Новости партнеров

Не курите, ради Аллаха

Иран проиграл табаку. Остается только молиться

Фото: Amr Nabil / AP

Алкоголь запрещен, сигареты тоже. Молиться, поститься, слушать пятничные проповеди — такова, по мнению большинства наблюдателей, жизнь простых иранцев. «Лента.ру» уже рассказывала, что многие жители Исламской Республики тайно пьют спиртное и ругают власть. А еще иранцы массово курят, хотя в стране ведется активная антитабачная кампания: государство вводит ограничительные меры, призывает богословов и аятолл повлиять на мусульман с помощью Корана, проводит образовательные беседы.

Табак — харам

Тегеран. Пробка. Мужчина за рулем легковушки жадно затягивается сигаретой и выдыхает дым, стараясь сделать так, чтобы он попал на улицу и ни в коем случае не в салон. В этот момент из автомобиля в соседнем ряду показывается мужчина. На нем черный тюрбан — признак того, что носитель головного убора ведет родословную от самого пророка Мухаммеда. «Лучше бы ты о легких своих заботился так же, как о машине!» — кричит он. Курильщик оглядывается и каменеет: к нему обратился аятолла Саид Хасан Мойн Ширази. Он тут же тушит сигарету, выбрасывает ее и обещает никогда больше не курить.

Борьба с курением началась в Иране не вчера. Еще в 1890-х британские колонизаторы решили подмять под себя табачное производство в стране, а персидские власти не смели перечить. Короне предоставили право на производство, продажу и экспорт иранского табака на 50 лет: табачная корпорация Персии полностью перешла в пользование колонизаторов. Производители и торговцы были вынуждены продавать свой товар британцам, которые перепродавали его по своим ценам, согласованным с персидскими властями.

Это нанесло серьезный удар по табачной промышленности страны, в которой было занято более 200 тысяч человек. Значительная часть прибыли местных базаров шла именно от табака. Потеряв доход, в 1891 году жители городов начали массово протестовать против британской монополии. Тогда вышедших на улицы рабочих удалось утихомирить, обратившись к слову божьему: глава шиитского духовенства Мирза Хасан Ширази издал фетву о запрете курения табака в Иране. Хотя в Коране ничего не говорится о вреде курения, он сослался на слова пророка Мухаммеда «Не вредите себе или другим».

Фетву вскоре отменили, и иранцы со спокойной совестью вернулись к курению, не боясь прогневить Аллаха. Тем не менее табачные бунты вековой давности в дальнейшем способствовали развитию национально-освободительного движения против британских империалистов, которое завершилось исламской революцией и созданием в 1979 году Исламской Республики Иран.

Придя к власти, духовенство задумало новый этап борьбы с пагубной привычкой. Кампанию возглавил аятолла Саид Хасан Мойн Ширази. Он активно пропагандировал здоровый образ жизни среди прихожан, помогая словом справиться с никотиновой «ломкой». В то же время на государственном уровне активных мер не принималось вплоть до 2007 года.

Тогда антитабачные активисты добились от правительства принятия нового закона о запрете пропаганды курения. Документ стал одним из самых суровых в мире, его даже отметила Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Курение полностью запретили в любых общественных местах, в том числе в университетах, транспорте, кафе, барах и ресторанах. Ограничили рекламу табачных изделий на телевидении, в интернете, наружной рекламе; нельзя было использовать названия брендов сигарет в кино и печатных изданиях. По данным ВОЗ, сигареты стали менее доступны для населения в период с 2014 по 2016 год. Однако отмечается, что в среднем с 2008-го по 2016-й этот показатель не изменился.

«Наши успехи впечатляют, — поделился с изданием Foreign Policy пульмонолог Муххамад Реза Масхеди, глава иранской антитабачной ассоциации. — В помещениях больше не курят, спасибо образовательным кампаниям и СМИ». Масхеди признает, что религия сегодня оказывает меньшее влияние на умы народа, чем образование.

Вместе с тем религиозные методы все еще используются: основываясь на том же высказывании пророка, что и сто лет назад, аятолла Саид Хасан Мойн Ширази тоже издал фетву, запрещающую табакокурение. Он с энтузиазмом рассказал о своей коллекции сигарет: люди, бросившие курить, отправляют ему неиспользованные пачки с написанными на них номерами своих телефонов. «Спустя несколько месяцев я звоню, чтобы убедиться, что они окончательно бросили курить, — говорил он. — Многие и правда бросают».

Согласно информации Iranian Journal of Public Health, с 2005-го по 2007 год доля курящих в стране снизилась с 15,3 до 11 процентов. В то же время, по информации ВОЗ, в 2015-м курильщиками были 21,5 процента иранцев старше 15 лет. Министерство здравоохранения республики приводит более оптимистичные данные: 11-14 процентов. Несмотря на радость активистов и на жесточайший закон, за 11 лет количество курильщиков в стране заметно не изменилось.

Кому выгодно

Многие обвиняют в отсутствии прогресса правительство и принадлежащие государству табачные предприятия. Министр здравоохранения Хассан Газизад Хашеми обвинил в саботаже антитабачного закона министерство промышленности страны.

По его словам, Минпром, который контролирует фабрики по производству табака, заинтересован в продаже сигарет. Ведомство не желает повышать налоги, аргументируя это тем, что рост цен приведет к расцвету контрабанды или распространению наркотиков — например, метамфетамина. «Возможно ли вообще, что во всем мире повышение налога на табачную продукцию приводит к тому, что люди курят меньше, а в Иране все будет абсолютно наоборот?» — недоумевает Хашеми.

Ранее десятипроцентным налогом облагали всю местную табачную продукцию. Тем не менее в шестом пятилетнем плане экономического развития (на 2017-2022 годы) налог отменили. «Налог-то отменили, а цены остались на том же уровне. Теперь производители получают еще больше денег», — сетует Масхеди, глава иранской антитабачной ассоциации. Он считает, что если бы налог продолжили поднимать — как в странах, которые успешно борются с проблемой, — Минздрав мог бы ежегодно получать около 5,2 миллиарда долларов. Дополнительный доход можно было бы пустить на развитие медицины или строительство новой инфраструктуры, в то время как уменьшение числа курящих снизило бы давление на систему здравоохранения.

Критике подвергают и транснациональные табачные корпорации. Они продают Ирану лицензии на производство сигарет известных марок Winston, Kent и Pall Mall. Это не только саботирует попытки снизить употребление табака, но и наносит вред экономике страны. Американские санкции, которые ограничивают поставки в Иран множества товаров (например, лекарств и сельхозпродукции), отчего-то не касаются табака. Масхеди вспоминает, что однажды из-за санкций в его больницу не поставили специальные маски для лабораторных исследований туберкулеза, потому что США посчитали, что их можно использовать в военных целях. Зато в любом магазине можно купить американские сигареты.

По его словам, годовая выручка British American Tobacco и Japan Tobacco International от производства в Иране составляет около 21 миллиона долларов. Однако вместо обещанных 3000 рабочих мест на фабрике в провинции Альборз британская корпорация, например, трудоустроила всего 210 иранцев.

В антитабачной ассоциации также подвергают сомнению официальную статистику о количестве курящих. «Цифры, оценивающие вред от табака, зачастую неточны», — считает Хашеми. Действительно, по подсчетам специалистов, в год иранцы тратят на сигареты около 2,5 миллиарда долларов, при этом не учитываются траты на кальяны, кустарное производство табака также зачастую игнорируется. В результате на бумаге кажется, что правительственный запрет и деятельность ассоциации приносят пользу, но в реальности все обстоит иначе.

Кальян — сила

Курение плотно интегрировано в культуру Ирана: прибывшие в Исламскую Республику туристы нередко получают совет посетить кальянную или чайхану. «Это, как правило, мужские заведения, в которых можно и перекусить. Но главное времяпрепровождение — курение кальяна с различными ароматическими добавками», — писал ТАСС в статье, посвященной советам для путешественников, в 2016 году.

Ценители кальяна отмечают, что для иранцев курение «наргиле» (так здесь называют кальяны) — не ритуал, их курят везде и всюду, просто так, не вкладывая в процесс никакой мистики. «Они не считают кальян частью своей культуры, для них это самая что ни на есть бытовуха», — рассказывает на своем канале один из блогеров-кальянщиков. На специализированных форумах кальянщики отмечают, что, по их мнению, курят 80 процентов иранцев — и мужчины, и женщины практически всех возрастов.

Это неудивительно, ведь стоимость одного кальяна начинается примерно от двух долларов, а вариант люкс можно заказать всего за семь долларов. Его курят не только в чайханах, но и дома. По словам некоторых наблюдателей, среднестатистический иранец курит кальян два раза в день — после обеда и после ужина. Следует отметить, что большинство граждан страны убеждены в безвредности кальяна, ведь и местный табак, и древесный уголь — продукты «экологичные».

Купить табак для личного пользования тоже не проблема: в магазинах можно найти популярный сорт «Fume», который Иран поставляет в том числе в Россию. Несмотря на то что «Fume» — местный бренд, он, как и импортный табак, облагается акцизом. Безакцизный табак в стране вообще не продают, однако иранцы не слишком переживают по этому поводу и покупают немытый черный табак ручной работы на рынках. Таких дельцов в городах единицы, и товар у них могут купить все желающие. Местные говорят, что, несмотря на запрет, их деятельность никто не контролирует.

Запретить нельзя разрешать

Активисты бодро рапортуют об успехах антитабачной кампании, но данные международных организаций о количестве курящих не вселяют надежды на радикальные изменения. До сих пор непонятен статус курильщиков кальянов, а значит — ни о какой достоверной статистике говорить не приходится.

Насколько действенны попытки убедить иранцев во вреде курения — тоже сложно сказать. Бывший корреспондент ТАСС Александр Левченко, работавший в Иране с 2014-го по 2016 год, в материале для «Иран сегодня» отмечал, что за последний год правительство заметно ужесточило контроль за исполнением закона, подняло цены на сигареты и сделало упор на антитабачную пропаганду.

Однако порыв властей вновь потерпел крах: религиозные методы не действуют, а предпринимать экономические шаги власти не торопятся. Последний метод противников табака — образовательные кампании в школах: о вреде курения детям рассказывают начиная с шести лет. Но пока руководство Исламской Республики отказывается от проверенных экономических мер и твердит об «особом пути», иранцам, по-видимому, придется дышать дымом и умирать от рака легких.

Мир00:0114 августа

Чемпионат эмира

Эту маленькую арабскую страну ненавидят соседи. Она слишком много себе позволяет
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли