«Если не сдержу слово — повешусь»

Летучая нагрянула в больницу и наткнулась на апокалипсис и обгаженные туалеты

Во вторник, 3 октября, Елена Летучая приехала в Воронеж с мастер-классом в экономико-правовой институт. Послушать телеведущую собралось 400 человек из разных вузов. Во время сессии вопросов и ответов одна из поклонниц Летучей, 24-летняя Екатерина, пожаловалась на местную больницу. «Там тараканы, сквозняк, нет отопления, меня продуло», — сетовала девушка. Недолго думая ведущая решила наведаться в неблагополучное учреждение с импровизированной проверкой. «Лента.ру» рассказывает, как планировала посетить лекцию Летучей, а угодила в больницу.

Проспект Революции, 12, здание Воронежской городской клинической больницы номер два, названной в честь светила офтальмологии Константина Федяевского. В середине XIX века он по распределению попал в Воронеж на место тюремного врача и совершил переворот в местном здравоохранении. Федяевский первым озаботился состоянием больниц и условиями содержания в них, которые не выдерживали никакой критики. Выдающийся врач добился, чтобы в больнице создали систему вентиляции, провели водопровод, установили ванны и просто обеспечили комфорт. На вопросы земской комиссии, зачем невежде-мужику из деревни такие роскошества, Федяевский отвечал, что любой больной достоин хорошего ухода.

Именно в больницу Федяевского нагрянула Летучая. Когда-то за строительством лечебного учреждения следил сам император Александр I. Сейчас от былого величия ничего не осталось. Историческое здание с крепкими колоннами больше напоминает военный госпиталь в осажденном городе — старенькие низенькие коечки, покрытые лежалыми матрасами и застеленные свалявшимися шерстяными одеялами, хилые стулья и банкетки в коридорах, ржавые носилки, клубки проводов, нависающие над посетителями со стен c разводами. Атмосферу постапокалипсиса только усиливают тихо ковыляющие по коридорам больницы пациенты.

***

Охраны в больнице нет, консьержа на месте тоже не оказалось, поэтому ведущая вместе с добрым десятком увязавшихся за ней студентов беспрепятственно передвигается по медучреждению под изумленными взглядами больничного персонала.

Незабываемые впечатления не заставили себя ждать. В первом же туалете приемного отделения проверяющих встретили тараканы и резкий запах экскрементов. Источник вони заметен невооруженным глазом — груда фекалий на кромке унитаза.

Местный персонал это как будто не удивляет. Сидящая в кабинете поблизости сестра-хозяйка Любовь Ивановна объясняет, что тараканы в больнице действительно бывают, их травят, но тщетно. Виновники оплошности в туалете — вероятно, студенты медицинского института, которые ежедневно проходят в больнице стажировку, считают медработники. По словам Любови Ивановны, будущие медики часто ведут себя не вполне прилично. «Бывает, заходишь в туалет, а там все стены тем самым обмазаны», — сетует ее коллега Людмила, стоя под иконой в арке.

«Туалеты убирают регулярно. Поймите, тут студенты ходят толпами, а у нас всего одна санитарка», — объясняет она.

Инспекция во главе с Летучей двинулась на второй этаж пообщаться с пациентами. Стены вдоль старинной лестницы, ведущей в отделение хирургии, увешаны портретами великих врачей. Глядя на них, понимаешь, насколько здесь ценят историю. Но и только. В первой же палате Летучая просит показать пациентку матрас, на которой она спит. Очевидно, матрас пожелтел от частых контактов с физиологическими жидкостями.

Больные пожаловались на то, что в клинике нет душа, поэтому они не моются неделями, а также рассказали, как две недели мерзли без отопления. Тепло в палаты дали только 2 октября. Они понимают плачевность происходящего, но не жалуются — безропотно кутаются во всю одежду, что взяли с собой.

На вопрос, почему никто не бьет тревогу из-за скверных условий содержания, удивленные пациенты покорно отвечают, что врачи в этой клинике хорошие и просят не говорить в передаче плохого про медиков. «На сколько баллов бы вы оценили эту больницу?» — спрашивает Летучая. «На ноль, — отвечает одна из пациенток. — Только врачи тут хорошие».

«Наконец-то теперь хоть что-то отремонтируют», — глядя на движущуюся процессию, к которой успели присоединиться местные журналисты, делится одна из местных жительниц. Она пришла навестить родственницу в отделении хирургии. «Эту больницу уже давно хотят закрыть как непригодную. Но сейчас по той же причине у нас очень много лечебных заведений закрывают, а больных размещать негде. Видимо, поэтому решили пока попридержать процесс».

Из палат высыпали пациенты. «Батюшки святые», — бросает проходящая мимо сотрудница. Медперсонал расчехляет камеры телефонов и тоже начинает снимать.

***

Делегация пытается найти хоть кого-то из руководства, кому можно адресовать накопившиеся вопросы. В пять часов вечера главврача на месте нет. Только спустя полчаса к публике выходит дежурный врач гнойной хирургии Владимир Викторович — аккуратный молодой доктор, внешний вид которого явно контрастирует с антуражем больницы. Интеллигентный, кроткий врач принял весь огонь на себя. Тараканов и описанные матрасы он объяснить не смог, отметив, что уполномочен комментировать только лечебную часть процесса.

«Ну как же так? Вы же видите, что в больнице все очень плохо. Неужели вас не беспокоит это безобразие?» — сокрушается ведущая. Доктор виновато улыбается и отвечает, что его такое положение дел тоже не устраивает, но путей разрешения проблемы он не видит. Вместе с ведущей он заходит в палату, потолок которой пострадал от протекания крыши. На окне под протекшим углом в ряд выстроены иконы.

«Понятно, что крыша течет, но почему бы вам не проявить инициативу: хотя бы взять и побелить потолок собственными силами, что ли. Вы ведь делаете ремонт в своем доме, почему бы не навести порядок здесь?» — обращается Летучая к Владимиру Викторовичу. Белили, и не раз, отвечает тот, только ржавые пятна после каждой новой течи проступают вновь.

Персонал, доселе воспринимавший визит Летучей как веселое приключение, постепенно раздражается. «Вы говорите о санитарном состоянии, а сами ходите без бахил», — делает замечание работница гнойной хирургии. «Мы бы с удовольствием их приобрели, если бы при входе нам их кто-то предложил, но ведь там никого нет!» — отвечает ведущая. «У вас тараканы в туалетах, едва ли наша грязная обувь в этом виновата», — парирует молодой студент.

В толпе обнаруживается пресс-секретарь департамента здравоохранения Воронежской области Оксана Козлова. Она встает на сторону руководства клиники. По ее словам, больницу вскоре ждет объединение с другим медучреждением, поэтому пока заведение находится в переходном периоде. «Мы признаем, что проблема есть, но врачи стараются», — поясняет она. Долгий словесный баттл с заезжей ведущей подводит чиновницу к главному вопросу. «Вы хотите ответа на вопрос, почему не хватает финансирования?» — с вызовом говорит Козлова. Летучая возражает, что дело вовсе не в финансировании, а в контроле за учреждением, где такая антисанитария. Чиновница заверила, что приняла сигнал, и пообещала обсудить положение дел с главврачом, который, как оказалось, назначен на этот пост совсем недавно.

Он оперативно подъехал после того, как с ним связалась чиновница. «Ну что, удалась ли подстава?» — спрашивает исполняющий обязанности главврача Сергей Токарев, пробираясь сквозь толпу журналистов и студентов, обступивших очередной туалет. Его провожают недоуменными взглядами.

«Я уходил — никаких тараканов не было», — заверяет он. На возмущенные возгласы аудитории руководитель заявил, что ему нужно самому во всем удостовериться, — и пропал. Позже он мельком появился, нервически пояснив, что у него «другие дела». Токарев, уверенный в том, что нападки на его больницу не что иное, как фабрикация, пообещал проверить, действительно ли Екатерина, жаловавшаяся Летучей на больницу, проходила в ней лечение, и разобраться со всеми нарушениями. «А если вы не сдержите слово?» — поинтересовалась ведущая. «Ну я тогда не знаю — повешусь», — подытожил Токарев.

***

Выйдя из больницы, во дворе, раздосадованная ведущая, одетая в синее платьице, долго размахивала руками и негодовала по поводу результатов проверки. Сверху со здания на нее смотрела табличка с надписью: «Здесь работал видный деятель воронежского здравоохранения Федяевский Константин Васильевич», о стараниях которого в Воронеже, похоже, давно забыли.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
«Замуж за американца не хочу»
История москвички, переехавшей в Лос-Анджелес и ставшей продюсером
Доброе утро, Вьетнам!
Еще одна азиатская страна сошла с ума по караоке
«Ее повел на костер собственный брат»
В отрезанной от мира деревне устроили охоту на ведьм
Жируха
В лондонской канализации нашли мерзкое нечто
Когда за Квята не стыдно
Как Формула-1 провела безошибочный Гран-при США. Ну, почти безошибочный
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки