Новости партнеров

«Куда идут эти деньги — никто не знает»

Полиция по всей России платит дань начальству. Иначе не выжить

Кадр: фильм «Наша Russia: Яйца судьбы»

Коррупция в российской полиции давно стала притчей во языцех. Недавние сообщения СМИ о жалобах чеченских силовиков на поборы руководства вновь подняли эту проблему. Выплата дани начальству — проблема самых разных регионов России, этим сегодня занимаются практически во всех полицейских подразделениях: платят и с зарплаты, и с теневых доходов, от пары тысяч рублей до сумм с шестью нулями. Анатомию замкнутого круга «налогов на погоны» изучила «Лента.ру».

С кавказской широтой

В октябре минувшего года «Кавказский узел» рассказал о жалобах чеченских силовиков, недовольных тем, что их командиры «систематически и безнаказанно» забирают часть зарплаты у подчиненных.

«Дань с подчиненных собирают, можно сказать, все командиры, начиная с низшего и заканчивая высшим звеном. Просто это закрытая тема, и доказать подобные факты очень сложно», — сообщил изданию один из офицеров республиканского управления МВД. По словам офицера, у каждого сотрудника ежемесячно удерживают часть заработной платы.

«На праздники удерживают больше, в обычное время — меньше. Деньги якобы идут в один из чеченских фондов, хотя вряд ли туда уходит вся сумма. Чтобы в этом убедиться, можно просто посмотреть, как и где живут те или иные командиры и какие у них машины», — рассказал офицер. В качестве примера он привел случай, произошедший несколько лет назад в одном из районных отделов.

«Мой одноклассник работал в отделе полиции, и каждый месяц с них удерживали довольно значительную часть зарплаты. Начальство утверждало, что деньги идут в "кадыровский" фонд. Но как-то одноклассник приехал на работу с одним своим знакомым, близким родственником Рамзана Кадырова. Буквально на следующий же день его вызвали в бухгалтерию и выдали всю удержанную сумму, предупредив при этом, чтобы он ничего не говорил об удержаниях из зарплаты. Больше у него зарплаты не удерживали до самого увольнения», — сообщил полицейский.

Неудобные преступления

Сегодня дань, которой правоохранителей обкладывают их начальники, — это секрет Полишинеля: о порочной практике поборов в МВД знают, но доказательства этого в материалах уголовных дел встречаются крайне редко. Полицейские прекрасно понимают, что за любые действия в составе группы сроки куда больше. Расскажи страж порядка о том, что он вместе с коллегами раз за разом отдавал деньги наверх, — и будет как в известной поговорке: «Чистосердечное признание успокаивает душу, но удлиняет срок».

Второй нюанс в том, что теневые взносы внутри отделений полиции порой не передают из рук в руки, а переводят с карты на карту. Казалось бы, отследить эти транзакции несложно, если бы не одно «но»: подобные «серые» карты зачастую оформлены на случайных людей и часто меняются. По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, поставщики таких карт — «свои» сотрудники банков, причем те, кто оформляет бумаги, а не принимает решения. Нечистые на руку рядовые клерки оказываются очень полезны для всей системы поборов.

В ответ на официальный запрос «Ленты.ру» в МВД России сообщили, что только в 2017 году за поборы с подчиненных привлекли к уголовной ответственности ряд должностных лиц, в том числе замначальника УМВД России по Приморскому краю, руководителя одного из подразделений ОМВД по Волховскому району Ленинградской области, начальника МО МВД «Гусевский» Калининградской области и начальника отдела по работе с личным составом УМВД «Балашихинское» Московской области.

— Периодически полицейских начальников привлекают за поборы. Порой это итог хорошей работы оперативников, но бывает и иначе, — рассказывает собеседник «Ленты.ру». — Классический пример того, что происходит с подразделениями, отказывающимися делиться, был показан в начале «нулевых» на примере шестого отдела Московского уголовного розыска (МУР): сотрудники были задержаны в полном составе, и все получили длительные сроки за фальсификацию доказательств. Маленький нюанс: они ни по горизонтали, ни по вертикали никаких денег никому не передавали.

Более мягкий вариант воздействия на тех, кто не горит желанием платить дань начальству, — намеки на увольнение.

— Мой знакомый работает в одном из окружных подразделений Москвы, — рассказывает руководитель интернет-проекта «Омбудсмен полиции» Владимир Воронцов. — Говорит, что основная часть коллег обирает водителей, а он этому противодействует, поэтому в коллективе — белая ворона. Когда стало известно о грядущем сокращении в ГИБДД, ему сказали, что он попадет под него первый в отделе.

Взятки бывают разные

Основной стимул платить начальству — обещание покровительства и хорошего отношения. Впрочем, в том случае, если взяточник будет пойман, никакой помощи ему оказать не смогут: задержанием и возбуждением уголовного дела занимаются совсем другие люди — сотрудники УСБ (Управлений и отделов собственной безопасности) МВД России. Другой фактор, толкающий полицейских на уплату дани, — негласные порядки внутри подразделений.

— Нужна быстрая и качественная экспертиза? Оперативнику придется заплатить из своего кармана, — говорит источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах. — Если Москва — это 30 тысяч рублей, Подмосковье — в три раза меньше. За определенную мзду покупается перевод на другую должность, сдача нормативов по физической подготовке и так далее. Понятное дело, что никакой зарплаты тут не хватит. Вот и получается, что полицейский берет взятку, часть оставляет себе, а часть отдает наверх.

Все поборы в полиции можно разделить на два вида: дань с зарплаты и дань с нелегальных доходов.

С миру по нитке

Поборы с зарплаты полицейских умело завуалированы, не слишком велики по размерам и масштабны: они могут охватывать самые разные подразделения. Как раз на них жаловались чеченские силовики. К примеру, это могут быть выплаты за вступление в сомнительный профсоюз.

— Сотрудникам в Крыму раздали типовые бланки: заявление о вступлении в профсоюз и рапорт начальнику: «Прошу удерживать с моей зарплаты один процент на профсоюзные взносы», — рассказывает Владимир Воронцов. — Куда идут эти деньги — никто не знает. Никаких привилегий полицейским обещано не было: ни бесплатной юридической помощи, ни новогодних подарков детям, ни скидок на корпоративы. Ничего.

Другой пример — Вологодская область: там полицейским навязывали перечисление денег в благотворительные фонды. С них собирали ежегодные взносы на помощь ветеранской организации: по 600 рублей от сержантского и по 900 рублей — от офицерского состава. Закон о службе в полиции при этом содержит четкий запрет руководителям любого уровня склонять сотрудников к вступлению в любые общественные организации. Но, как показывает практика, запрет соблюдается не всеми и не всегда.

— Сотрудники до сих пор сталкиваются с поборами на спортивную организацию «Динамо», — говорит правозащитник. — Когда я служил, нам приходила бумага с требованием «активизировать работу по привлечению сотрудников» [в организацию]. Тогда сбор составлял 150 рублей ежегодно. Это, конечно, немного. Но если бы было так: вы платите, взамен получаете какую-то клубную карту, скидки в спортзалы, на спортивное питание, какие-то бесплатные секции… Но ничего этого не было. Приходила помощница начальника, собирала деньги, и никакой отдачи от этого мы не видели...

Размер поборов с зарплаты полицейских невелик — он редко превышает две тысячи рублей в год с одного сотрудника.

Дорожная романтика

Сотрудники ГИБДД чаще других сталкиваются с поборами, которыми начальство облагает их нелегальные доходы. Эта система проста и похожа на армейскую дедовщину: те, кто сегодня сидит в кабинетах, сами начинали «в поле», платили наверх и, возможно, получали за это какие-то бонусы. Оказавшись наверху, такие сотрудники как бы перемещаются по пищевой цепочке и поддерживают порочную практику поборов.

По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, инициатива по поборам в ГИБДД исходит от начальства — командира роты или начальника отдела: они подталкивают подчиненных брать деньги с нарушителей и заставляют делиться заработанным. Полученные деньги частично идут дежурным и дежурным по разбору, частично — наверх. Поскольку такие схемы не редкость, сотрудников ГИБДД ловят за взятки с завидной регулярностью.

— Сотрудники ГИБДД встречаются в СИЗО очень часто, — говорит Владимир Воронцов. — Был случай, когда особисты вскрыли их машину, внедрили в салон скрытую камеру и смотрели, как те нарушают закон. Три инспектора, ни о чем не подозревая, работали, собирали деньги, а камера все это писала.

По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, в отличие от 90-х годов, когда каждый отдел дорожной полиции должен был отправить наверх фиксированную сумму денег, сейчас в ГИБДД подобной практики нет.

В разных регионах коррумпированные инспектора ДПС каждую смену отдают наверх от 5 тысяч рублей до 500 долларов США.

Рыночные отношения

В последнее время на второе место после ГИБДД по поборам в неофициальном табеле о рангах выходят конвойные подразделения МВД. Если охрану внутри СИЗО несут сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), то доставляют арестованных на следственные действия и в суды сотрудники МВД, которые объединены в специальные подразделения. В структуре ФСИН в последнее время стали жестко закручивать гайки, устанавливать видеокамеры и использовать спецтехнику для контроля сотрудников, и спрос на нелегальные услуги конвойных подразделений тут же возрос. Ну, а спрос, как известно, рождает предложение. И, как следствие, некоторые руководители стали выстраивать рыночные отношения среди подчиненных.

— Подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков — это отдельная история, — рассказывает наш собеседник в правоохранительных органах. — Деньги там — не главный «платежный инструмент». Недавний скандал, поднятый правозащитниками на тему «ах, они подкидывали задержанным наркотики до минимальной дозы, необходимой для дела», вызвал гомерический хохот у группы товарищей, причастных к борьбе с коррупцией в системе МВД. Ни для кого из посвященных не секрет, что на самом деле ситуация выстраивается ровно наоборот: задержанному остается лишь тот «минимум плюс три десятых грамма», который делает состав преступления доказанным. Остальное исчезает без следа. Куда — думаю, объяснять не нужно.

Рыночные отношения у оперативников выглядят иначе: в общеуголовных группах начальству уходит 25-30 процентов теневого дохода, в отделениях борьбы с экономическими преступлениями (ОБЭП) — 30-60 процентов. Впрочем, там порой складывается и обратная ситуация, когда оперативникам платят сверху за «деликатные» поручения. В подразделениях, специализирующихся на борьбе с незаконным оборотом алкоголя, схема с поборами обозначается фразой «три на три» или «три трети»: треть — оперативникам, треть — начальникам, треть — проверяющим из параллельных структур.

Борьба с незаконным алкоголем — пожалуй, самая доходная сегодня сфера в системе полицейских поборов. Она приносит правоохранителям сотни тысяч, а то и миллионы рублей в месяц, которые затем распределяются между ними.

— Говорят, что система поборов заканчивается именно на начальнике, то есть из района в область или из области в Москву ничего не идет, — объясняет собеседник «Ленты.ру». — Впрочем, знающие люди относятся к этому скептически. Конечно, доказать что-то сложно, но очень заметно, как оперативник, назначенный из субъекта в центральный аппарат, за полгода меняет автомобиль на класс (а то и несколько классов) выше. Или как попавшие под следствие коррупционеры вдруг получают качественных адвокатов, а отбывать срок порой остаются в хозобслуге или на легких работах... Не бывает таких совпадений. Не бывает!

***

За официальным комментарием относительно ситуации с поборами в полицейских структурах «Лента.ру» обратилась в пресс-центр МВД России.

«МВД России на системной основе реализует комплекс мер, направленных на предупреждение коррупционных и иных правонарушений среди личного состава. В настоящее время не менее 75 процентов фактов взяточничества среди сотрудников полиции выявляется подразделениями собственной безопасности МВД России. Во всех случаях при получении информации о коррупционных проявлениях в подразделениях назначаются проверки. При подтверждении указанных фактов материалы в отношении виновных должностных лиц передаются в подразделения Следственного комитета России для привлечения их к ответственности», — сообщили в ведомстве.

В МВД отметили, что за противоправные действия подчиненных сотрудников в обязательном порядке несут персональную ответственность их непосредственные руководители, вплоть до увольнения из органов внутренних дел.

Руководство МВД России рассматривает каждый случай поборов как чрезвычайное происшествие, наносящее репутационный ущерб полиции, и требует от руководителей самых строгих мер дисциплинарного воздействия к виновным должностным лицам. При этом для предотвращения коррупционных правонарушений МВД России проводит профилактические мероприятия.

Ведомство призывает граждан при обнаружении признаков коррупционного поведения сотрудников органов внутренних дел обращаться на телефоны горячей линии МВД России: 8-800-222-74-47.

В полиции сегодня действительно существуют проблемы, но ведомство ведет с ними активную борьбу и не теряет надежды одержать победу. Данная публикация не преследует цели бросить тень на репутацию сотрудников правоохранительных органов, добросовестно выполняющих профессиональный долг.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!