Не считая Чубакки

«Последние джедаи» наконец вдохнули жизнь в возрожденные «Звездные войны»

Кадр: фильм «Звёздные войны: Последние джедаи»

В прокат выходят «Последние джедаи» — восьмой эпизод «Звездных войн», снятый прекрасным инди-режиссером Райаном Джонсоном. Конечно, корпоративные боссы Disney не могли дать Джонсону переизобрести нетронутый со времен Лукаса шаблон франшизы, но его отменное чувство кадра, стиля и юмора все равно позволяет вдохнуть в эту потрепанную схему жизнь.

И вновь продолжается бой. Повстанцы во главе с принцессой-генералом Леей (покойная Кэрри Фишер) всем флотом спешно отступают со своей засеченной силами Первого ордена базы. Узурпаторы власти и финансовых потоков в галактике не отстают — пусть Финн (Джон Бойега) оправился от ран и рвется в бой, а пилот экстра-класса Дэмерон Поу (Оскар Айзек) и геройствует в своем истребителе, пытаясь задержать наступление верховного лидера Сноука и его многочисленных подпевал. Самый одаренный из этих приспешников, некогда сын Леи и Хана Соло Бен, теперь предпочитающий псевдоним Кайло Рен (Адам Драйвер), при этом все еще получает от Сноука метафорических люлей: темная сторона требует от своего лучшего приверженца достижений посолиднее, чем патрицид. Кайло Рен злится, крушит свою вейдеро-подобную маску и благодаря напряжению Силы то и дело вступает в удаленный контакт (он же гляделки) с Рей (Дэйзи Ридли). Тоже отмеченная необычайным скоплением Силы девушка с планеты-помойки Джакку тем временем торчит на секретном острове, пытаясь добиться внимания Люка Скайуокера (Марк Хэммил) — легендарный герой в основном ворчит, предрекает учению джедаев заслуженную смерть и отказывается вникать в детали войны, рискующей уничтожить последние очаги сопротивления Первому ордену.

Два первых эпизода «Звездных войн», вышедших после приобретения франшизы растущей с каждым годом (и судя по новостям о сделке с Fox, не думающей тормозить) корпорацией Disney, продемонстрировали, что выжимать из детища Джорджа Лукаса сверхприбыли новые хозяева далекой-предалекой галактики намерены без малейших рисков для драгоценной интеллектуальной собственности. Что «Пробуждение силы» Джея Джея Абрамса, что спин-офф «Изгой-один» Гарета Эдвардса вводили во вселенную «Звездных войн» новых персонажей, нередко покрывали кадр космическими пейзажами нереальной красоты, закручивали новые интриги и раскрывали частности старых (как в «Изгое-один») — но ни на шаг не отступали от заложенной еще Лукасом и его классической трилогией сюжетной и стилистической основы.

Конечно, наивно было полагать, что шанс попробовать изобрести мир «Звездных войн» заново предоставят Райану Джонсону, автору «Кирпича» и «Братьев Блум», режиссеру с наиболее заметным индивидуальным почерком из всех, что пока работали над фильмами франшизы — полная квазишекспировских страстей и удивительных полетов авторской фантазии приквел-трилогия Лукаса, выходившая на рубеже веков, пока так и остается самым смелым, что случалось с этой экранной вселенной (кто бы что ни думал про Джа Джа Бинкса и мидихлорианы). Тем не менее в условиях ограниченной творческой свободы Джонсон, кажется, делает максимум возможного — пусть с точки зрения авторского кино его функции здесь и более-менее приближены к задачам дорогостоящего декоратора, нанятого обновить фасад зданию исторического значения.

В самом деле, «Последние джедаи» структурно придерживаются все той же формулы, что и обе предшествовавших им картины франшизы (а также более-менее любые блокбастеры, выходящие из закромов Disney — в первую очередь, кинокомиксы из вселенной Marvel с их нержавеющим гибридом из аттракциона и смехопанорамы). При 150-минутном хронометраже это фильм, сбитый так же плотно, как гимназистка в туго затянутом, не вздохнуть, корсете: все здесь поставлено на службу развитию сюжета, даже если движется тот посредством нагромождения смехотворных, высосанных из пальца препятствий и отыгрывания назад, обесценивания результаты только что решенных героями сиюминутных задач.

Продюсеры новых «Звездных войн», похоже, не очень верят в то, что их зрители в состоянии удерживать внимание в передышках интриги — поэтому здесь вовсе не уделяется времени такой мелочи, как раскрытие характеров персонажей — те, кажется, живут только когда заняты сопротивлением или, напротив, уничтожением, и не имеют никакой жизни — ни интересов, ни увлечений — за рамками сюжета. Если же что-то такое и проскальзывает, как в случае флешбэков о ссоре Люка Скайуокера и Бена Соло или короткого рассказа о прошлом Рэй, то вскоре выясняется: и эти моменты интроспекции необходимы для движения конвейера общей интриги. Такой сюжетно-ориентированный подход не был бы проблематичным, если бы в саму интригу закладывались хоть сколько-то глубокие идеи — но нет, история в «Последних джедаях» сводится исключительно ко все тому же набору банальностей из детсадовской игры в войнушку: «надежда не должна угаснуть», «сопротивление должно выжить любой ценой», «мы рождены, чтоб сказку сделать пылью».

И все равно, в этих омертвляющих обстоятельствах Джонсон ухитряется сделать достаточно, чтобы «Последние джедаи» — по крайней мере, на один-единственный просмотр — ощущались фильмом живым, дышащим, изготовленным штучным, а не конвейерным методом. Недостаток внимания к персонажам он искупает самыми вдумчивыми и насыщенными в истории франшизы крупными планами — артисты (особенно это касается расширяющего свой актерский диапазон с каждой новой ролью Драйвера) не подводят. Экшен, в отличие от Абрамса и Эдвардса, Джонсон ставит не только масштабно, но и без суетливой хаотичности: сколько бы истребителей и спидеров ни фигурировало в батальной сцене, замешательства по поводу того, что именно происходит в кадре, ни разу не возникает — то же касается погонь или боев на мечах и бластерах.

У Джонсона, наконец, — что в свое время особенно хорошо было заметно в самом недооцененном фильме режиссера «Братья Блум» — выдающееся для режиссера, работающего в массовом кино, чувство композиции и палитры кадра: то, как он использует в этом фильме золотой (во время небольшой вылазки тройки персонажей на планету-казино) и особенно красный цвета, заставляет вспоминать даже не Лукаса с его техникой кислотной CGI-окраски времен «Мести ситхов», а, например, таких арт-колористов от кино, как Дэвид Линч или Николас Виндинг Рефн. Что не менее важно, даже при таком, без остановок на характеры, предыстории и детали галактического мира, маршруте сюжета он ухитряется ввернуть то тут, то там пару элементов чистой фантазии: это и сцена с Рэй в зеркальной пещере на острове Люка, и убийственно смешной выход хранителей скайуокеровского очага, и даже напрашивающиеся на печальную судьбу гунганов и эвоков крошки-порги, которым предстоит заставить Чубакку задуматься о содержании своего рациона. Да, вот, кстати, единственное, что Джонсону можно предъявить как серьезную претензию, так это дефицит в кадре самого известного вуки во вселенной. Бог с ними, с психологией и разнообразием миров, но неужели нельзя было побиться с продюсерами за более развернутую роль Чубакки?

Культура00:0720 апреля

Игра была равна

Кино недели: от «Тренера» до «Свиньи»
21:4320 апреля