Идлибский гадюшник

Какой сброд Россия истребляет в Сирии: убийцы пилота Су-25 и шакалы с Кавказа

Идлибские террористы готовятся к грядущим поражениям, тренируя мышцы лица
Фото: Telegram-канал Directorate4

В конце 2017 года Сирия объявила о победе над запрещенной в РФ группировкой «Исламское государство». 11 декабря того же года на авиабазе Хмеймим прошел парад размещенных там российских войск, где был дан старт выводу основных сил из Сирии. Между тем война в стране не закончилась — президент Башар Асад принялся расправляться со своими политическими противниками, используя щедрость московских союзников. Российские бомбы полетели на головы не террористов, а оппонентов Асада, не признающих его право оставаться президентом после начала кровавой войны против собственного народа в далеком 2011 году. Например, именно противниками сирийского диктатора был сбит самолет, за штурвалом которого сидел летчик Роман Филипов, принявший последний бой после катапультирования. Эксперты Directorate 4 совместно с «Лентой.ру» рассказывают, кто же воюет в Сирии после победы над ИГ и почему их дело обречено на погибель.

В Сирии осталось очень мало территорий, контролируемых группировками, которые не были бы подчинены большим игрокам в регионе. На севере страны значительную часть провинции Алеппо занимают боевики протурецких формирований. Восток удерживают «Демократические силы Сирии», поддерживаемые США.

Западные и центральные районы находятся под контролем правительства Сирии, поддерживаемого Россией и Ираном. Под контролем условно независимых группировок остаются лишь островки на юге страны в провинции Даръа, на юго-востоке в Дейр-эз-Зоре и на северо-западе провинции Идлиб и ее окрестностях. К этому можно добавить небольшие анклавы по всей стране, но их площадь куда меньше перечисленных.

Из этих трех территорий особый интерес вызывает провинция Идлиб. В отличие от Дейр-эз-Зора, где действует «Исламское государство» (ИГ), в ней базируется множество различных группировок. А в отличие от Даръа, где уже долгое время ситуация остается неизменной, в Идлибе продолжаются боестолкновения. Именно потому расклад сил в провинции Идлиб, список основных участников провинциальной политики, их положение и цели, а также связи с внешним миром представляют особый интерес.

С северо-запада провинция Идлиб граничит с территорией Турции, а почти со всех остальных сторон окружена контролируемыми частями Сирийской арабской армии (САА) регионами Сирии, кроме расположенного севернее кантона Африн. Сейчас большую часть кантона контролируют курдские отряды, но их теснят вооруженные силы Турции и подконтрольные Анкаре джихадистские банды. При этом в самом сердце провинции находится небольшой лояльный правительству анклав вокруг городков Фуа и Кефрайя, населенный преимущественно шиитами.

До войны в Идлибе проживало около полутора миллионов человек. Считается, что именно там сирийский кризис перешел из фазы массовых демонстраций в фазу боестолкновений, когда в июне 2011 года подразделения правительственной армии жестоко зачистили от протестующих город Джиср аш-Шугур.

В октябре 2014 года «Джабхат ан-Нусра» и «Джунд аль-Акса» попытались захватить столицу провинции — город Идлиб. Боевики смогли прорвать кольцо правительственных сил вокруг города и взять штурмом здание мэрии. Но сирийская армия сумела сориентироваться и быстро восстановила контроль над городом. Ночной штурм Идлиба продлился всего несколько часов — к утру боевики были уничтожены.

В марте 2015 года ситуация была уже иной. «Джабхат ан-Нусра» и «Джунд аль-Акса» устроили полноценную битву и взяли город за четыре дня. Последующие столкновения в провинции проходили с переменным успехом, но тем не менее к началу 2017 года она перешла под почти полный контроль банд. На начало 2018 года именно Идлиб — самый мощный форпост террористов на территории страны. Сюда выезжали зеленые автобусы с потерпевшими поражение боевиками из других частей Сирии. В самом же Идлибе после целого ряда междоусобных столкновений, слияний и распадов местные бандформирования условно разделились на несколько крупных организаций, о которых стоит рассказать, чтобы дать в полной мере понять, что сейчас происходит в знаменитом Идлибском гадюшнике.

Хайат Тахрир аш-Шам (араб. «Комитет освобождения Шама»)

Крупнейшая и мощнейшая из объединений террористических группировок Идлиба. Является преемницей группировок «Джабхат Фатх аш-Шам» и «Джабхат ан-Нусра».

«Джабхат ан-Нусра» создана в декабре 2011 года как сирийское крыло «Исламского государства Ирака» (ИГИ). Тогда по заданию Абу Бакра аль-Багдади группировку возглавил Абу Мухаммад аль-Джулани, а его помощником стал Абу Мухаммад аль-Аднани.

В 2013 году Джулани отказался подчиняться ИГИ и обратился за помощью к лидеру «Аль-Каиды» (АК) Айману аз-Завахири, который его поддержал. В 2014 году конфликт с ИГ перерос в войну между группировками. А началось все с того, что «Нусра» похитила и убила несколько иностранных боевиков ИГИ в провинции Дейр-эз-Зор, а позднее сдала позиции джихадистов другой группировке, входящей в состав Свободной сирийской армии (ССА). После этого между группами начались ожесточенные бои.

Причем главари «Нусры» шли на любые ухищрения, лишь бы заставить рядовых боевиков сражаться против ИГ. Обычным сторонникам «Джабахат ан-Нусры» было вовсе не очевидно, зачем воевать против бывших братьев, если раньше они были заодно. Известно, например, что шариатский судья «Нусры» Абу Мария аль-Кахтани уговаривал боевиков убивать террористов ИГ, обещая им за это имущество убитых бандитов.

«Убивайте их за Galaxy», — говорил Абу Мария, имея в виду популярную модель смартфонов. Такие выступления не остались без внимания самих боевиков ИГ, которые прозвали кадия Абу Марией ибн Самсунгом аль-Гэлакси, а саму «Нусру» — «Джабхат аль-Гэлакси». После разрыва с ИГИ «Джабхат ан-Нусра» потеряла основной источник финансирования. Это привело к ослаблению банды, и долгое время она была вынуждена действовать в союзе с «Ахрар аш-Шам». Постепенно группировка теряла территории.

Если в 2012 году боевики «Нусры» действовали в 11 из 13 сирийских провинций, то с 2014 года группировка стала концентрироваться на действиях в Идлибе. Сейчас можно сказать, что она полностью ограничивается этой провинцией. Есть небольшие силы в провинции Дамаск, но они более чем скромны. С середины 2015 года Нусра взяла курс на единоличную власть в Идлибе. Она создавала собственные органы управления, пыталась подкупать местное население раздачами продовольствия. Такое поведение стало причиной ухудшения отношений с «Ахрар аш-Шам» и бандами из ССА.

В 2016 году группировка попыталась усилиться за счет поглощения других банд. Для этого был создан проект «Джабхат Фатх аш-Шам» (араб. «Фронт завоевания Шама»). Было заявлено, что «Джабхат Фатх аш-Шам» выходит из подчинения «Аль-Каиде» и становится полностью самостоятельной группировкой. Также подчеркивалось, что такое решение было одобрено Айманом аз-Завахири. Такая новость не удивила никого, кроме, пожалуй, самого Завахири, который позднее заявил, что никакого разрешения на выход из АК не давал.

Остальным же было ясно, что мнимый разрыв с «Аль-Каидой» был призван облегчить присоединение к «Джабхат Фатх аш-Шам» так называемой умеренной оппозиции. В 2016 году возник конфликт между группировками «Джунд аль-Акса» и «Ахрар аш-Шам». «Джунд аль-Акса», спасаясь от «Ахрар аш-Шам», была вынуждена войти в состав «Джабхат Фатх аш-Шам» после чего конфликт был заморожен.

В 2017 году название группировки вновь изменилось. Теперь она стала «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ). Абу Мухаммад аль-Джулани ушел с поста лидера и стал военным амиром, а главарем новой банды стал Абу Джабир аш-Шейх — бывший лидер заклятого союзника «Нусры» «Ахрар аш-Шам». Впрочем, это назначение не помогло устранить конкуренцию между группировками, и в октябре 2017 года Джулани вновь возглавил «Хайат Тахрир аш-Шам».

Фактически «Хайат Тахрир аш-Шам» нельзя назвать монолитной группировкой. Многочисленные слияния и поглощения привели к фракционизму, с которым группировка не в состоянии бороться. Одни банды выходят, другие присоединяются, но, по большому счету, ХТШ стала лишь вывеской, за которой прячутся отряды, имеющие собственные интересы и готовые отделиться в любой момент. Тем не менее общая сила этих банд превосходит любых других конкурентов в Идлибе.

Группировка позиционирует себя как салафитскую, борющуюся за возврат к традиционному исламу предков. Но ХТШ, в отличие от ИГ, ограничивает свои интересы территорией Сирии. В рядах группировки немало бойцов иностранного происхождения, в том числе с постсоветского пространства и с Запада. В частности, можно отметить, что первым американцем, ставшим террористом-смертником в Сирии, стал некий Абу Хурайра аль-Амрики, входивший в состав «Джабхат ан-Нусры». Также у ХТШ имеется свое пропагандистское крыло, в том числе с русскоязычным отделением. Всего в группировку входит, по разным оценкам, до 20 тысяч боевиков.

При этом террористы спорят с «Исламским государством», кто же «правовернее» — если ИГ сразу устанавливает на подвластных территориях законы Шариата, то ХТШ постоянно чего-то ждет: установление «законов Аллаха» откладывается на потом, а по подвластным банде территориям ходят курильщики, попадая в том числе и в фоторепортажи группировки.

В последнее время группировка в своей пропаганде стала усиливать акцент на том, что якобы в подконтрольных ей районах Сирии действуют исламские законы, однако, по факту, ничего не изменилось, и самый яркий пример в данном случае — сигареты, которые по-прежнему можно купить в Идлибе на каждом углу. Бандиты, придумавшие собственную версию «шариата», объясняют этот харам тем, что если они запретят курение и торговлю сигаретами, то местные жители лишатся средств к существованию.

Ахрар аш-Шам (Харакат Ахрар аш-Шам аль-Ислямия) (араб. «Движение свободных людей Шама»)

Вторая по силе группировка в провинции Идлиб и главный противник ХТШ. Основана в 2011 году Хассаном Аббудом.

Его выпустили из тюрьмы после начала протестов в попытке успокоить религиозных фанатиков (тогда свободу даровали многим будущим лидерам исламистов). Изначально банда базировалась в Идлибе, но вскоре расширилась, приобретя территории на северо-востоке и юго-западе страны.

Группировка, так же как и «Джабхат ан-Нусра», пыталась объединить различные банды. В 2012 году по ее инициативе была создана коалиция «Джабхат Ислямия ас-Сурия», куда входили салафитские группировки, боровшиеся против армии Сирии. Хассан Аббуд впервые открыто заявил о себе в интервью телеканалу «Аль-Джазира» и представлялся тогда как лидер «Джабхат Ислямия ас-Сурия». Коалиция просуществовала до 2013 года.

В сентябре 2014 года Аббуд и большая часть руководства группировки были убиты в Идлибе при невыясненных обстоятельствах. Временным главой банды стал Абу Джабир аш-Шейх — тот самый, который позднее возглавил ХТШ. В 2015 году при участии «Ахрар аш-Шам» были созданы коалиции «Фатх Халяб» и «Джейш аль-Фатх». Первая ставила своей задачей штурм города Алеппо и объединяла алеппские банды — и исламистские, и светские. Вторая создавалась для захвата провинции Идлиб, и в нее входили уже только салафитские группировки. Относительная успешность коалиций с участием «Ахарар аш-Шам» позволила группировке получить финансирование из Катара, Кувейта, Саудовской Аравии и Турции.

В 2017 году банда вступила в конфликт с ХТШ и потеряла значительную часть территорий в провинции Идлиб. В частности, город Идлиб полностью перешел под контроль ХТШ. В настоящее время входит в союз с «Нур ад-Дин Зинки» под названием «Джабхат Тахрир Сурия». Новой коалиции удалось провести несколько атак против ХТШ и вернуть часть потерянных территорий в Идлибе. В настоящее время группировку возглавляет Абу аль-Бара, выпущенный из сирийской тюрьмы в 2016 году по договору о выходе боевиков из Алеппо.

«Ахрар аш-Шам» ставит своей целью построение государства по шариатским принципам на территории Сирии. Контролирует области в районе равнины аль-Габ и Арихи, а также ряд сел в провинции Алеппо. Общая численность боевиков не превышает 10 тысяч человек.

«Фейляк аш-Шам» (араб. «Легион Шама»)

Образована в 2014 году путем слияния ряда мелких банд, часть из которых связаны с сирийскими «Братьями-мусульманами» (не путать с египетскими). Странами Запада относилась к так называемой проверенной сирийской оппозиции и получала от них оружие, включая противотанковые ракетные комплексы американского производства.

Также после разрыва с «Братьями-мусульманами» получила поддержку Саудовской Аравии. В 2015 году входила в коалицию «Фатх Халяб». В 2016-м предоставляла бронетехнику для боев с сирийской армией за Алеппо. Участвует в турецких операциях «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», за что получает финансовую подпитку из Турции. Придерживается умеренно-исламистских взглядов. Численность — около трех тысяч боевиков.

«Нур ад-Дин аз-Зинки»

Одна из старейших группировок ССА. Создана еще в 2011 году в Алеппо Тауфиком Шахауддином. Принимала активное участие в борьбе против ИГ в провинции Алеппо. Изначально придерживалась умеренных взглядов и получала помощь западных спецслужб. В 2015 году между группировкой и ХТШ произошли столкновения, которые так ни к чему и не привели.

В том же году приняла в свои ряды несколько десятков турецких боевиков, чем обеспечила себе поддержку со стороны Турции. В январе 2017 году банда примкнула к ХТШ, но уже в июле покинула его, воспользовавшись очередным конфликтом между ХТШ и «Ахрар аш-Шам».

Получила скандальную известность после публикации видео обезглавливания палестинского подростка, обвиненного в участии в боевых действиях на стороне правительства. Наряду с «Фейляк аш-Шам» воюет за интересы турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Сирии — сейчас большая часть группировки отправилась в Африн для участия в операции турецких ВС против местных курдских боевиков. В феврале 2018 года вошла в союз с «Ахрар аш-Шам» — «Джабхат Тахрир Сурия». Насчитывает около пяти тысяч бойцов.

«Лива Сукур аш-Шам» (араб. «Бригада соколов Шама»)

Основана Ахмадом Абу Исой для войны против сирийского правительства. Глобальной цели не имеет и декларирует желание построить исламское государство на территории Сирии. Потому нередко сотрудничала с другими исламистскими бандами, разделяющими ее цели. Первоначально банда называла себя частью Сирийской свободной армии, потом дважды присоединялась к «Ахрар аш-Шам» и дважды же выходила из их состава.

На пике численность банды достигала нескольких тысяч бойцов, но она была серьезно ослаблена атаками «Исламского государства» в 2014 году и бесконечными слияниями и разделами между бандами, в результате чего боевики уходили в более крупные группировки. В настоящее время насчитывает едва ли несколько сотен бойцов. Сейчас она участвует в переделе сфер влияния в провинции Идлиб на стороне «Джабхат Тахрир Сурия». Другая же часть бандитов сдалась ХТШ и сложила оружие. Новостное агентство «Ибаа» выпустило ролик, на кадрах которого бывшие бойцы «Соколов» просят ДТС («Джабхат Тахрир Сурия») сложить оружие и перестать воевать с ХТШ.

«Джабхат Ансар ад-Дин» (араб. «Фронт сторонников религии»)

Крупный альянс террористических банд, созданный в 2014 году из четырех крупных банд: «Харакат Фаджр Шам аль-Ислямия» (преимущественно сирийская), «Харакат Шам аль-Ислям» (состоит в основном из выходцев из стран Магриба), «аль-Катиба аль-Хидра» (состоит преимущественно из выходцев из Саудовской Аравии и других монархий Залива) и «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» (по большей части уроженцы постсоветского пространства).

Альянс позиционирует себя как независимый между джихадистской оппозицией и ИГ, при этом осуждая действия западной коалиции против «Исламского государства». Цели альянса в целом совпадали с целями ХТШ, но группировки до поры до времени не сливались. Раскол начался, когда «Джабхат Ансар ад-Дин» (предварительно впитавшая в себя саудитскую банду) распалась, часть боевиков перешла в ИГ, часть — в «Джабхат ан-Нусру». Остались сирийцы и выходцы из Магриба, которые через какое-то время присоединились к ХТШ. И только в начале февраля 2018-го сирийцы вышли из ХТШ и теперь составляют независимую банду под названием «Джабхат Ансар ад-Дин — Харакат Фаджр аш-Шам аль-Ислямия».

«Аджнад аль-Кавказ» (араб. «Воинство Кавказа»)

«Аджнад аль-Кавказ» — одна из наиболее крупных, преимущественно кавказских, группировок, базирующихся в Идлибе.

Лидером созданной весной 2015 года группировки является Абдульхаким Шишани — бывший главарь «центрального сектора вилаята Нохчийчоь Имарата Кавказ». Бежавший из Чечни террорист осел сначала в Турции, а затем уехал «вести джихад» в Сирию, где на протяжении нескольких лет возглавлял различные мелкие банды таких же беглых террористов.

Впрочем, как показала практика, обычно ни он, ни его боевики (до 200 человек) в серьезных операциях не участвовали, предпочитая записывать видео, на которых они представляли себя своеобразным «чеченским спецназом» в Сирии, используя заработанный другими группировками авторитет кавказцев как прирожденных бойцов. Редкие операции в Идлибе и Латакии никак не задокументированы, однако само присутствие на линии фронта позволяло лидеру исламистов заявлять чуть ли не об отражении атаки российского спецназа на свои позиции. Благодаря этой стратегии сам Абдульхаким Шишани до сих пор жив, как и большинство его бойцов.

Интересно также самопозиционирование данной группировки — оно сводится к формуле «и нашим, и вашим», которой придерживается большое число других банд в Идлибском гадюшнике. Например, практически с самого момента своего основания группировка заявляла о нейтралитете. Она дистанцировалась как от «Имарата Кавказ» (запрещен в РФ), так и от «Исламского государства». Интересно, что данный факт позволил группировке если не завоевать доверие сторонников джихада с Северного Кавказа, то как минимум избежать оскорблений, которым подвергаются последователи лидера «Хайат Тахрир аш-Шам» Абу Мухаммада аль-Джулани.

Это, в свою очередь, объясняется и свойственным чеченцам национализмом — исламисты, принадлежащие к этому этносу, скорее склонны оправдывать своих соплеменников даже в том случае, если они совершают что-либо выводящее из ислама, исходя из законов шариата — например, сотрудничают в числе других группировок с режимом Эрдогана.

Похожим образом действует и ряд других русскоязычных группировок на территории Идлиба — например, банда Муслима «работать можно» Шишани, который отрастил себе огромный живот за несколько лет бездействия на «фронтах джихада». Поначалу сообщалось, что он поехал воевать за турок в Африне, а потом выяснилось, что и тут информация не подтвердилась: Муслим Шишани недолго побыл на передовой, а затем уехал в Хаму. Столь же «полезной» деятельностью занимается и «Имарат Кавказ» в Сирии, предпочитая просто жить в Идлибе, иногда записывая видеоролики со своим чрезвычайно важным мнением по тому или иному вопросу, но не сражаться.

«Джейш ан-Наср» (араб. «Армия победы»)

Образовалась путем слияния множества мелких арабских и туркоманских банд в 2015 году для «объединения» действующей в районах Идлиба и Хамы оппозиции и технически считается частью Свободной сирийской армии, за счет чего считалась «умеренной» и получала помощь со стороны западной коалиции. При этом банда сотрудничала и проводила совместные операции с джихадистскими группами. Они получили известность в русскоязычном медиапространстве, когда первыми заявили о сбитии в Идлибе самолета ВКС РФ и гибели пилота Филипова.

9 февраля две крупные фракции («111 полк» и «Фронт спасения») вышли из состава «Джейш ан-Наср» по причине разногласий внутри командования, поэтому от имени банды теперь будет действовать ее последнее крупное подразделение «Соколы аль-Габа», насчитывающее пару тысяч бойцов.

Пока небольшие банды пытаются банально выжить, крупные объединения группировок, борющиеся за власть в провинции Идлиб, преследуют одну цель — стать единоличными хозяевами провинции. После военных неудач идея построения шариата на всей территории Сирии осталась только на бумаге.

Банды стараются подмять под себя финансовые потоки — как внутренние (в виде контрабанды и налогов), так и внешние (в виде помощи от иностранных государств). Имея лишь одну точку соприкосновения между собой — ненависть к правительству Асада, — группировки во всем остальном конкурируют друг с другом. Этим пользуется, например, Турция, которая развернула масштабную военную и пропагандистскую кампанию на севере Сирии. Обещая различную помощь (военную и финансовую), она заставляет банды плясать под свою дудку. В итоге часть группировок («Зинки», «Фейлак аш-Шам» и другие) воюют за Турцию против курдов, а часть (ХТШ) позволяют разворачивать турецкие войска в самой провинции Идлиб. И все это в надежде на благосклонность Эрдогана. У которого, впрочем, планы на Идлиб и находящихся там исламистов могут быть совершенно другими.

Страсти в Идлибском гадюшнике

История сирийской гражданской войны — это не история противостояния двух сил. «Джихад в Шаме» — это постоянные предательства, смена сторон, создание и разрушение альянсов, смена зарубежных хозяев и так далее. И больше всего подобное случалось именно среди гнездящихся в Идлибском гадюшнике банд. Террористы настолько погрязли во внутренних дрязгах, что окончательно забыли, с кем же они воюют, а потому предопределили собственный конец, который уже не за горами. Продавшись Турции, исламисты будто и не догадывались о том, что Эрдоган использует их в качестве живой силы для борьбы со своими противниками внутри Сирии, а затем — как разменную монету в переговорах с Россией и правительством Асада.

Группировки, которые были перечислены выше, весьма разные, но объединяет их одно — в разной степени аффиллированность с Турцией и, мягко говоря, непростые отношения с «Исламским государством». Выше уже был упомянут конфликт между ИГ и «Джабхат ан-Нусрой» — именно он стал отправной точкой, после которой для исламистов любая фитна (гражданская война) перестала быть харамом (запретной). Различные группировки атаковали ИГ в январе 2014 года, стремясь нанести ему поражение, но сами попали в ловушку — на протяжении всего года ИГ воевало именно с ними, вытеснив более «умеренных» исламистов с захваченных ими территорий. С тех пор между ИГ и «сахаватами» (как прозвало ИГ все прочие группировки — в честь созданного американцами в Ираке ополчения для борьбы с исламистами) установилась непримиримая вражда, которая и стала основной причиной уже очевидного поражения исламистов в этой войне.

Вместе с тем что у ИГ, что у «сахаватов» появился отличный аргумент для оправдания собственных поражений. И особенно в этом упорствовали именно «умеренные» боевики — они умудрились провозгласить ИГ союзником режима Асада, а также заявить, что «организация "Давля" (ИГ) была создана "агентами России и Ирана", чтобы положить конец "революции благословенного Шама"».

Доходило до абсурдного — например, недавний прорыв остатков боевиков ИГ из котла на западе провинции Хомс на территорию, контролируемую «Хайат Тахрир аш-Шам», «сахаваты» объяснили опять же сотрудничеством режима и ИГ. И это несмотря на очевидные признаки того, что «хариджиты» (так ИГ называют сами «сахаваты») с боем пробивались через контролируемые силами Асада села.

В том же самом пропагандисты «сахаватов» пытались обвинить ИГ тогда, когда боевики попытались повторно выйти из окружения сирийской армии в котле уже под авиабазой Абу Духур и вновь прорваться на подконтрольную «Хайат Тахрир аш-Шам» территорию. Все это при том, что, если объективно сравнивать ИГ с базирующимися в Идлибе группировками, разница становится вполне очевидной: ИГ воюет по большей части не за интересы иностранных держав, а за свои, пусть и абсолютно средневековые, убеждения, а «Хайат Тахрир аш-Шам» и прочие банды — это буквальный синоним сателлита на службе у иностранных держав, в данном случае Турции.

Теперь же, когда остатки боевиков ИГ полностью раздавлены, главной интригой остается то, кого же далее будут винить в своих поражениях боевики «Хайат Тахрир аш-Шам» и других банд. Кандидат на эту роль уже появился: ХТШ через свое пропагандистское агентство «Ибаа» выпустило более 20 видеороликов, в которых разоблачало новую группировку «Джабхат Тахрир Сурия» (ДТС), якобы воюющую за деньги курдов.

В одном из последних заявлений ХТШ сравнила выступления полевых командиров группировок, вошедших в союз против «Хайат Тахрир аш-Шам», с речами пресс-секретаря ИГ Абу Мухаммада аль-Аднани, прямо указывая на то, что они якобы схожи и преступны по отношению как к ХТШ, так и ко всем мусульманам Сирии.

Впрочем, зачистка Идлибского гадюшника от сахаватов — это вопрос времени, который не зависит даже от политических игр между Россией и Сирией с одной стороны, и турецких партнеров — с другой. Скоро, очень скоро зеленым автобусам с исламистами будет просто некуда ехать.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло
Мир00:02 8 июня

Черный товар

Они ловят девочек и превращают их тела в фабрики детей. Младенцы идут на продажу