Новости партнеров

Балтийский тупик

Европейские рельсы не дошли до Прибалтики. Помешали офшоры и болота

Фото: Наташа Писаренко / AP

Литовцы, латыши и эстонцы сообща взялись за проект века — создание железнодорожной трассы Rail Baltica. Новая ветка с узкой европейской колеей должна пройти через всю Прибалтику, соединив ее со странами Евросоюза и обеспечив транспортную независимость от России. Но проект, на который решено потратить миллиарды евро из фондов ЕС, сопровождают коррупционные скандалы и протесты экологов. «Лента.ру» разбиралась, как предвкушение больших денег мешает прибалтийским странам перейти на европейские рельсы.

Еще ближе к Европе

Исторически страны Прибалтики связаны друг с другом широкой железнодорожной колеей российского образца (1524 мм). Но местные политики давно рассуждают о необходимости перехода на европейскую узкоколейку (1435 мм) — таким образом, по их мнению, удастся стать чуть ближе к Европе. Еще в конце 2011 года премьер-министры Латвии, Литвы и Эстонии договорились учредить совместное предприятие трех государств RB Rail. Главная цель проекта — восстановление прямой связи стран Балтии с европейской железнодорожной сетью и региональная интеграция, за счет соединения Хельсинки через Таллин, Ригу, Каунас и Варшаву с Берлином. А в перспективе — продление этого маршрута до Венеции.

Общая стоимость проекта оценивается примерно в шесть миллиардов евро — и может возрасти до семи в случае выкупа у населения земель под трассу. Из общих затрат ЕС готов покрыть примерно пять миллиардов, а прибалтийские страны — остальное. Добиться европейской помощи удалось не в последнюю очередь благодаря усилиям тогдашнего вице-президента Еврокомиссии, являвшегося одновременно еврокомиссаром по делам транспорта, эстонца Сийма Калласа и европарламентария от Латвии Роберта Зиле.

Согласно Rail Baltica планируется пускать по девять пар международных пассажирских поездов в сутки. Предполагается, что от Таллина до Риги можно будет добраться за два часа и за 38 евро, а от Таллина до Вильнюса — за четыре часа и 76 евро. Но критики проекта указывают, что в современных условиях железнодорожные пассажирские перевозки не могут считаться делом прибыльным. К тому же до конца не ясно, во сколько обойдется содержание инфраструктуры Rail Baltica, станет ли она дотироваться, какие составы будут использоваться, по какой бизнес-модели станет работать перевозчик и откуда вообще он возьмется. А еще по сей день не утихают разговоры — проект якобы с самого начала предназначался для того, чтобы кто-то мог заработать или отмыть деньги на экспертных структурах, исследованиях, строительстве и т.д.

Оправдать доверие

Строительство Rail Baltica началось в Литве, и 28 августа 2015 года стало для республики знаменательной датой — по новой дороге впервые за семьдесят шесть лет в Каунас прибыл поезд из Польши. Но вот дальше дела у партнеров решительно не заладились — пошли споры о деталях будущего маршрута, а главное, о том, кто и как будет распределять подряды в рамках проекта. Затем возникли существенные разногласия по поводу персоналий членов правления RB Rail. Председателю комитета по делам туризма и транспорта Европарламента Майклу Крамеру даже пришлось пригрозить — из-за того, что прибалты никак не могут утвердить все детали проекта, они могут потерять выделенные им на него средства. Только после того как в ход пошли угрозы, соглашение все-таки подписали в начале прошлого года.

В странах Балтии общественность до сих пор выражает недовольство проектом. Во время международной конференции Rail Baltica Global Forum 2018, проходившей в Таллине в апреле, противники строительства собрались на митинг в центре города. Акция проходила под лозунгом: «Против проекта Rail Balticа, которая строится обманным путем». Поводом стало очередное исследование, на этот раз по окупаемости европейской трассы, сделанное активистами НКО «Открыто о Rail Balticа». Они обнаружили ошибку в четыре миллиарда евро в аналогичном исследовании окупаемости, сделанном ранее компанией Ernst & Young. Однако активистам не дали выступить на конференции — в итоге им пришлось рассказывать о своих выводах на улице.

По мнению члена правления партии «Зеленые Эстонии» Олев-Андреса Тинна, ошибка в докладе Ernst & Young была сделана специально, чтобы показать прибыльность Rail Balticа. «Авторы проекта просто взяли линейку и нарисовали прямую трассу из Таллина в Ригу — через болота и торфяники. Там очень сложно строить, а один только мост на два километра обойдется Эстонии примерно в три миллиона евро, — заявил политик. — Эти деньги проще просто утопить в болоте, потому что в Эстонии нет столько населения и такого количества грузов, чтобы возить по новой трассе в надежде на ее окупаемость».

Впрочем, «зеленые» и общественные активисты остались неуслышанными. Премьер-министр Эстонии Юри Ратас, выступая на Rail Baltica Global Forum 2018, заявил, что от степени успеха железнодорожного проекта будет зависеть уровень доверия к странам Балтии со стороны остальной Европы. Ратас считает, что Rail Balticа, как и другие транспортные проекты Евросоюза, должен быть приоритетом следующего долгосрочного бюджета ЕС после 2021 года. Строительные работы, по замыслам организаторов, продолжатся до 2023 года.

«Российский след»

Помимо упреков в экономической несостоятельности, балтийский проект имеет все шансы обрасти еще и коррупционными скандалами. Не так давно бывший начальник налогового управления российского концерна «ФосАгро» Игорь Сычев, получивший в Латвии статус политического беженца, обратился с заявлением в Полицию безопасности. Сычев просит расследовать якобы имеющие место связи члена правления предприятия Eiropas Dzelzcela linijas («Европейские железнодорожные линии»), реализующего в Латвии проект Rail Baltic, Андриса Линужса с офшорной компанией Parmas Corporation и ректором Санкт-Петербургского горного университета Владимиром Литвиненко, являющимся одним из крупнейших акционеров «ФосАгро». Бежавшая из России шесть лет назад дочь Литвиненко Ольга называет отца «теневым кассиром власти».

По мнению Сычева, связи Линужса с Литвиненко и офшором Parmas Corporation могут оказаться угрозой для безопасности не только Латвии, но и всего Евросоюза и НАТО. Также беглый россиянин упомянул о возможной связи Линужса с мэром Вентспилса Айваром Лембергсом, неоднократно выступавшим с критическими заявлениями по поводу внешней политики Латвии. Игорь Сычев призывает начать расследование и просит применить к нему программу защиты свидетелей, так как, по его словам, опасается за свою жизнь.

Следует отметить, что Игорь Сычев бежал из России в 2016 году после коммерческого спора с акционерами компании «ФосАгро» и обыска в его квартире. В интервью латвийской прессе он заявил, что в свое время помог компании отбиться от налоговых претензий на 700 миллионов долларов, а также добился выплаты от государства компенсации в размере рекордных 10 миллионов долларов. За это ему якобы были обещаны 1 процент акций «ФосАгро» и 13 миллионов долларов. Сычев утверждает, что обещанного не получил и был уволен из компании. Со своей стороны, «ФосАгро» считает все претензии Сычева «надуманными и необоснованными», в России в его отношении начато уголовное дело о вымогательстве. Основанием для возбуждения дела стал документ, переданный в полицию представителем «ФосАгро» Игорем Антошиным.

В сентябре было заявлено, что Высокий суд Лондона принял к рассмотрению иск Сычева. Ответчиками выступают «ФосАгро» как юридическое лицо, зампредседателя совета директоров холдинга Андрей Гурьев и председатель комитета по охране труда совета директоров компании Игорь Антошин. Также утверждается, что в качестве ответчика привлечен якобы связанный с Гурьевым и Антошиным сейшельский офшор Parmas Corporation и белизский офшор Avec Ltd. Сычев заявил, что через Parmas Corporation «ФосАгро» вела теневые расчеты. В свою очередь, Линужс, как утверждает выходящая на латвийском телевидении программа De facto, имел отношение к истории с возвратом денег, некогда выделенных на создание так и не построенных объектов недвижимости в Санкт-Петербурге. Причем, якобы Линужс настоял, чтобы для возврата этих средств использовался тот же самый офшор Parmas Corporation.

Линужс в свою очередь утверждает, что у него нет ничего общего и с акционерами «ФосАгро», кроме того, что он закончил Санкт-Петербургский горный университет, которым руководит Литвиненко. С Литвиненко он к тому же периодически встречался. Однако можно не сомневаться, что подозрения в адрес человека, имеющего прямое отношение к многомиллиардному европейскому проекту, не останутся в ЕС без внимания. И, возможно, в рамках этого расследования всплывут и другие пикантные подробности.

Бывший СССР00:0212 августа

Хинкальная дипломатия

Туризм, «Боржоми» и вино. Как складываются отношения России и Грузии после войны