Новости партнеров

Плата за вход

Ради Европы украинцы готовы стать коммунистами и геями

Фото: Глеб Гаранич / Reuters

В украинских СМИ появились сообщения о том, что граждане страны прибегают к самым неожиданным способам получения статуса беженца в странах Евросоюза. Некоторые представляются членами Коммунистической партии Украины и беженцами с Донбасса, а другие просят убежища в ЕС как лица с нетрадиционной сексуальной ориентацией, притесняемые на родине. «Лента.ру» разбиралась в особенностях исхода украинцев за европейскими ценностями.

Новость о том, что в Европу охотно пускают «геев и коммунистов» вызвала бурную реакцию новостных изданий и соцсетей, где к этой информации поначалу отнеслись с известной долей иронии.

На самом деле, все новое — хорошо забытое старое. В свое время запрет компартии на Украине в 1991 году сыграл на руку тем, кто решил перебраться в Европу. Партбилеты компартии помогали украинцам, которые нелегально проникали в Евросоюз. В Италии, например, они обращались в местные профсоюзные ячейки, которые сотрудничали с самой массовой левой организацией страны — партией Rifondazione Comunista и аналогичными структурами. Вступая в их ряды, мигранты получали реальную помощь в реализации своего статуса.

Широкую известность получил один из членов Черновицкого обкома компартии Виорел Пучук, который за определенную сумму выписывал партбилеты трудовым мигрантам, направлявшимся в Италию и Грецию. Поговаривали, что эти «миграционные» билеты получили сотни вполне себе аполитичных буковинцев, с которыми корреспонденту «Ленты.ру» довелось пообщаться на нелегальной бирже труда в Милане, на площади имени Джузеппе Гарибальди.

События Евромайдана и последовавшая за этим война многократно увеличили количество людей, которые желали получить пристанище в Европе в качестве политических беженцев. Среди них были и самые настоящие левые, включая членов КПУ. Так, например, представители Львовского областного комитета Коммунистической партии Украины в городе Броды снабжали своих единомышленников партбилетами и специальными письмами для европейских товарищей, в которых рассказывалось об антикоммунистических преследованиях на Украине, о погромах западноукраинских офисов КПУ и репрессиях против ее активистов. По словам этих людей, «бегство коммунистов» не стало массовым явлением, но партбилеты действительно помогали — особенно на первых порах.

— Первые люди уехали сразу в 2014 году, — рассказывает Игорь, один из бывших активистов Социалистической партии Украины, который сотрудничал с коммунистами. — Или, правильнее сказать, бежали. В основном отправлялись к дальним и близким родственникам, которые давно работали в Италии. Хотя отношения с ними часто были не очень из-за разных позиций по поводу Майдана. Когда люди просили убежище, говорили правду: о том, что их оскорбляют на улице за взгляды, убеждения и партийную принадлежность. Бьют стекла, кого-то уволили. Статус беженцев получили все. В Италии с пониманием относились к тем, кто стал жертвой политических преследований. Я думаю, это потому, что в стране была фашистская диктатура. Хотя, с другой стороны, в Германии, где ситуация была еще хуже, украинским политэмигрантам были не очень-то рады.

Действительно, в разных странах ЕС по-разному относились к украинским беженцам. Страны центральной и северной Европы, как правило, отказывают украинским беженцам — поскольку там уверены, что новая Украина является свободным, демократическим и безопасным для жителей государством. Не говоря уже о нежелании принимать дополнительных мигрантов на фоне массового исхода беженцев с Ближнего Востока, пик которого пришелся как раз на 2014-2015 годы.

Так, по данным «Немецкой волны», большинство украинцев, которые подали прошение о получении убежища в Германии и ожидают решения по своему вопросу, заранее копят деньги из суточных, чтобы обжаловать с помощью адвоката вероятный отказ. Чаще всего это выходцы из Донецкой и Луганской областей, которые жалуются не только на последствия войны, но и на дискриминацию в других регионах Украины.

При этом поддержку украинским беженцам в Германии оказывают именно левые: «Представители фракции Левой партии в бундестаге считают, что убежище в Германии ищут главным образом те украинцы, которые по религиозным или иным причинам не желают служить в армии, но их доводы не принимаются во внимание военкоматами Украины. С точки зрения депутатов, на фоне, как они считают, «всеобъемлющей милитаризации страны» необходимо «уважать индивидуальное решение не принимать участие в военных действиях».

— Мы — фракция Левой партии — требуем, — заявила в интервью DW ее внешнеполитический эксперт Севим Дагделен, — чтобы людям, бежавшим от боевых действий и по идейным соображениям не желающим поддерживать братоубийственную войну на Украине, в полной мере предоставлялось убежище в Германии.

То же касается Восточной Европы: государства с откровенно антикоммунистической идеологией — такие, как Польша, Венгрия или Чехия, конечно, не стали бы оказывать поддержку украинским левым. Более того — демонстрация коммунистической символики может закончиться арестом, депортацией и штрафом.

Иным было отношение в странах европейского юга — в Италии, Испании, Греции и Португалии. Благодаря старым традициям левого и антифашистского движения здесь более лояльно относились к людям, которые представляли себя жертвами политических репрессий или войны в Донбассе. Вплоть до 2017 года, когда ЕС существенно ужесточил правила получения политического убежища для граждан Украины, большинство из них пытались остаться в Евросоюзе, выдавая себя за беженцев из зоны АТО. При этом они далеко не всегда являлись жителями Донбасса. Мигранты из центральной и западной Украины нередко придумывали себе фальшивые биографии, представляясь луганчанами и дончанами, демонстрировали снимки разрушенных снарядами зданий, выдавая их за свои дома, делали себе фиктивную прописку.

— Нас никто особо не проверял — особенно, что касается места жительства и каких-то моментов в биографиях, — рассказывает Александр, который жил в Киеве и в 2015 году получил вместе с двумя земляками политическое убежище на территории Греции. — Мы сказали, что живем в АТО, что наши дома обстреливают из «Градов». Рассказали пару историй, которые прочитали в газетах. Собралась комиссия, которая должна была рассматривать наши заявления на получение убежища. Я думал, что все прогорит, потому что мы плохо подготовились, отвечали невпопад — даже переводчица это заметила. Но нас расспрашивали, как это говорится, без пристрастия. Даже не спрашивали, кто нас обстрелял — ВСУ или ЛДНР? То ли были уверены, что стреляют украинцы, то ли им было все равно. Но мы все-таки получили убежище. Очень легко, как мне показалось. Хотя условия греческих лагерей для беженцев такие, что жить там просто нельзя. Они переполнены сирийцами, там иногда негде спать и нечего есть. Мы оттуда скоро сбежали.

Предоставление безвизового статуса для временных поездок в Евросоюз по биометрическим паспортам не поставило крест на подобных практиках — ведь беженцам-украинцам важно не только попасть в Европу, куда они прежде приезжали по туристическим визам, но и легализовать свое пребывание на ее территории. С этой целью украинцы по-прежнему представляются реальными или мнимыми жертвами войны.

— По моим данным, несколько жителей Львовской и Волынской областей, у которых уже есть биометрический паспорт, собираются уехать в Италию и попробовать получить статус политбеженца на основании членства в компартии и комсомоле, — рассказывает активист Соцпартии Игорь. — Почему они едут в Европу, а не в Россию? Ну, может быть, дело в том, что в Италии сейчас работает очень много украинцев, есть личные связи в плане работы и жилья. Кроме того, коммунисты не фанаты России. Это же стереотип. Их «сафарят» (преследуют) не за Россию, а за то, что они за мир в стране, за нормальные отношения с той же Польшей, против нациков, против власти.

Однако ужесточение миграционного законодательства ЕС, которое состоялось в 2017 году, фактически закрывает эту лазейку — поскольку большинство стран Европы, включая Испанию и Италию, больше не признают Украину государством, в котором поставлена под угрозу жизнь граждан.

Что же касается беженцев-геев, то для них эта дверь если и прикрылась, то не очень плотно. При этом источник «Ленты.ру» в украинском ЛГБТ-сообществе сомневается, что будет много желающих использовать именно такой статус.

— Некоторые известные мне люди уехали, но я не уверен, что они получают статус беженцев в качестве ЛГБТ, — говорит гражданский активист Максим. — Обычно речь идет о том, что на них нападали правые, а остальное рассматривается как бы в комплексе. Дело в том, что в отличие от России и Белоруссии Украина не считается на Западе страной, где сильно «прессуют» ЛГБТ. Хотя это кажется странным, ведь многочисленные нападения и негативное отношение к ним зафиксировано теми же европейскими неправительственными организациями.

По словам Максима, ЛГБТ-беженцам из Восточной Украины и Крыма помогает общественная организация «Инсайт». Им могут предоставить временное убежище в Киеве, для чего при поддержке иностранных НПО там оборудован специальный центр. А для ЛГБТ-крымчан, которых признают в Европе как украинских граждан, даже работает специальная международная программа помощи. «То есть, если человек заявил о том, что ему угрожают, ему действительно помогут выехать из Крыма в тот же Киев или в Евросоюз», — рассказывает Максим.

Сколько граждан Украины и жителей Крыма уже воспользовались такой возможностью — сказать сложно. Представители гуманитарных организаций скрывают данные своих подопечных едва ли не лучше, чем в программе «защиты свидетелей». Таким образом, если какие-то украинские мигранты действительно попытаются представить себя «геями», им будет весьма непросто легализоваться в этом статусе в качестве беженцев. Хотя, судя по репортажу в «Вестях», такие попытки могли иметь место. Впрочем, сейчас в Евросоюзе внедряют практику специальных лагерей для ЛГБТ-беженцев, первый из которых начал работать в Нюрнберге. Европейцы полагают, что в обычных лагерях этим людям находиться небезопасно. А раз так, то значит дорога в Европу для преследуемых ЛГБТ не закрыта. Надо только знать, где и как на нее выйти.

Бывший СССР00:0122 октября

Заря незалежности

Как в 90-е украинские националисты создали партию, церковь и штурмовые отряды
Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе