Новости партнеров

Умру за родину. Дорого

Российские наемники погибают за границей, а дома им грозит тюрьма

Кадр: Youtube

В России пытаются легализовать частные военные компании (ЧВК), которые, к слову, давно уже существуют, развиваются и успешно работают за границей, независимо от российского законодательства и его позиции на этот счет. Однако события на Донбассе и в Сирии, где интересы родины и ЧВК неожиданно пересеклись, очевидно, заставили заинтересованных лиц пересмотреть свое отношение к теме наемничества. Иначе как-то нехорошо получается: российские солдаты удачи получают государственные награды за то, что проливают кровь вдали от родины, но при этом на родине их считают преступниками. Их могут даже посадить в тюрьму ровно за то, за что наградили. «Лента.ру» попробовала разобраться, чем живут сегодня российские наемники, в чем причина неожиданного интереса государства к негосударственным войскам и что изменит их легализация.

Недооценили

О том, что неплохо бы иметь закон, который защитит сотрудников частных военных компаний, в январе этого года сказал глава МИД России Сергей Лавров. Вскоре после этого глава думского комитета по обороне, бывший командующий ВДВ Владимир Шаманов заявил, что комитет готов подключиться к работе над документом, который легализует практику использования ЧВК в интересах страны. «У нас этот вопрос, как мне кажется, был несколько недооценен...», — отметил генерал.

Но документ, как оказалось, уже есть. Как рассказал «Ленте.ру» его автор, депутат Михаил Емельянов, в нем прописаны такие направления работы ЧВК, как участие в контртеррористических операциях, защита целостности и суверенитета других стран. «Опыт операций в Сирии показывает, что нам такие военные компании нужны», — констатировал депутат.

Де-факто ЧВК существуют в России уже давно. Они работают по заказам частных компаний, занимающихся бизнесом в неспокойных регионах, а еще сотрудничают с иностранными госструктурами в качестве инструкторов, личной охраны или военных советников. Самый яркий пример — защита торговых судов от сомалийских пиратов в Аденском заливе.

«Есть ЧВК, о которых все знают, но на деле — это просто хорошо вооруженный и подготовленный ЧОП, — рассказал «Ленте.ру» сотрудник одной из военных компаний Вадим Д. (имя изменено). — Есть менее известные, которые нигде "не светятся" и о них не пишут».

Компании, даже состоящие исключительно из российских военных специалистов, регистрируются за границей и действуют под лицензией, выданной другими государством. А как иначе им рассчитывать на контракты с солидными компаниями?

Наиболее известным частным военизированным предприятием с российскими корнями можно назвать Moran Security Group (MSG). Это уже целый консорциум компаний. Судя по информации на официальном сайте MSG — ее визитной карточкой является как раз защита морских судов, для чего у компании даже есть свой небольшой флот.

Спектр услуг весьма широк: конвоирование грузов (в том числе скрытое), разминирование, разведка и наблюдение, охрана объектов, таможенный и пограничный контроль, помощь в освобождении заложников, захваченных судов и многое другое. А еще услуги по подготовке кадров к военным действиям.

Источник «Ленты.ру» отмечает, что кроме морского конвоя, коньком MSG является личная охрана первых лиц, и что клиентом компании был даже президент Сирии Башар Асад. Недаром одним из основателей MSG называют Бориса Чикина — аса в этой сфере. Чикин был инструктором горно-стрелковой подготовки бойцов спецподразделений СССР во время войны в Афганистане. В 90-х прошел подготовку на телохранителя в Израильской Академии безопасности, затем продолжил образование в Китае. Потом стал обучать российских бодигардов.

А еще именно в MSG, по данным «Фонтанки.ру», начинал свой боевой путь после отставки из российских ВС подполковник запаса Дмитрий Уткин, чей позывной дал имя наиболее известной сегодня по событиям в Сирии «ЧВК Вагнера».

Выход на передовую

О работе российских наемников за рубежом мало что известно. Весьма вероятно, что люди с российскими паспортами отметились во всех относительно крупных вооруженных конфликтах за последние 25 лет. Но по большей части это были одиночки, воевавшие в иностранных ЧВК. Впервые большая группа российских наемников из российской же компании вышла на поле боя в Сирии в 2013 году.

«Это была созданная в Санкт-Петербурге (хотя и зарегистрированная в Гонконге) компания Slavonic corps limited, более известная как "Славянский корпус", — рассказали «Ленте.ру» специалисты Directorate 4, занимающиеся изучением военных конфликтов. — В нее входило около 300 человек — казаки и бывшие военные. В их задачи входила охрана нефтяных месторождений в провинции Дейр-эз-Зор, однако они вели боевые действия и против боевиков Исламского государства в провинции Хомс».

Отношение к этим бойцам было почти как к штрафникам. «Все их просьбы о снабжении оружием и боеприпасами или выполнялись в мизерном объеме или же вообще игнорировались», — отметили в Directorate 4.

Поход «Славянского корпуса» бесславно закончился в том же году, когда по возвращении в Россию бойцов и командиров потрепанного боями ЧВК подвергли уголовному преследованию.

Два года спустя российские наемники вновь вернулись в Сирию. «В октябре 2015 года на территорию республики прибыли первые части так называемой “Группы Вагнера”, которая успела отметиться в 2014 году в Крыму и принять участие в боевых действиях на востоке Украины на стороне самопровозглашенных народных республик», — рассказал Вадим Д.

Бойцов Вагнера, как и их предшественников из «Славянского корпуса», сперва использовали для охраны месторождений нефти, но затем стали привлекать к боевым действиям как разведывательные и штурмовые подразделения.

«Наиболее тяжелыми для “вагнеровцев” стали бои в районе Акербат и поддержка наступления сирийской армии на город Дейр-эз-Зор, — пояснили в Directorate 4. — Во время контрнаступления боевиков Исламского государства в конце сентября 2017 года на одном из участков шоссе Пальмира — Дейр-эз-Зор были захвачены бойцы Цуркану и Заболотний, которые до сих пор остаются в плену».

Часть «ЧВК Вагнера» действует под вывеской ISIS Hunters («Охотники на ИГИЛ»). «По легенде, этот отряд подготавливают российские инструкторы, а стать его членом можно только в том случае, если твои родственники пострадали от рук террористов. Но боевые действия в том же Акербате показали, что это прикрытие для российских граждан, а сирийцы в камуфляже используются только для фотоотчетов, — утверждают в Directorate 4. — Так, сирийские ресурсы сообщали, что этот отряд направляется для зачистки района от боевиков ИГ, однако в ходе боевых действий джихадисты опубликовали фото убитых лиц славянской внешности с воинскими жетонами, принятыми у “вагнеровцев”».

В качестве другого примера называют зачистку населенного пункта Хишам на левом берегу Евфрата у города Дейр-эз-Зор. Тогда «Охотники» заявили в своих соцсетях, что именно они ведут бои с вооруженными формированиями Исламского государства, а затем уже террористы опубликовали в сети фотографии убитых «российских солдат» (как раз «вагнеровцев»).

«Один из них, c характерным для "Группы Вагнера" жетоном М-2560, был идентифицирован как Дедяев (Дидяев) Алексей Николаевич (позывной Дедяй). До этого он участвовал и в конфликте на юго-востоке Украины, — добавили специалисты Directorate 4. — Все это применимо и для самой боеспособной, как считается, в сирийской армии “Пятой дивизии”, с той лишь разницей, что там воюет больше местных жителей, чем в “охотниках”».

«Я знаю этих парней ( из "Группы Вагнера"). У них реально много потерь было в Сирии, — рассказал Вадим Д. — С гораздо меньшими потерями и достаточно эффективно они работают в ДНР. Украинская армия реально не способна им противостоять. В Сирии потери вагнеровцев составляли примерно 30 процентов, но они там делали самую трудную работу. Сначала шли они, потом наш спецназ, а только потом сирийская армия».

По данным «Фонтанки.ру», командира вагнеровцев Дмитрия Уткина и отличившихся бойцов его ЧВК награждали в России орденами и медалям. Издание даже опубликовало скриншоты с документами.

Участие россиян в конфликте на юго-востоке Украины — это отдельная история. Отметим лишь, что в деле легализации российских ЧВК украинские СМИ и эксперты сыграли заметную роль. В течение нескольких лет они фактически занимались рекламой подобных формирований, демонизируя и возводя до невероятного уровня их способности, оснащенность и численность.

Так, в 2015 году на одном из украинских ресурсов появилась красивая инфографика с данными по российским ЧВК, которая затем разошлась по соцсетям и прибавила авторитета тем организациям, кто в нее угодил: «РСБ-Групп», «Антитеррор», «МАР», Moran Security Group, «Центр R», Slavonic Corps Limited, «ЧВК Вагнера» и «E.N.O.T.CORP».

Источник «Ленты.ру» отметил, что подборку эту релевантной не назовешь. «В нее среди прочих попали военно-патриотические организации, которые к реальным ЧВК не относятся», — отметил он.

Бравые и правые

«С принятием закона наши частные военные компании начнут работать официально. ЧВК могут стать надежным инструментом при защите государственных интересов России за границей, — рассказал «Ленте.ру» представитель E.N.O.T.CORP по имени Михаил. — Это соответствует вызовам международной политики. А еще важно помнить, что этот рынок уже есть, он никуда не денется, и многие пойдут на любые ухищрения, чтобы заниматься тем, что у них получается».

По его словам, сегодняшние сотрудники ЧВК испытывают массу трудностей при возвращении на родину. «Сейчас бывает так, что ты едешь зарабатывать деньги, выполняешь задачи фактически в интересах Российской Федерации, возвращаешься и отдаешь все заработанное для того, чтобы остаться на свободе», — говорит Михаил.

Кроме того, ступившему на тропу наемничества человеку, даже избежав уголовного преследования, тяжело устроиться на работу.
«Несколько лет у человека разрыв в записях по трудовой книжке, работодателю непонятно, чем тот занимался, и перспектив трудоустроиться официально почти не остается», — отмечает представитель E.N.O.T.CORP.

Поток желающих стать солдатами удачи, по словам Михаила, увеличился на фоне затянувшегося конфликта в Донбассе. Люди поехали туда по зову сердца, некоторые из них проявили талант к тому или другому направлению военного дела, привыкли к устройству и распорядку жизни на военном положении, сдружились со своими сослуживцами. К обычной мирной жизни такие люди возвращаться не хотят.

«Собирательного образа бойца российского ЧВК нет. Это люди разного возраста, уровня образования, происхождения: как деревенские, так и городские жители. Как бывшие военные, так и не служившие в армии», — говорит Вадим Д. Однако, по его словам, среди операторов (так в ЧВК называют сотрудников) почти нет кавказцев, вопреки убеждению многих обывателей, считающих, что там сплошь дагестанцы с чеченцами.

Напротив, многие российские ЧВК правильнее называть «русскими», так как ими руководят и в них состоят как умеренные, так и радикальные националисты, даже русские неонацисты. К последним некоторые относят и самого Уткина-Вагнера, отмечая, что этот позывной (Рихард Вагнер был любимым композитором Адольфа Гитлера) подполковник выбрал неслучайно, а в Донбассе он любил расхаживать по позициям в немецкой каске.

В целом же привлекательность опасной службы без каких-либо гарантий, прав и соцпакетов обусловлена солидным заработком. «По зарплате все очень по-разному, — рассказывает «Ленте.ру» оператор другой ЧВК Станислав Е. (имя изменено). — Например, еще в 2015 году платили от 80 000 в ДНР до 360 000 в Африке, например, в Сомали, Марокко. В Сирии уже 460 000. Однако, заработки стали падать».

Снаряжение операторы часто покупают на свои деньги, причем бывалые советуют не экономить. «Как правило, люди приезжают после первого контракта, возвращают долги за ранее купленное снаряжение и закупают на солидную сумму более подходящее снаряжение для конкретных условий», — поясняет Михаил из E.N.O.T.CORP.

Вадим Д. также отметил, что некоторые ЧВК в последнее время занимаются тем, что зарабатывают на подготовке наемников, вместо того, чтобы давать им работу. Например «РСБ-групп» подозревают в том, что она едва ли не наживается на тех, кто желает стать солдатом удачи. «Вот, "Вагнер" учит бесплатно, готовит и отправляет — это все включено в контракт, а РСБ, у которой оборудован ряд мест в Подмосковье, берет с кандидатов от 5000 до 15000 рублей в день и не факт, что примут на работу. Дадут вместо этого сертификат, который никому не нужен по факту», — отмечает оператор.

В первую очередь, по словам Михаила, в боевых условиях отстреливают всевозможных реконструкторов, страйкболистов и любителей занятий по практической стрельбе. Увереннее и безопаснее действуют бойцы, обстрелянные в Чечне или в Донбассе.

Тела погибших наемников домой не возвращают, их родственникам выплачивают компенсации, но не всегда: в суд все равно никто не пойдет. В ситуации с ранениями все будет зависеть от везения. У каждого отряда есть свои полевые медики, аптечки, бойцы отрабатывают навыки оказания друг другу первой помощи. «Двоим разрешается выйти из строя, чтобы помочь раненому, но никакого вертолета за ним не пошлют, если речь идет о зоне соприкосновения с неприятелем, и на родину не эвакуируют, — отмечает Станислав Е. — Помощь будет оказана в госпитале вооруженных сил САР, если дело в Сирии, или в гражданской больнице».

Тем же сотрудникам ЧВК, кто попадет в плен, пожалуй, хуже всего. Обменивать или вызволять их никто не станет: наймут новых. А этих ждут пытки и казнь. По словам Михаила, в небольших ЧВК, где все сотрудники и командиры дружат и стоят друг за друга горой, немного иначе. Там все же предпринимают попытки освободить своих товарищей.

Есть надежда, что проблема возвращения пленных и тел погибших бойцов будет решена в случае законодательной легализации частных военных компаний в России.

Смерть на аутсорсинг

На западе первые ЧВК стали появляться с конца 1960-х. Первопроходцами были англичане. Полковник армии Ее Величества Дэвид Стерлинг создал легендарное спецподразделение SAS, а затем частную компанию — Watchguard International.

Следом за британцами стали развиваться американские военные компании, созданные богатыми промышленными, оружейными предприятиями. Они с самого начала своего существования получали правительственные контракты на оказание помощи партнерам США. К примеру, Саудовской Аравии.

Тесно связанные с государством ЧВК есть сегодня практически во всех западных странах, даже в Китае. Российские спецслужбы тоже всегда приглядывали за отечественными ЧВК, но для защиты интересов родины стали привлекать их, видимо, совсем недавно. В Сирии.

«Частные военные компании фактически помогают политикам сохранить лицо и власть, — рассказывает «Ленте.ру» писатель Захар Артемьев, проходивший службу в вооруженных силах США. — Вместо призыва резервистов или срочников, чьи смерти моментально бьют по репутации тех, кто отправил их на войну, к боевым действиям привлекают профессионалов-наемников. Одновременно решается проблема трудоустройства еще молодых, но уже отставных военных. Из-за гибели операторов ЧВК никаких массовых протестов не будет. Никакие комитеты солдатских матерей не возбудятся. Погибают взрослые люди, которые сами выбрали эту работу — воевать за деньги. Главное, чтобы хватало средств».

Война в Сирии показала перспективность такого подхода, но возникла одна проблема. В отличие от США, где ЧВК давно существуют на законных основаниях и имеют соответствующие допуски и полномочия, в России возникли формальные проблемы в организации взаимодействия ЧВК с армейскими подразделениями. Например, не может же Минобороны взаимодействовать и обмениваться информацией, которая наверняка содержит государственную и военную тайну, с людьми, которые формально считаются уголовниками и незаконными вооруженными формированиями?

Так что закон о ЧВК придется очень кстати. Он также поможет легализовать уже существующие в России учебные центры, где наемники проходят не только курс молодого бойца, но и регулярные курсы повышения квалификации. «Например, "Группа Вагнера" сидит на полигоне в Молькино Краснодарского края, — рассказывает Вадим Д. — Этот полигон принадлежит МО РФ, инженерным и саперным частям, которые время от времени проводят там учения».

Правда, статью о наемничестве вместе с легализацией частных военных компаний отменять не планируется. Она так и будет действовать, просто наемниками станут считать одиночек — тех самых «диких гусей», которые работают без контракта с ЧВК.