский сюжет, которым движут мелкотравчатые обывательские амбиции и непомерная, сверхъестественная алчность и который обязательно увенчается в финале абсурдистской кровавой баней. Более-менее легко представить, и как бы ставили его сами Коэны — они бы наверняка выжали максимальный фетишистский эффект из времени (1950-е) и места (преувеличенно образцовая американская провинция) действия. Клуни, впрочем, экономично и достаточно бодро снимая криминальную коллизию сюжета в отличие от своих сценаристов предпочитает обходиться без излишней стилизации — если не считать бравурный пролог, пародирующий телерекламу из пятидесятых и представляющий городок Субурбикон, где «почувствуют себя своими люди со всех концов Америки».

О том, насколько это обещание обманчиво, станет ясно, как только у дома чернокожих соседей Лодж начнут гореть покрышки и звучать расистские лозунги. Недокрученность режиссуры Клуни хорошо заметна именно по этой второстепенной линии — вместо тайного, подсознательно разжигающего страсти посреди одноэтажной Америки 1950-х фитиля она служит скорее странным придатком к основной истории, интегрированным в фильм так же фальшиво, как негритянский средний класс — в эйзенхауэровское общество «всеобщего» благоденствия. Вместо действительно подрывной, провокационной притчи о корнях современных американских разногласий у Клуни, по большому счету, получается бойкий, но анекдот — из-за этого даже эффектные выходы Дэймона с Мур в ролях замечтавшихся о богатстве прохиндеев-обывателей выглядят несколько кастрированными.

Напротив, дистанцию от анекдота к притче, от банальной цепочки происшествий к универсальным эмоциям, удается пройти другой конкурсной картине — куда менее, конечно, в сравнении с «Субурбиконом» раскрученному «Оскорблению» ливанского режиссера Зиада Дуэри. Здесь сюжет тоже запускается несколько абсурдным происшествием: в пролетарском районе Бейрута ссорятся на пустом месте автослесарь-христианин Тони (Адель Карам) и прораб-палестинец Яссер (Камель Эль Баша) — первый агрессивно отказывается пустить второго к себе в дом, чтобы тот в рамках программы благоустройства местных улиц починил неправильно проведенный водосток канализации. Строитель злится и произносит слова «гребаный придурок» — а его начальство вскоре получает от уязвленного Тони иск об оскорблении чести и достоинства. Затеянные женами и начальниками спорщиков попытки достичь компромисса ситуацию только усугубят — и вот уже Тони с Яссером к всеобщему смятению будут выяснять отношения в суде.

Не пройдет и получаса экранного времени, а смехотворный инцидент уже разгорится до события национального масштаба, вытащив на поверхность застарелые и не то чтобы сильно потаенные обиды между христианами и мусульманами, не говоря уже о всеобщей ненависти к израильтянам, оккупировавшим Ливан в начале 1980-х. Режиссер «Оскорбления» Зиад Дуэри, разжигая страсти персонажей, бойко накручивает темп и ввинчивает в вымышленную историю реальные проблемы — Тони, например, то и дело смотрит архивные записи националистических речей давно убитого политика-фалангиста Башира Жмайеля, а в решающий момент фильм вскроет толком не зажившие раны гражданской войны, раскроившей Ливан тридцать лет назад.

Примерно в середине «Оскорбления», с нагнетанием конфликта между Тони и Ясером, у зрителя возникнет опасение, что Дуэри вот-вот ударится в звягинцевскую метафору и начнет судить простых обывателей за общенациональные грехи и беды — но, к счастью для фильма, из этой колеи он предпочитает вырулить к бодрой, чем дальше, тем все более комичной судебной драме. Неудивительно, что когда этот театр абсурда вдруг высветит всю трагичность своих оснований, этот эмоциональный переход будет ощущаться не просто авторской вольностью, а подлинным, оправданным как частной историей, так и историей целой страны откровением.

Обсудить
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Доброе утро, Вьетнам!
Еще одна азиатская страна сошла с ума по караоке
«Бабушка спрашивает, заставляют ли мусульмане сменить веру»
История москвички, которая переехала в Объединенные Арабские Эмираты
Жируха
В лондонской канализации нашли мерзкое нечто
Тайное оружие наркобаронов
У них есть танки, суперкомпьютеры и беспилотники
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки