Новости партнеров

Любовный фронт

О них мечтали все мужчины мира, но началась война

Ева Браун в купальном костюме
Фото: Keystone / Getty Images

Принято считать, что «у войны не женское лицо», и у этого поэтического постулата есть основания. Однако даже во время жестоких войн жизнь не прекращается: женщины наряжаются, красятся, по мере возможности развлекаются и даже крутят романы. Вторая мировая выбила из привычного русла миллионы людей, но самые яркие женщины военного пятилетия оставались на виду, мелькали в газетах, журналах, в кинохронике, задавали тон в одежде, украшениях и стиле жизни. «Лента.ру» выбрала полдюжины «трендсеттересс» 1940-х годов, среди которых — наследница престола, дизайнер, актрисы и авантюристки.

Елизавета II

Биография единственной по сей день живущей из знаменитых женщин времен Второй мировой известна всем и каждому: это британская королева Елизавета II. В войну страна, которой, пусть и номинально, правил ее отец, король Георг VI, вступила в 1939 году, когда принцессе Елизавете Александре Марии, или, как ее звали дома, Лилибет, было всего тринадцать лет. Годом позже, когда «странная война» для Британии сменилась вполне реальной «Битвой за Англию» с постоянными авианалетами, 14-летняя принцесса, уже официально считавшаяся наследницей престола, впервые обратилась к нации — 13 октября 1940 года она выступила по радио с речью, адресованной детям, пострадавшим от бедствий войны.

Начиная с 1943 года Елизавета стала совершать официальные визиты: как в одиночку, так и сопровождая свою мать-королеву. Она ездила в полки, тренировочные лагеря и госпитали. К будущей монархине было приковано внимание не только тех, кого она посещала, но и всего мира: ее постоянно снимали для кинохроники и газет. Принцессе пришлось познакомиться с правилами дресс-кода. Высокое положение позволяло ей даже в военное время носить пальто из натурального меха, элегантные, хотя и сдержанные, шляпки (по тогдашней моде напоминавшие берет с высокой тульей), туфли на каблуках и некрупный жемчуг, который считался уместным украшением для незамужней девушки.

Незадолго до своего 19-летия, в феврале 1945 года, будущая королева даже пошла в армию, точнее, вступила в женские отряды самообороны, так называемую «Вспомогательную территориальную службу». Елизавета получила звание лейтенанта, освоила профессию механика-водителя санитарного автомобиля и прослужила пять месяцев. После этого, даже уже став королевой, Елизавета II нередко самостоятельно водила машину.

Военное время, особенно когда непосредственная опасность для Британии миновала, не было препятствием для увеселений состоятельной публики. Елизавета участвовала в аристократических развлечениях, присутствовала на скачках и бегах, одеваясь по моде, но скромно: носила твидовые жакеты с брошами на лацкане, а полагающуюся по этикету на ипподроме шляпку заменяла шелковыми платками с цветными принтами, любовь к которым сохранила на всю жизнь.

В 1947 году принцесса вышла замуж за своего дальнего родственника Филиппа Маунтбеттена, в которого влюбилась еще совсем юной девушкой в 1939 году, во время официального визита в Королевский военно-морской колледж в Дартмуте, где учился Филипп. После окончания колледжа Маунтбеттен стал офицером военно-морского флота и прослужил в этом качестве всю войну.

Уоллис Симпсон, герцогиня Виндзорская

Своей короной Елизавета II обязана не только своему происхождению, но и дважды разведенной американской католичке Уоллис Симпсон. В 1934 году приятельница Симпсон Тельма Фернис, любовница наследника британского престола принца Уэльского Эдуарда (дяди Елизаветы), познакомила с ней своего возлюбленного — и это привело к серьезным последствиям как для нее самой, так и для короны.

Эдуард страстно полюбил Уоллис и, когда в 1936 году стал королем, после недолгих размышлений отрекся от престола за себя и гипотетических потомков (которыми в итоге так и не обзавелся). В обращении к нации он заявил, что считает «невозможным исполнять обязанности короля без помощи и поддержки женщины, которую он любит», а Симпсон, как неучтенный и шокирующий фактор мировой политики, попала на обложку журнала Time. Король отрекся, дождался развода возлюбленной и женился на ней в 1937 году. Супруги получили титул герцогов Виндзорских, младший брат Эдуарда стал королем Георгом VI, а его дочь Лилибет — наследницей престола.

Уоллис Симпсон было мало звания герцогини: ей хотелось блистать и делать мировую политику. В американском ФБР считали, что Симпсон интимно дружила с Иоахимом фон Риббентропом, послом Третьего рейха в Великобритании, и передавала ему секретные данные, полученные в постели от будущего мужа, короля Эдуарда VIII. Не исключено, что у этих подозрений были основания: до начала Второй мировой парочка успела познакомиться с Гитлером, после 1 сентября 1939 года супруги жили во Франции, затем во франкистской Испании и в Португалии, откуда, по данным ФБР, герцогиня снова связывалась с Риббентропом и передавала ему информацию, имевшую стратегическое значение.

Все это чрезвычайно не нравилось премьер-министру воюющей Великобритании Черчиллю, который, при содействии короля-патриота Георга VI, вынудил герцогскую чету удалиться в почетную ссылку на Багамские острова, где Эдуард стал генерал-губернатором. Более Симпсон, которой, наряду с авантюризмом, нельзя было отказать в житейском практицизме, в политику не вязалась, ограничившись разведением мопсов, покупкой эксклюзивных драгоценностей и чрезвычайно элегантных нарядов от ведущих дизайнеров, включая Шанель и Баленсиагу.

Она сама набрасывала эскизы своих украшений и нарядов, любила красивые вещи, но почти не пользовалась декоративной косметикой. До самой старости герцогиня сохранила отличную осанку и худощавую фигуру. Поговаривали, что она продолжала крутить романы, в том числе с владельцем модных универмагов Woolworth. После смерти Уоллис Симпсон в 1986 году ее богатейшую коллекцию драгоценностей распродали с аукционов, причем эстимейты некоторых лотов превышали миллион долларов.

Валентина Серова

Советская актриса Валентина Серова была одной из прим сталинского кинематографа, но прославил ее и превратил в символ своего времени не сценический дар, который многие критики признавали спорным, а любовь к ней очень заметных мужчин, настоящих, как сказали бы сейчас, секс-символов предвоенных и военных лет. В 1938 году молоденькая (по паспорту ей было 19, а фактически 18 лет: она приписала себе полтора года, чтобы поступить в Центральный техникум театрального искусства) актриса вышла замуж за Героя Советского Союза летчика-испытателя Анатолия Серова, который был почти на десять лет ее старше, а уже через год овдовела.

Привлекательную (не столько красивую, сколько сексуальную) вдову знаменитого аса, перекрасившуюся из природной брюнетки в роковую блондинку, не забыли, приглашали в фильмы и постановки. В театре ее увидел фронтовой корреспондент, поэт и начинающий писатель Константин Симонов. В 1940 году, когда СССР еще не вступил во Вторую мировую, но уже активно к ней готовился, Симонов стал настойчиво ухаживать за Серовой и оставил ради нее свою вторую жену. Серова же снялась в фильме «Сердца четырех», где ее строптивая героиня влюбляется в бравого офицера. Этот фильм, хотя вышел на экраны с большим запозданием, сделал Валентину Серову секс-символом советских 1940-х годов: она носила на экране платья, подчеркивающие талию и пышную грудь, и экстравагантные шляпки, а красоту ее пухлого капризного рта не могла скрыть даже черно-белая пленка.

Роман военкора и актрисы, в сущности, разгорелся благодаря войне: Симонов ушел на фронт и написал там настоящий гимн любви и страсти в разлуке, стихотворение «Жди меня». Оно расходилось по окопам в списках и стало не только хрестоматийным, но и всенародно любимым. Позже поэт включил его в поэтический сборник «С тобой и без тебя», один из шедевров советской любовной лирики. А Серова, в свою очередь, снялась в роли верной жены в фильме с тем же названием, снятом по сценарию Симонова.

При этом в артистических кругах ходили слухи, что в реальности актриса отнюдь не олицетворение верности: ей приписывали роман с крупным военачальником маршалом Рокоссовским (кстати, тоже видным и интересным мужчиной). Тем не менее она приезжала к мужу на фронт, а затем сопровождала его в заграничных командировках. После войны слава Серовой увяла: она злоупотребляла алкоголем, ее все реже приглашали сниматься и играть и, несмотря на рождение после войны их общей с Симоновым дочери, в 1957 году брак с писателем распался.

Марлен Дитрих

Уже во время своего первого публичного выступления будущая кинозвезда и секс-символ своего поколения шестнадцатилетняя Марлен Дитрих шокировала публику, надев мужской костюм: в 1917 году она вышла на сцену на благотворительном концерте Красного Креста и сыграла на скрипке «Голубку» Себастьяна Ирадьера. В дальнейшем в жизни одной из самых необычных женщин XX столетия было мало благотворительности и еще меньше голубиной безмятежности.

Она сделала себе имя на родине, в Германии. Ее прославил фильм Джозефа фон Штернберга «Голубой ангел». Актриса, которую режиссер увидел в мюзик-холльном ревю «Два галстука», сыграла в «Ангеле» главную роль Лолы-Лолы и моментально стала звездой. Картина вышла в 1929 году, а уже в 1930-м Марлен подписала контракт в Голливуде, с компанией Paramount Pictures, и это стало началом ее разрыва с Германией.

В 1936 году она отказала Геббельсу, звавшему ее сниматься в Третьем рейхе за баснословные по тем временам гонорары (200 тысяч рейхсмарок за фильм), в 1937 году подала прошение об американском гражданстве (заодно, в отличие от Серовой, сбросив себе три года, ибо ей было к тому моменту уже 36), а в 1939-м, незадолго до начала Второй мировой, получила его. В Германии она никогда больше не жила.

Дитрих крутила романы с известнейшими людьми своего времени, например, с Эрихом Марией Ремарком (писатель при этом был женат) и любила эпатировать публику: например, ходили легенды, что в 1931 году мэр Парижа потребовал от актрисы покинуть город потому, что она ходила по улицам в брюках. Так или иначе, она активно популяризировала женские брюки: модель из тонкой струящейся ткани с широкими и длинными, в пол, штанинами называлась «а-ля Дитрих». Актриса сидела на жестких диетах, удалила часть зубов, чтобы щеки выглядели впалыми, и выщипывала волосы вверху лба, чтобы удлинить овал лица.

Хотя она стала звездой задолго до начала Второй мировой, война прибавила ей славы. Три года, начиная с марта 1943-го, она выступала в «агитбригадах» United Service Organizations перед войсками союзников в их расположении в Северной Африке, Италии и Франции. Что характерно, в военное время актриса носила форму не с брюками, а с юбкой. По словам Дитрих, фронтовые выступления были «единственно важным», что она «когда-либо сделала». За трехлетний перерыв в кинокарьере и смелость (в поездках даже по фронтовым тылам все же был риск), она получила американскую медаль Свободы и звание кавалерственной дамы (затем офицера и командора) французского ордена Почетного легиона.

Ева Браун

Любовница, а затем — несколько дней перед двойным самоубийством — законная жена нацистского лидера Адольфа Гитлера Ева Браун не прославилась ничем, кроме своей связи с фюрером, но этого факта было достаточно, чтобы нелепо погибшая немка попала во все учебники истории и тома научно-популярной литературы. Молоденькая и смазливая ассистентка мюнхенского фотографа Генриха Гофмана встретила будущего фюрера в ателье своего патрона в 1929 году, когда ей было 17, а Гитлеру 40.

Старый холостяк Адольф сделал девушке пару комплиментов, приходил к Гофману с шоколадками для Евы. Ни к чему не обязывающее общение длилось года три, однако осенью 1932 года Браун внезапно совершила шумный демарш: выстрелила в себя из пистолета и позвонила врачу, которого хорошо знали и Гофман, и Гитлер. Последний расчувствовался и заявил, что, раз юное создание так в него влюбилось, он должен заботиться о Еве. После этого Браун стала частью гитлеровской свиты, жила в его загородном доме в Оберзальцберге, но не выпячивала свою роль в жизни фюрера, оставаясь в тени.

Однако в 1935 году, когда Гитлер уже стал полноправным правителем страны и перестал бывать у любовницы, Браун форсировала события испытанным ранее способом: снова совершила попытку суицида. Адольфу стало неловко, и он приблизил Еву к себе. Так, по воспоминаниям нацистского историка Ганфштенгля, в конце 1935 года Еву Браун официально пригласили на съезд нацистской партии, куда она явилась в «дорогих мехах». Возмущение «порядочных жен» нацистов во главе с Магдой Геббельс Гитлер грубо пресек.

После 1935 года Гитлер поселил ее сначала в удобной вилле в районе Богенхаузен (интерьер ее спланировал архитектор Пауль Троост, в доме, помимо акварелей Гитлера, имелись коллекция произведений искусства, бомбоубежище и даже один из первых в стране телевизоров), а затем в своей резиденции Бергхоф. Там она много снимала (ее бывший шеф Гофман выкупал снимки), позировала фотографам (иногда в купальном костюме), а также мечтала о карьере в Голливуде. Она сидела на диете и постоянно меняла наряды, выписывала из Италии туфли на высоком каблуке и ярко красилась: по воспоминаниям современников, это бесило Гитлера, который предпочитал дам без макияжа, вроде Уоллис Симпсон.

Накануне падения Берлина в апреле 1945 года Браун без разрешения Гитлера покинула Бергхоф и водворилась в его берлинском бункере, где 29 апреля чиновник гауляйтера города зарегистрировал ее брак с фюрером. На импровизированную церемонию бракосочетания Ева Браун явилась в черном шелковом платье с золотыми украшениями, заколкой и часами с бриллиантами. На следующий день чета покончила с собой, причем Ева перед смертью подарила одной из секретарш Гитлера Траудль Юнге шубу из чернобурки.

Габриэль Шанель

Знаменитого французского модельера Габриэль Шанель, как и ее клиентку Уоллис Симпсон, обвиняли, и небезосновательно, в сотрудничестве с нацистами. В ее оправдание можно сказать только, что, если Симпсон, у которой и без того было все, включая гарантии благополучия и безопасности, связывалась с ними из авантюризма, то Шанель — ради выживания и спасения близкого родственника.

После начала Второй мировой американские и британские клиентки Мадемуазель Коко покинули Париж, а сама она закрыла модный дом и магазины. Спустя год племянник Коко Андре попал в плен к нацистам. Своих детей у модельера не было, и она решила спасти племянника. Будучи женщиной практичной и практицизма ради не раз пренебрегавшей этикой, она связалась со своим приятелем, нацистским дипломатом Гансом Гюнтером фон Динклаге. Андре освободили, а Габриэль, которой уже перевалило за 55, по некоторым данным, стала спать с фон Диклаге.

Так это было или нет на самом деле, доподлинно неизвестно, но не исключено: Коко была стройна, безупречно элегантна и главное — она была легендой, своего рода секс-символом и своеобразным трофеем: среди ее любовников числились великий князь Дмитрий Романов и герцог Вестминстерский. Не исключено также, что она пыталась выполнять шпионские поручения: в архивах нацистских спецслужб сохранились планы спецоперации — в рамках которой Шанель, хорошо известная в британских аристократических кругах, должна была в 1943 году съездить в Испанию и встретиться с Черчиллем. Британский премьер был не дурак и сказался больным, встреча не состоялась, как и шпионская карьера Коко.

Впрочем, благодаря неуспеху своих миссий, модельер избежала серьезного наказания за коллаборационизм, когда союзники изгнали нацистов из Франции. На недолгий срок в 1944 году Шанель попала под арест, но все тот же Черчилль заступился за нее. Габриэль отпустили при условии отъезда в эмиграцию. Она уехала в Швейцарию и вернулась на родину (и в модный бизнес) только в 1953 году.

Ценности00:0214 августа
Лиля Брик

Новые богини

Самые сексуальные, богатые и опасные женщины эпохи гангстеров и джаза