«Когда проводил болевой, не знал, что сломаю ему руку»

Экс-чемпион UFC Фрэнк Мир о России и бое с Федором Емельяненко

Фото: Josh Hedges / Zuffa LLC / Getty Images

Американец Фрэнк Мир — живая легенда Абсолютного бойцовского чемпионата (UFC). Бывший чемпион в тяжелом весе до сих пор удерживает два рекорда организации — по количеству побед в своем дивизионе и количеству проведенных болевых приемов — и это несмотря на то, что последний раз Мир выходил в октагон почти два года назад. В марте 2016-го Фрэнк проиграл другому ветерану UFC — Марку Ханту. После этого американца уличили в нарушении антидопинговых правил и отстранили от боев на два года. В ходе длительных разбирательств Миру удалось разорвать контракт с UFC. Он вернется в клетку в апреле 2018-го, а его следующим соперником в рамках четвертьфинала Гран-при Bellator в тяжелом весе станет россиянин Федор Емельяненко.

Мир, имеющий российские корни (его отец — русский, родившийся на Кубе), в очередной раз прибыл в Россию, пока в качестве комментатора — он освещал турнир отечественного промоушена Absolute Championship Berkut (ACB) — ACB 77. В преддверии вечера единоборств американец поговорил с корреспондентом «Ленты.ру» об уровне российских бойцов, ярких эпизодах карьеры и грядущем поединке с Емельяненко.

«Что мне нравится в России? Наверное, ничего»

Как вам русская зима?

Да в общем-то ничего удивительного. Вполне комфортно.

Вас, как уроженца Лас-Вегаса, не пугают холода?

Нисколько. Такой и должна быть зима.

Вы уже не впервые приезжаете в Россию комментировать поединки местных спортсменов. Как оцениваете уровень бойцов ACB?

Если говорить о спортивной составляющей, то представители этого промоушена определенно входят в число лучших в мире. Ни один человек, разбирающийся в единоборствах, не оспорит этого факта. Они менее раскручены по сравнению с бойцами других организаций — по нескольким причинам. Во-первых, ни один из них не говорит по-английски. Во-вторых, не поливает грязью соперников, как это принято в США в последнее время. Все они скромные ребята, привыкшие больше делать, чем говорить.

Что вам больше всего нравится в России?

Сложный вопрос. Наверное, ничего. Но не потому, что страна плохая. Просто, например, в Москве я себя чувствую совершенно так же, как в условном Нью-Йорке. Ничего необычного в России нет.

И все же стереотипов, связанных с нашей страной, полно. Какой из них вы считаете наиболее абсурдным?

О том, что русские люди недружелюбны. Да, пожалуй, это самый абсурдный.

А был ли стереотип, оказавшийся правдивым?

Нет, таких не припомню. Но мнение о том, что русские недружелюбны, действительно очень распространено в Америке. Думаю, всему виной принадлежность к разным культурам. В США принято широко улыбаться даже людям, которых вы видите впервые. В России все иначе. Вот мы, например, только что познакомились, но вы не улыбались. Я уже привык — понимаю, что в России по-другому принято выражать чувства.

Сейчас привыкли, но когда приехали в Россию впервые, должно быть, чувствовали себя не слишком комфортно?

Естественно. Было странно общаться с людьми, будучи не до конца уверенным, правильно ли ты понимаешь язык их тела. Но я ничего — быстро у вас освоился.

«Никогда не пробовал гуглить свое имя»

Если вбить в поисковую строку Google «Фрэнк Мир», выпадает список самых популярных запросов. Признайтесь, гуглили когда-нибудь свое имя?

Можете мне не верить, но нет — ни разу.

О'кей, верю. Попробуйте угадать самый популярный запрос.

Ох, это будет непросто. Попытаюсь. Наверное, это «Фрэнк Мир лучшие моменты»?

Мимо! На первом месте — «Фрэнк Мир против Брока Леснара». У вас с ним было какое-то особое соперничество, или он всего лишь один из длинного списка оппонентов?

Брок Леснар — один из самых популярных американских рестлеров. Пятикратный чемпион WWE по сей день выступает под эгидой организации. В феврале 2008 года Леснар дебютировал в UFC поединком с Миром. Фрэнк к тому времени успел пережить взлет и болезненное падение (в прямом и переносном смысле). Начав драться в UFC в 2001-м, в 2004 году он стал чемпионом в тяжелом весе, а в сентябре 2004-го Фрэнк за рулем своего мотоцикла попал в аварию, получил перелом бедренной кости и разрыв всех связок колена. Восстановление заняло у него два года, он вернулся не тем, что прежде. Мир, некогда считавшийся самым перспективным бойцом организации, выиграл только два боя из четырех, и поединок с Леснаром носил для него решающий характер. Как и ожидалось, Брок пошел вперед и был близок к тому, чтобы одержать победу уже в первом раунде. Он перевел поединок в партер, где Мир, известный борцовскими навыками, подловил менее опытного оппонента и провел успешный болевой на ногу.

Через год Мир разделался с Антонио Родриго Ногейрой, нанеся Минотавру первое в его карьере поражение нокаутом, и получил право сразиться с Леснаром в бою за титул абсолютного чемпиона UFC в тяжелом весе. В июле 2009-го соперники вновь вышли в октагон. Несмотря на хорошую форму, Мир ничего не смог противопоставить невероятной мощи оппонента, уступив техническим нокаутом во втором раунде.

Ну, не могу сказать, что у нас с Броком была какая-то особенная неприязнь друг к другу. В те времена руководство UFC занималось ровно тем же, чем и сейчас, — маркетингом. И на нас с Леснаром боссам промоушена удалось неплохо заработать.

А как же ваши слова о том, что вы хотели бы сломать ему шею? Тоже маркетинг?

Именно так. Маркетинг — и ничего больше. Более того, я бы с удовольствием провел с ним еще бой — выяснил бы, кто все-таки круче. Думаю, наш поединок вызвал бы большой ажиотаж.

«Я хочу драться с Броком Леснаром. Я ненавижу этого человека. Я хочу сломать ему шею. Мне и правда хочется, чтобы Леснар стал первым, кто умрет от травм, полученных в октагоне», — Фрэнк Мир о возможном реванше с Броком Леснаром. Февраль 2010 года.

Леснар был самым сложным соперником в вашей карьере?

Он был одним из самых сложных, это точно. Но на вершину этого списка я все же поставлю Ногейру. Вот это действительно было страшно. Все из-за того, что у меня не было никакого преимущества в борьбе, напротив — я уступал, и к моменту боя мое джиу-джитсу было далеко от совершенства, а он уже был признанным мастером. В большинстве других поединков все было иначе.

То есть это ваш любимый бой? А как же поединок против Тима Сильвии, когда вы сломали ему руку в четырех местах?

Да, с Ногейрой я проявил характер. Что касается боя против Сильвии, то там все было иначе. Мне удался болевой, он не хотел сдаваться, и я продолжил давить. Обычно в такой ситуации через какое-то время у соперника вылетает сустав, а затем возвращается на место, чаще всего без последствий. В случае с Сильвией я услышал хруст и решил, что это сустав. Оказалось иначе. Так или иначе, когда я выполнил захват — не знал, что сломаю ему руку. Не хотел этого.

«Не боюсь Федора Емельяненко, но он очень опасен»

Вы выиграли немало боев, но, бывало, и уступали (на счету Мира 18 побед при 11 поражениях — прим. «Ленты.ру»). С кем из побеждавших вас соперников хотели бы встретиться прямо сейчас?

Пожалуй, ни с кем. В данный момент я на сто процентов сконцентрирован на предстоящем поединке с Федором Емельяненко. Очень жду этой встречи, ни о чем другом сейчас не думаю.

Боитесь Федора?

Нет, но Емельяненко опасен. Он все еще взрывной, его удары руками все такие же быстрые. Да, в последних поединках у Федора возникали проблемы, но не потому, что он постарел или сдал, а потому, что соперникам в чем-то везло. Да и настрой на Емельяненко у всех особенный.

В последнее время Емельяненко, известный борцовскими навыками, редко переводит соперников в партер — поговаривают, из-за проблем со спиной. Собираетесь сделать акцент на борьбе?

Я бы не сказал, что Федор совсем отказался от борьбы, его самбо все еще впечатляет. Он прекрасно владеет подсечками. Если я не ошибаюсь, то в последних боях Емельяненко провел несколько тейкдаунов. Федор никогда не отличался частой сменой «этажности» по ходу поединков. К тому же он нечасто использует борьбу просто потому, что вышел на высокий уровень бокса — его ударная техника хороша, и Емельяненко делает на нее ставку. Он достиг больших успехов в избиении оппонентов, бороться ему ни к чему.

«После аварии было очень тяжело»

Поговорим о старте вашей карьеры. Ваша семья крепко связана с единоборствами (отец Фрэнка владел школой боевых искусств, в которой Мир-младший и делал первые спортивные шаги — прим. «Ленты.ру»). Был ли у вас шанс не стать спортсменом?

Наверное, нет. Но, знаете, если бы мне дали шанс вернуться в прошлое — я бы не пошел в спортсмены. Предпочел бы пойти в юридическую школу и стать адвокатом.

Почему?

Люблю поговорить, поспорить, люблю использовать мозги по назначению. Мне кажется, эта работа похожа на единоборства — интеллектуальные единоборства.

Но вы все же стали бойцом. Вам нравится бить других людей?

Прелесть единоборств не в том, что ты бьешь другого. Это способ проверить себя — свой характер, волю и силу. Один из самых действенных способов. Мне нравится именно это — бросать себе вызовы и справляться с ними.

Немногие приемы называют в честь бойцов. У вас в активе такой есть — «замок Мира». Это была импровизация или вы целенаправленно раздумывали над созданием авторского приема?

Это движение я частенько использовал во время тренировок. И у меня просто получилось повторить его в бою с Питом Уильямсом. Я его не изобретал — оно уже существовало, просто провести его удачно очень сложно, особенно во время реального поединка.

В 2004-м вы попали в серьезную аварию. Очевидно, что физическое восстановление после столь серьезной травмы дается непросто. Что вы чувствовали в этот момент?

Было очень тяжело. Всякий раз, когда у вас не получается достичь чего-то быстро, вы переживаете. Это был как раз такой случай. Мне становилось то лучше, то хуже. В подобных ситуациях в голову лезут нехорошие мысли. Сохранять спокойствие и продолжать двигаться к цели — вот что нужно делать. Но сомнения все равно одолевают.

Вы терпеливый человек?

В целом я достаточно терпеливый. Именно это мне после травмы и помогло.

Не боитесь водить после случившегося?

Какое-то время после аварии ужасно боялся. Потом взял себя в руки и понял, что у каждого своя судьба. Нужно ее принять.

Фрэнк Мир хоть чего-нибудь боится по-настоящему?

Акул. Ужасно боюсь этих тварей.

Поплавать в океане — видимо, не для вас?

Нет, акулы — все, о чем я думаю. Может, в море еще смогу войти. В Мертвое, например — оно ведь, кажется, слишком соленое для акул.

Увидел в Twitter ваше фото с дочерью. Она собирается пойти по вашим стопам?

Да, ей нравятся единоборства. Я всеми силами пытаюсь ее отговорить, направить ее энергию на учебу в школе, но она на всех фронтах прекрасно справляется. Так что в какой-то момент я сдался и стал помогать ей с тренировками.

Но ее увлечения вы не одобряете?

Это неважно. Конечно, как отец я переживаю — ведь это спорт, тут всякое может случиться, чего только травмы стоят. Но я думаю, люди должны следовать зову сердца. Если моей дочери по душе единоборства — я не вправе отнимать у нее мечту.

Вы многодетный отец, у вас с женой Дженнифер четверо детей (трое общих, один — от предыдущего брака жены, но Мир воспитывал мальчика как своего — прим. «Ленты.ру»). Остальные не хотят последовать вашему примеру?

К счастью, другие дети не проявляют особого интереса к ММА. Два моих сына, например, всерьез увлекаются американским футболом — спят и видят себя в Национальной футбольной лиге.

Спорт00:01Сегодня

На здоровье

Иностранные спортсмены употребляют допинг и не попадаются. Как им это удается?
Спорт00:0417 ноября

«У Медведевой все получится. Дайте ей время»

Лучший фигурист Европы о поражении в Сочи, Плющенко и работе с Орсером