«Они нас бьют комиксами, а мы будем бить докладами!»

США проиграли президентские выборы в России, но битва продолжается

Фото: Василий Дерюгин / «Коммерсантъ»

Каким образом западные политтехнологи пытались вмешиваться в российские президентские выборы 2018 года? Почему они не достигли своих целей и какие действия теперь следует предпринять российским властям? Этим вопросам был посвящен экспертный доклад, подготовленный директором Международного института новейших государств, политологом Алексеем Мартыновым, публицистом и общественным деятелем Арменом Гаспаряном и политологом Андреем Манойло. Презентация доклада состоялась в ТАСС. «Лента.ру» с удивлением выслушала доклад и испугала выступавших своими вопросами.

В пресс-руме ТАСС, где должна была проходить презентация доклада, посвященного вмешательству Запада в российские выборы, было непривычно тихо. Практически до официального начала мероприятия там, помимо корреспондента «Ленты.ру», была лишь пара человек. Потом подтянулись и другие журналисты, однако их было мало — зал не заполнился даже наполовину.

Наконец, в помещение бодрым шагом вошли политологи Алексей Мартынов и Андрей Манойло, а также общественный деятель Армен Гаспарян. «Здравствуйте, товарищи!» — поприветствовал собравшихся Мартынов и тут же перешел к делу.

Прежде всего он заявил, что доклад отражает собой консенсус российских специалистов в области политики и рассказывает о том, как «наши внешние оппоненты генерировали беспрецедентно мощную кампанию по делегитимизации президентских выборов и государственной ткани России вообще». Мартынов отметил, что попытки эти начались задолго до самих выборов, и привел в пример антидопинговый скандал, связанный с зимней Олимпиадой в Сочи 2014 года. «Казалось бы, какое отношение он имеет к выборам 2018 года? Как выяснилось, прямое», — многозначительно заметил он.

Мартынов рассказал, как «наши оппоненты» бросили все силы на давление на элиты, руководство России и избирателей. «Цель была одна: с помощью разнообразных технологий максимально снизить интерес к выборам, посеять разочарование, снизить электоральную поддержку главного кандидата — то есть президента Путина, который вопреки всем усилиям сокрушительно победил при беспрецедентно высокой явке», — констатировал он. Планы врагов России, по его словам, не удалось претворить в жизнь из-за чрезвычайно низкого уровня их экспертизы.

Впрочем, предупредил Мартынов, почивать на лаврах не стоит, так как супостаты не собираются бросать своего черного дела. «Просто согласиться с тем, что это бред сивой кобылы, и принести извинения они тоже не могут», — предостерег он. В числе мер, которые предпринимает Запад в рамках информационной войны, политолог перечислил дело Скрипалей и представление в Сенате США списка влиятельных россиян, против которых хорошо бы ввести санкции. Мартынов выразил уверенность, что все это — попытки Запада сместить чашу весов в свою сторону перед переговорами о разделении зон влияния в мире, которые неизбежны и альтернативы которым нет: «Будем договариваться о новой системе координат, как вести себя в мире».

При этом он заметил, что иногда методы «зарубежных партнеров» дают плоды — как, например, в 2011 году, когда «мы увидели недовольных людей на улицах». По словам Мартынова, тогда США попытались организовать госпереворот в России, «болотное дело, которое, как известно, было спроектировано американскими политтехнологами». «Специально для этого сюда даже посла прислали, который никогда не был до этого послом, как и после не будет», — заметил он.

Взявший слово общественный деятель Армен Гаспарян выразил согласие с Мартыновым и возмутился делом Скрипалей, доклад о котором в британском парламенте составил всего шесть страниц. По его мнению, это показало, «что если раньше международной политике необходимо было соблюдать какие-то грани приличия, подготавливать какие-то доказательства», то теперь в этом необходимости нет. «Для сравнения — самое громкое шпионское дело прошлого столетия, дело Вальтера Кривицкого, специальный доклад по которому в британском парламенте превысил 300 страниц», — продолжил Гаспарян.

Все это, по его словам, показывает, что Россию можно обвинять практически в чем угодно абсолютно безнаказанно и без имиджевых потерь, ведь все это подается под соусом того, что «российский народ сделал неправильный выбор». Гаспарян заявил, что Запад и далее будет продвигать «месседж о вечном комплексе русского народа, выбирающего рабскую власть». «Как известно, каждый год после 9 мая, когда проходит Бессмертный полк, 10 и 11 мая мы обязательно слышим из уст западных политиков про нашу с вами рабскую сущность и про неумение понять современную демократию вообще и западные ценности в частности», — отметил общественный деятель.

Андрей Манойло раскрыл схему действия западных политтехнологов более подробно. По его словам, как в 2008 году, так и в 2018-м основной целью информационной войны были не первые лица государства, не президент, а сам институт демократических выборов: «Ведь выборами занимаются чиновники, а, как известно, царь хороший — бояре плохие». Основной же целью агентов влияния, по словам Манойло, в 2018 году стали вовсе не россияне, а западная аудитория. Ее, как считает политолог, и убеждали в том, что выборы в России будут «несвободными, нелегитимными, недемократическими, независимо от того, как они пройдут».

В связи с таким характером спецопераций, по словам Манойло, российская внесистемная оппозиция так и не дождалась крупного финансирования с Запада, а если и получила его, то оно было «мизерным, символическим». Поэтому, как сказал политолог, оппозиционерам пришлось действовать в условиях недофинансирования и пытаться сорвать выборы при помощи специально подготовленных наблюдателей, которые пытались посеять хаос на избирательных участках. Впрочем, ничего у них не вышло.

По словам Манойло, внесистемная оппозиция очень обиделась на Запад: они считали, что в нее вновь закачают денег, «и они себя почувствуют как в 2012 году». «Тогда лидерам внесистемной оппозиции перевели приличные деньги, а они на эти деньги накупили новые автомобили и новые особняки. На оставшиеся копейки закупили белую ткань, нарезали из нее ленточек и сделали их символом протестного движения. На большее денег не хватило», — пояснил политолог.

Манойло отметил важность «вовремя давать ответ» на вероломные действия Запада, поскольку в ситуации, когда надо действовать, «мы, наши профильные министерства и ведомства, находимся в состоянии постоянных колебаний, многие надеются, что все и так рассосется». Он призвал к созданию «оперативных органов, способных мгновенно реагировать на любой вброс». Когда они появятся, Россия сможет одержать «реальную сокрушительную победу» над попытками Запада делегитимизировать российскую власть. Представленный же доклад, по словам Манойло, является первым шагом по созданию системы противодействия.

Его речь прервал Мартынов, посетовавший, что российские власти «продолжают играть с коллективным Западом в шахматы по правилам классического международного права, какого-то политеса, приличий», когда с нами не только не хотят играть, а даже разговаривать не собираются.

— Про нас снимали кино, знаешь, как в Голливуде: сценарий, какие-то интересные всякие штуки типа газа «Новичок», все очень такое киношное, липовое, комиксное, — обратился он к Манойло. — Надо понимать, в каких жанрах мы находимся. Если в таких, то нужно выстраивать контрмероприятия по этой линии, а не продолжать играть в шахматы и сокрушаться, как у нас многие: посмотрите, что же они делают, они перешли все границы приличия! Да, они перешли их! Им плевать на приличия!

— Пусть они пытаются нас бить комиксами, а мы будем бить докладами! — воодушевленно ответил Манойло.

Время пресс-конференции подходило к концу, но у корреспондента «Ленты.ру» накопилось к выступавшим много вопросов, один из которых он задал выступавшим: как же получилось, что на Западе такая плохая экспертиза по России? Что же, там одни идиоты сидят?

Мартынов обвинил во всем крушение школы американской советологии после распада СССР. Видно было, что ему и самому очень жаль: «Речь идет не о пяти полушпионах, это целая научная школа, внимательно изучавшая жизнь, историю СССР, поведение общества, его сегментов, национальных элементов в тех или иных ситуациях: война, мир, стихийные бедствия, политические процессы, — рассказывал политолог. — Сотни изданий в год! Это было публично, был экспертный обмен». Теперь же, по его словам, западные партнеры не видят российское общество. Они полагаются на мнение «некоторых людей — как правило, сбежавших от каких-нибудь уголовных дел экономического характера либо тех, кто в качестве собственной профессии выбрал псевдооппозиционность». «На самом деле никакие они не оппозиционные, это замечательные люди, которые пишут то, что от них хотят слышать, — не то, что на самом деле», — объяснил Мартынов.

Манойло, впрочем, заспорил с товарищем, сказав, что у американцев отличные политтехнологи и прочие специалисты. Он, однако, назвал их «мастерами одноходовок»: «Они настолько сильны, что действуют налетом. Налетели, не получилось, отскочили, подумали, снова налетели. Часто они начинают действовать, не успев подумать. Это проявлялось у них везде».

Пресс-конференция закончилась, но корреспондент «Ленты.ру» так и не получил ответов на многие свои вопросы и решил продолжить общение с Алексеем Мартыновым в кулуарах.

«Лента.ру»: Неужели западные спецслужбы вообще не работают?

Мартынов: Дело не в спецслужбах. Вот именно — никакая спецслужба подобную вещь закрыть не может. Более того, спецслужбы не занимаются экспертизой, они занимаются специальными мероприятиями со специальными целями, исходя из тех спецзадач, которые перед ними поставлены. А речь идет об экспертизе вообще. Чтобы понимать, с кем ты имеешь дело, тебе нужна экспертиза: как люди живут, что они думают, какая система политическая, какая система политических сигналов внутри, какие группы оказывают влияние и давление в тех или иных обстоятельствах на одного лидера, на другого, на главного... Такой экспертизы — как общество реагирует на те или иные вещи — у них нет.

Что же, они совершенно слепы?

Абсолютно! По факту — да. Такие огромные усилия — за последние три года они потратили огромное количество энергии, денег, человеческих ресурсов, медиаресурсов, еще чего-то…

И что, они действительно надеялись на успех?

Конечно! А иначе зачем они это делали?

На государственный переворот?

А зачем они это делали иначе? Для чего — чтобы поднять явку и результат Путина?

Но результат получается обратный?

В том-то и дело!

А вот вы говорили, что в 2011 году у них все получилось. Почему?

Хороший вопрос!

Есть ли у вас ответ?

Я думаю, что в 2011 году, во-первых, был фактор неожиданности для госструктур России. Во-вторых, не было достаточного количества антидота против подобных вещей.

Что это за антидот?

Не было перед глазами Украины, которая в результате превратилась в то, во что она превратилась. Не было навыка реагирования на подобные вещи. Тем не менее внутреннего государственного иммунитета хватило на то, чтобы государство устояло.

С тех пор у нас сильно закрутили гайки в разных сферах…

А какие варианты? Вариантов нет. Посмотрите, как закручены гайки, в том числе и в СМИ, в тех же самых США. Безумно!

Но как же мы им Трампа-то тогда избрали, а они у нас ничего поделать не могут?

Ну, слушай… Ладно, я пойду, я понял.

После этой реплики Мартынов быстро попрощался с немного опешившим корреспондентом «Ленты.ру» и поспешил к выходу. Что именно он понял — осталось загадкой. Возможно, ее разрешению будет посвящен очередной доклад Мартынова, Манойло и Гаспаряна.