«Холодно, но это неважно»

Чего ради кубинцы решили развивать сальсу в Сибири

Фото: Сергей Киселев / «Коммерсантъ»

Десять лет назад житель Красноярска Андрей Корзун основал первую в городе школу сальсы — энергичного танца, который считается национальным достоянием Кубы. И хотя сама школа не имела большого успеха, на ее базе был создан танцевальный фестиваль Hot Winter in Siberia — вероятно, самый масштабный в России. В самое холодное время года, в первую неделю января, в Сибирь съезжаются преподаватели латиномериканских танцев — сальсы, бачаты, кизомбы. Как Красноярск — город, где в 2007-м никто не знал о сальсе, — стал задавать танцевальные тренды на всю страну? Почему кубинцы каждый год садятся в самолет и летят туда, где температура опускается до минус 40? Ответы на эти и другие вопросы искала «Лента.ру».

***

Андрей Корзун, организатор Hot Winter in Siberia:

«Танцы по 15 часов в сутки»

После того как я вернулся из Германии, мне хотелось заниматься танцами, но нигде не мог найти школу, и тогда я решил открыть собственную. Это было в феврале 2007 года. Потом мы пригласили ребят из Новосибирска, чтобы они провели у нас мастер-классы, и они приехали большой компанией. А затем я написал в чате сибирской сальсы: «Давайте на Новый год встретимся, проведем у нас мастер-классы, фестивальчик сделаем». Я пригласил Новосибирск, Иркутск, еще какие-то города. Приехал мой первый тренер из Германии, был преподаватель из Москвы. И вот с января 2008 года у нас стало традицией проводить фестиваль. Он рос с каждым годом, а после пяти лет мы сделали ребрендинг, разработали фирменный стиль, и сейчас уже в 11-й раз будем проводить это мероприятие.

К нам приезжают делегации из Монголии, Якутии, с Дальнего Востока, из Казахстана многие приезжают, из Читы, Улан-Удэ. Едут группами по 15-20 человек, с учетом того что еще пару суток они проведут в поездах, чтобы неделю прожить в Красноярске. Для них это не просто фестиваль, это возможность за короткий промежуток времени очень сильно повысить свой уровень.

При этом есть такая банальная вещь, когда свое ценится не так сильно, как чужое. В этом смысле Красноярск не уникальный город, и те, кто живут в Красноярске, не так ценят фестиваль, но чем дальше от Сибири, тем выше его значимость для людей.

Мы предоставляем гостям фестиваля много возможностей. Они могут, например, по 15 часов в сутки изучать только свой танец. Конечно, за неделю, когда около ста часов занимаешься одним направлением, твое мастерство вырастает в разы. И когда люди уезжают, они либо танцуют совсем на другом уровне, либо, если это преподаватели, спокойно до следующего года эту информацию перерабатывают.

Наша особенность в том, что, как правило, мы задаем тренды. То есть первую кизомбу в Россию привез я, когда пригласил Инаки Фернандеса (испанский преподаватель бачаты и кизомбы международного класса, работает в Великобритании — прим. «Ленты.ру»). Доминиканской бачаты тоже сначала не было. Чино (кубинский преподаватель стиля, который называют доминиканской, то есть аутентичной, бачатой, работает в Москве — прим. «Ленты.ру») преподавал в Москве, но это знали те, кто занимается у Чино. А вот в стране те, кто собираются по фестивалям, только во сне ее видели. Кизомба и доминиканская бачата начали развиваться лишь с 2011-12 года, и у нас в том числе. Но мы первые сделали это так масштабно.

Красноярск сейчас немножко превращается в некий город-фестиваль. Hot Winter заходит на новую площадку, это Международный выставочный центр, и там порядка 15-20 тысяч квадратных метров территории, которая полностью в нашем распоряжении. Мы хотим давать другим организаторам на откуп какой-то день или несколько дней и площадку и находить пути взаимодействия. То есть они проводят мастер-классы, а у наших участников будет возможность посетить их занятия, например по хип-хопу, для общего развития.

Дело в том, что качество социального танца у нас сейчас очень низкое, и чем больше преподавателей-дилетантов, тем печальнее картина на танцполе. Я это вижу по всей стране и стремлюсь к тому, чтобы люди, особенно преподаватели, которые пытаются профессионально заниматься танцами, зарабатывать на этом, чувствовали больше ответственности перед теми, кого они обучают. И моя цель — сделать все, чтобы повысить уровень преподавания.

***

Адонис Сантиаго, преподаватель сальсы:

«Здесь у участников огромный выбор»

Безусловно, это очень интересный и продуктивный фестиваль. Это целая неделя — и ученики, и преподаватели могут использовать это время на 100 процентов. Hot Winter необычен тем, что ученики могут позаниматься у разных педагогов — из Европы, из России, отовсюду. Обычно фестивали продолжаются не больше трех дней и на них приглашают одного-двух преподавателей. А здесь у участников огромный выбор.

Преподавателям тоже очень важно это мероприятие, опять же, благодаря тому, что длится оно неделю. За семь дней учитель может дать гораздо больше информации, раскрыть больше тем. Ему не приходится все время урезать, обрывать себя на полуслове, чтобы уложиться в отведенные часы. И, конечно, очень важен обмен опытом, навыками, знаниями между всеми участниками.

***

Чино, преподаватель бачаты:

«Это грандиозное событие, которое ежегодно объединяет людей из разных стран»

Я работаю в России больше десяти лет, преподаю доминиканский стиль в бачате и могу сказать, что крайне мало мероприятий, по размаху сравнимых с красноярским фестивалем. Это грандиозное событие, которое ежегодно объединяет людей из разных стран. Они приезжают, знакомятся, заводят новых друзей. Днем учатся, глубже погружаются в предмет, в свое танцевальное направление. В то же время у них есть возможность за короткий срок узнать много нового: походить к разным преподавателям, познакомиться с новым танцем или полностью посвятить себя совершенствованию своих навыков. Можно сказать, что Hot Winter дает танцевальное образование — приходи и бери, круглыми сутками.

На самом деле эта возможность познакомиться с новыми стилями очень важна. Это повышает уровень мастерства, позволяет ученику лучше понять себя, позволяет расти и развиваться. И не только ученикам, преподавателям тоже. Я не могу винить танцора в том, что он что-то делает не так, что он плохо танцует — это всегда вина преподавателя. Это очень деликатная тема, но есть учителя, которые пока просто не готовы преподавать. И такие фестивали помогают им понять — либо что им надо еще многому научиться, прежде чем учить других, либо что надо что-то изменить в своей работе. Красноярск отлично решает эту задачу.

Кроме того, фестиваль способствует распространению латиноамериканских танцев. Это очень хорошая реклама. Люди приезжают, танцуют, им нравится, они делятся с друзьями, пишут об этом в соцсетях. Я помню, как мало в России танцевали, когда я только приехал сюда. А сейчас школы танцев на каждом углу, даже в фитнес-клубах учат сальсе! И дальше — больше.

***

Аннелис, преподаватель фольклорных кубинских танцев международного уровня:

«В Красноярске, конечно, холодно, но это неважно»

Я приехала на Hot Winter in Siberia впервые в прошлом году, много о нем слышала, и мне было интересно поучаствовать в этом мероприятии. И могу сказать: самое важное, что фестиваль дает всем участникам, — это обмен опытом, навыками и энергией, позитивной и негативной.

Преподаватели, в свою очередь, получают возможность передать знания большему числу учеников. Также для них это хорошая реклама, особенно для тех, кто только недавно начал карьеру. К сожалению, большей частью представлены популярные танцы, мейнстрим, а развивать «немодное» — коммерчески невыгодно.

В Красноярске, конечно, холодно, но это неважно: мы все время почти не выходили на улицу.

69-я параллель00:01 4 ноября

«Это моя территория»

Он снимает северные земли с самолета. Никто больше этого не делает