Петух — любовник Сатаны

Самые невероятные казни животных от Средневековья до наших дней

Кадр: фильм «Горячие головы»

В начале декабря датчанин проиграл суд бобрам: он хотел получить компенсацию за испорченное грызунами имущество, но в итоге сам оказался должен за судебные издержки. Возможно, живи он несколькими веками ранее, исход дела был бы совсем другим. «Лента.ру» решила вспомнить историю судебных процессов над животными от Средневековья до наших дней.

Страдающее Средневековье

В книге историка Эдварда Эванса «Уголовное преследование и смертная казнь животных», выпущенной в 1903 году, описаны больше двухсот процессов над разными зверями. Чаще всего перед судом представали домашние животные, хотя нередко доставалось и вредителям, например, крысам.

В 1474 году жители швейцарского города Базель и окрестных деревень собрались посмотреть на необычную казнь. К сожжению на холме Коленберг приговорили петуха, сотворившего невиданное противоестественное преступление: он посмел отложить яйцо. А каждый крестьянин знал, что из яйца петуха, с которым сношалась либо ведьма, либо сам сатана, может появиться только жаба или змея, под светом солнца превращающиеся в василиска — страшное чудовище, способное уничтожить всю округу только взглядом. Бедного петуха оправдали через пятьсот лет: в 1974 году суд Базеля исправил судебную ошибку, когда выяснилось, что птицы могут менять пол из-за инфекционного заболевания.

Казни животных зачастую были не менее жестокими, чем казни людей. В 1386 году в городе Фалезе во французской Нормандии свиноматку приговорили к избиению и повешению за убийство ребенка. Животное нарядили в человеческий костюм и казнили на городской площади. Это обошлось государству в десять су и десять денье, не считая новых перчаток для палача. Перчатки нужны были, чтобы метафорически показать: палач действует чистыми руками и выполняет волю Фемиды, а не просто убивает свинью на манер обычного мясника.

Но иногда даже самым зловредным животным выносили оправдательные приговоры, если у них находился хороший защитник. В начале XVI века Бартоломео Шассене вступился за крыс, которых суд города Отен во французской Бургундии признал виновными в уничтожении всего ячменя в амбарах провинции. Чиновники объехали несколько зернохранилищ, где зачитали крысам их права и обязанности и сообщили о дате слушания. Адвокату пришлось немало потрудиться, чтобы оправдать обвиняемых со столь скверной репутацией, которые к тому же имели наглость не явиться на слушания против них.

На первом заседании суда Шассене заметил, что раз обвиняются все крысы провинции, то одной повестки в суд недостаточно: надо расклеить призывы по всем городкам и деревням Бургундии. Суд счел это требование справедливым, однако и после его выполнения крысы не предстали перед судом в указанный час. Тогда Шассене сослался на то, что его подзащитным предстоял долгий и опасный путь, и они уже были готовы рискнуть, но помешали кошки, смертельные враги, поджидающие их на каждом углу. Адвокат напомнил о праве подзащитного не являться в суд, если существует угроза его жизни. По некоторым источникам, он велел вручить каждой крысе охранную грамоту и заставить всех хозяев кошек в городе поручиться, что их питомцы не тронут крыс. Разумеется, на это не согласились, следующее слушание отложили на неопределенный срок, а потом дело и вовсе затерялось в веках.

Если уж крыс удалось оправдать, стоит ли удивляться добродетелям ослицы? Когда в 1750 году, уже в Новое время, некоего Жака Феррона застали за прелюбодеянием с ослицей во французском городе Ванв, суд приговорил к смертной казни за содомию и пылкого любовника, и домашнюю скотину. Но за ослицу вступились местные жители. По словам крестьян, за все четыре года, что они ее знают, она была «добродетельной и послушной». Они составили целую петицию, которую подписал местный священник, отметив что «и в словах, и в делах это честнейшее существо». В итоге ослицу оправдали как жертву насилия, а согрешившего с ней Феррона повесили.

Электрическая казнь слона

К сожалению, даже в XX веке не везде отказались от казни животных. В 1963 году в Триполи по решению суда умертвили 75 голубей, через которых контрабандисты получали деньги от подельников из Италии, Греции и Египта. Суд признал птиц «слишком умелыми и опасными, чтобы выпустить их на волю». Натренировавших их преступников просто оштрафовали на не слишком большую сумму.

Порой животных казнили и вовсе без суда и следствия. В конце 1902 года в Луна-парк Кони-Айленда зазывали посетителей на необычайное представление — казнь слонихи Топси. За три года она убила трех человек, в том числе дрессировщика, который дрессировал ее, прижигая зажженной сигаретой. Слониху хотели повесить, однако защитники животных настояли на более гуманной процедуре, потребовав также, чтобы на самой казни присутствовала только пресса и минимум гостей.

В итоге Топси решили казнить при помощи электрического тока, предварительно накормив морковкой с цианистым калием. 4 января 1903 года приговор привели в исполнение. Смерть слонихи после десятисекундной агонии засняли на кинопленку представители компании Томаса Эдисона Edison Manufacturing Co., разработавшие инструмент для казни. Ролик назвали «Электрическая казнь слона».

Но все же большинство процессов над животными в XX веке были скорее забавными, чем трагичными. 23 января 1962 года перед судом Парижа предстала мартышка по имени Макао. Она убежала из квартиры своего хозяина, залезла к соседям, которых не было дома, съела там губную помаду, сломала несколько дорогих безделушек и украла коробочку, где, по словам пострадавших, хранилось драгоценное кольцо.

Хозяин мартышки уверял, что никакого кольца не было, и выражал готовность вернуть пустую коробочку. Он аргументировал тем, что мартышка никак не могла открыть коробку. Судья велел привести обезьянку, и та у всех на глазах продемонстрировала умение открывать самые разнообразные коробки. В итоге хозяину мартышки пришлось заплатить за весь причиненный ущерб.

В 1924 году все американские газеты рассказали о лабрадоре Пепе. Этот пес, по словам журналистов, загрыз любимую кошку жены губернатора штата Пенсильвания Гинфорда Пинчота. Политик пришел в ярость и немедленно подал в суд. У пса не нашлось адвокатов, и его приговорили к пожизненному заключению. Пса даже сфотографировали с номером С2559 на шее, как обычного заключенного. Однако в тюрьме Пеп не страдал: ему разрешали менять сокамерников по желанию, а когда заключенные с утра садились на автобус, который отвозил их на стройку другой тюрьмы, пес запрыгивал в него, когда охранники называли его номер.

В 1930-м он скончался в тюрьме от старости после шести лет заключения (42 собачьих года). Впрочем, еще в 1926 году New York Times восстановила доброе имя Пепа и доказала, что все это просто красивая легенда. Во-первых, Пеп не убивал кошку, а просто разодрал диван политика, во-вторых, в тюрьму он попал не в качестве наказания, а на работу. Пинчот считал, что заключенных можно и нужно исправлять, поэтому отправил туда своего лабрадора, чтобы он скрашивал их досуг. А историю про кошку придумал, поскольку опасался за свою репутацию.

Павиан и камера

Животных судят и в наше время, но теперь их права защищены куда лучше. И даже если они проигрывают дело, за них есть кому заступиться. В 2008 году в Македонии медведь захотел полакомиться медом и попытался залезть на пасеку к пчеловоду Зорану Киселоски. Не тут-то было: пасечник заметил косолапого гостя и решил его напугать. Он врубил через колонки на полную громкость хит сербской звезды Цецы в жанре турбо-фолк, включил прожекторы и устроил светопредставление.

Противостояние Киселоски и медведя продолжалось несколько недель, но человека подвела техника: электрогенератор сломался, и музыка смолкла. Тут-то медведь и атаковал ульи. Суд города Битола признал его виновным в краже, но у медведя не оказалось хозяина, к тому же он принадлежал к охраняемым видам, поэтому государство обязалось выплатить пасечнику 140 тысяч динаров (примерно 123,5 тысячи рублей). Дальнейшая судьба медведя неизвестна.

В 2016 году в Дюссельдорфе судили собаку по кличке Леди. Дворняжку обвиняли в том, что она напугала до смерти двенадцать овец. В 2011 году внучка владелицы собаки, профессионального кинолога, гуляла с Леди без поводка. Увидев стадо овец, Леди случайно забежала в самую его гущу. Некоторое время у нее не получалось выбраться, и она громко лаяла от страха.

По словам владельца овец, после инцидента десять животных из его стада умерли, а два ягненка родились мертвыми. Ветеринар назвал причиной их смерти стресс, поэтому фермер потребовал компенсацию в 2900 евро (приблизительно 201,5 тысячи рублей). Хозяйка отрицает обвинения, утверждая, что Леди очень хорошая и спокойная собака, полностью оправдывающая свое имя. К тому же она работает терапевтической собакой в доме престарелых. А гулявшая с Леди девушка уверяет, что пастух пытался выгнать собаку из стада с помощью металлической трости и не раз прошелся ею по овцам. Против фермера говорит и тот факт, что он не первый раз подает в суд на владельцев собак. Судья до сих пор не вынес вердикт по этому делу.

Пожалуй, самое запутанное дело XXI века, связанное с животными, — суд за авторские права обезьяны на свое селфи. В 2011 году фотограф из Южного Уэльса Дэвид Слейтер отправился в Индонезию, чтобы снимать хохлатых павианов. Во время одной из съемок он заранее установил камеру и оборудование, отложил в сторону пульт дистанционного спуска и отошел. Обезьяны заинтересовались фотоаппаратом, решили с ним поиграть и сделали несколько снимков самих себя. Публикация фотографий вызвала жаркие дискуссии, когда обладатель прав на снимки Caters News Agency попросил их удалить одного из блогеров.

Блогер отказывался, ссылаясь на то, что фотографию сделала сама обезьяна, а не Слейтер. Позже фотографии были залиты на Викисклад (один из проектов под эгидой Википедии), и Слейтер заявил, что понес от этого финансовые убытки. Однако в суд не подал: в 2014 году американское Бюро авторского права признало, что снимок ему не принадлежит, раз его сделала обезьяна. Активисты организации PETA, борющейся за права животных, подали иск о том, чтобы права на снимок передали его автору — павиану Наруто. На это фотограф едко заметил, что на снимке изображена самка. В сентябре 2017 года PETA проиграла суд, но Слейтер обещал отдать 25 процентов заработанных на снимке денег в заповедник, где проводил съемки.

Возвращаясь к началу истории, вспомним незадачливого датчанина Финда Андерсен-Фрюдаля, проигравшего дело бобрам. В отличие от средневековых порядков, ему пришлось судиться не с самими животными, а с Датским агентством по охране природы. А ответчикам — не придумывать причины, почему бобры не явились в суд, а восстанавливать нанесенные животными повреждения. К тому же в итоге решение суда не имело никакого отношения к бобрам: истцу пришлось выплатить четыре тысячи евро (278,2 тысячи рублей) в качестве компенсации за судебные издержки.